Как работала в годы войны геббельсовская пропаганда
Память История и события

    В конце августа в Риге состоялось официальное открытие Центра компетенции стратегической коммуникации НАТО (STRATCOM). Как отмечают эксперты, одной из задач центра станет пропагандистская работа, направленная в том числе и против России.

    «С коммуникацией или пропагандой возможно выиграть войну без войны. То есть мы должны только, скажем так, переубедить людей, чтобы они потеряли свою волю, они не хотели защищаться, они ненавидели свое государство», – заявил на церемонии в интервью Первому балтийскому каналу бывший министр обороны Латвии, депутат Европарламента Артис Пабрикс.

    Похожая работа в годы войны велась в фашистской Германии, где под крылом ведомства доктора Геббельса был создан могущественный «медиахолдинг», главными задачами которого как раз и являлись возбуждение у советских солдат и гражданского населения ненависти к государству и слом воли к сопротивлению…

    Винета – так согласно средневековым европейским источникам именовался полулегендарный торговый центр славян-язычников, расположенный на одном из островов в устье Одера. В середине XII века этот крупный и богатый город был уничтожен датчанами. В 1941 году слово «винета» приобрело еще одно значение. Под этим наименованием скрывалось одно из самых необычных подразделений Имперского министерства пропаганды доктора Геббельса. Здесь служили многочисленные представители российской эмиграции; чуть позднее в организацию начали периодически направляться также бывшие советские военнопленные и перебежчики.

    «Винета» была ответственна за изготовление на языках народов СССР брошюр, листовок, газет, плакатов, грампластинок, а также за вещание так называемых черных радиостанций и кинопропаганду. Вплоть до самого конца войны «Винета» являлась одним из основных рычагов нацистских специалистов «по промывке мозгов» на Восточном фронте…

    Одной из самых важных и коварных задач нацистской пропаганды с началом войны стало психологическое воздействие на войска и население Советского Союза – с помощью методов, уже опробованных на гражданах рейха. В ход шло все: тщательно подобранные факты из большевистской действительности умело сочетались с откровенной ложью, подтасовками и фальсификациями.

    Идеи и лозунги коричневых пропагандистов должны были помочь вермахту сломить сопротивление Красной Армии, пробудить в командирах и солдатах РККА чувство тревоги и неуверенности, недоверия по отношению к советскому руководству, посеять панику, разжечь ненависть к политработникам и представителям национальных меньшинств. Гражданскому населению внушалось, что крах большевизма неминуем, а потому следует смириться и сохранять лояльность «новому порядку».

    Во внутренних документах подчиненные Геббельса вполне откровенно отмечали: «Пропаганда разложения – грязное дело, не имеющее ничего общего с верой или мировоззрением. В этом деле решающим является сам результат. Если нам удастся завоевать доверие противника тем, что мы обольем грязью своего фюрера и его сподвижников, свои методы и свое мировоззрение, и если нам удастся проникнуть в раскрывшиеся для нас души солдат противника, заронить в них разлагающие лозунги (совершенно безразлично, будут ли это марксистские, еврейские или интеллигентские лозунги, лишь бы они были действенны), то этим будет достигнуто гораздо больше, чем самой доходчивой проповедью о большевистской опасности и плутократической системе».

    Ключевое место в проведении подобной деятельности и отводилось организации «Винета». Это подразделение министерства пропаганды было сформировано в самом начале 1941 года и вплоть до германского вторжения в СССР носило строго секретный характер (рядовые сотрудники «Винеты» находились на казарменном положении, без всякой связи с внешним миром). Идея создания подразделения принадлежала доктору Эберхарду Тауберту, начальнику восточного отдела министерства пропаганды. К тому времени Тауберт уже был известен как один из создателей печально знаменитой нацистской киноагитки «Вечный жид», а в ведомстве Геббельса он считался главным специалистом по Советскому Союзу.

    «Винета» разместилась в здании бывшего иранского посольства в Берлине, на Виктория-штрассе, 10. Руководителем подразделения был назначен доктор Генрих Курц. В ноябре 1941 года он передал свои полномочия Теодору фон Радлоффу, которого, в свою очередь, сменил доктор Ганс Хумпф. В конце войны «Винету» возглавил уроженец Москвы, историк Герман Грайфе.

    К работе в «Винете» нацисты сумели привлечь значительное число коллаборационистов. Все они были распределены по национальным секциям, представлявшим почти все республики и самые крупные народы СССР. Здесь «трудились» прибалты, украинцы, белорусы, представители среднеазиатского и кавказского регионов. Однако самым большим отделом «Винеты» стал русский, численность которого достигала, по некоторым оценкам, нескольких сотен сотрудников. Возглавил этот отдел Александр Павлович Альбов (1902–1989), в прошлом подпоручик Измайловского полка и георгиевский кавалер. В конце войны он был назначен начальником отдела пропаганды военно-воздушных сил власовского Комитета освобождения народов России (КОНР), а после 1945 года натурализовался в США.

    За вербовку русских эмигрантов в «Винету» непосредственно отвечал генерал Василий Бискупский, руководитель «Бюро для русских беженцев в Германии». Надо сказать, что в тяжелых военных условиях, при фактическом отсутствии нормальной работы, очень многие эмигранты, в том числе и не разделявшие идеи нацистов, вынуждены были соглашаться на предложение Бискупского.

    К примеру, в январе 1942 года на службу в «Винету» в качестве переводчика поступил Сергей Набоков, родной брат известного писателя. Интересно, что Сергей Владимирович незадолго до этого был арестован властями за гомосексуализм. Однако за отсутствием прямых доказательств он был выпущен на свободу и в поисках куска хлеба оказался на Виктория-штрассе. В ноябре 1943 года Набокова повторно арестовали, бросили в концлагерь Нойенгамме, где незадолго до окончания войны он и умер от голода.

    Впрочем, были среди эмигрантов и те, кто пошел на работу в «Винету» вполне охотно. В первую очередь речь идет о членах Национально-трудового союза нового поколения (позднее – Народно-трудовой союз, НТС). «Новопоколенцы» были единственной крупной политической эмигрантской организацией, которая пошла в 1941 году на сотрудничество с нацистами, в частности с германскими пропагандистскими, разведывательными и карательными органами. Более того, до определенного момента немцы сквозь пальцы смотрели на то, что члены НТС проводят на подконтрольных Германии территориях свою политическую работу и вербуют в свои ряды бывших советских граждан.

    Рядовым соратникам союза руководство внушало мысль о том, что сотрудничество с нацистами носит лишь тактический характер. При этом известно множество примеров, когда «новопоколенцы» оказывались напрямую замешаны в кровавых преступлениях оккупантов.

    Итак, в «Винету» поступило немало членов НТС. К примеру, Игорь Новосильцев и Борис Брюно заняли здесь должности дикторов, Алексей Шермазанов стал переводчиком, Сергей Иегулов – редактором, Андрей Боровский – корректором, Георгий Широбоков заведовал материальной частью, Юрий Изместьев числился просто как «сотрудник».

    По воспоминаниям первого руководителя «Винеты» Г. Курца, в середине августа 1941 года к работе стали активно привлекаться бывшие советские военнослужащие: «На втором этаже здания на Виктория-штрассе мы создали небольшой лагерь военнопленных. Со временем здесь стали появляться очень известные военнопленные, среди них – примерно в октябре 1941 года – сын Сталина, майор артиллерии, попавший в плен на участке группы армий Центр. После того как сын Сталина был однозначно опознан бывшей секретаршей Клары Цеткин, начали готовить большую радиопрограмму с его участием… Особенно примечательным было то, что сын Сталина позволил себе пренебрежительные замечания о советском руководстве и смысле войны».

    Большая часть привлеченных к пропагандистской работе военнопленных (в основном они сочиняли статьи для газет, адресованных их соотечественникам) спустя непродолжительное время были вновь возвращены в лагеря. Однако кое-кто смог доказать свою «полезность» и даже сделать «карьеру». К примеру, бывший полковник РККА Георгий Ильич Антонов окончил школу пропагандистов в Дабендорфе, стал вербовщиком в ряды власовского движения, а в конце войны занимал высокие должности в штабе вооруженных сил КОНР.

    Один из бывших военнопленных, ставший коллаборационистом, Михаил Самыгин, после войны вспоминал: «Многие из нас работали на «Винету», за заказанные тексты они платили хорошо».

    Примерно с середины войны в организацию стали привлекаться люди, хорошо зарекомендовавшие себя на работе на оккупированных территориях. Одним из них стал агент СД и непримиримый антисемит Лев Дудин, до этого редактировавший киевскую русскоязычную газету «Последние новости». В своих мемуарах он откровенно отмечал, что «каждый номер газет и почти каждая передача по радио для «освобожденного» населения Советского Союза должны были обязательно включать материалы антисемитского характера… Антиеврейская пропаганда была тем козырным тузом, который должен был нанести политически смертельный удар по большевизму».

    Еще один сотрудник «Винеты» из числа коллаборационистских журналистов, Аркадий Каракатенко, свидетельствует: «Немцы держали меня в резерве для политической работы, предоставили мне домик в деревне и прочее». По словам Каракатенко, к концу войны в организации работали «около 3000 человек, включая множество пустышек, именовавших себя профессорами, много актеров».

    В число изначальных задач «Винеты» входило изготовление плакатов, табличек и объявлений, которыми снабжались германские войска после начала войны против Советского Союза. К этому добавлялась подготовка пропагандистских материалов, в том числе листовок, тезисы для которых присылались из министерства пропаганды. Также готовились радиопередачи пропагандистского содержания. Кроме того, была создана группа для транскрипции географических названий на картах генерального штаба из кириллицы в латиницу.

    Г. Курц вспоминал: «Расширение задач повлекло за собой и кадровое расширение ведомства. Масштабные закупки сопутствующих материалов, в том числе больших запасов шнапса и сигарет всех разновидностей, привели к возникновению коррупционных проблем… В аппарат «Винеты» стал все в больших количествах проникать и женский элемент, что сопровождалось отвратительными побочными явлениями».

    В первые часы после начала германской агрессии против СССР работники «Винеты» начали радиотрансляции, которые состояли из обращения министра по делам оккупированных восточных территорий Розенберга и призыва Геббельса к населению непосредственно за линией фронта.

    Все первые месяцы войны радиопередачи велись на шести языках (русском, украинском, белорусском, эстонском, латышском и литовском). При этом основное внимание было уделено обращениям к потенциальным перебежчикам и пропаганде «преимуществ» плена.

    Надо сказать, что силы и средства нацистской радиопропаганды в 1941 году выглядели довольно внушительно. Для вещания на военнослужащих РККА и население, находящееся в советском тылу, было задействовано 35 радиоцентров мощностью до 150 киловатт. Существенную проблему для радиопропагандистов «Винеты» представляло то, что в Советском Союзе почти отсутствовали адекватные средства радиоприема. Квартиры обычных граждан были оснащены проводным радио и, следовательно, закрыты для «вражеских голосов». Современные радиоприемники в СССР были доступны только семьям, обладавшим высоким статусом в советском обществе, а также относительно немногочисленным радиолюбителям.

    После начала войны советскими властями было приказано сдать все радиоприемники под предлогом того, что эфир переполнен «антисоветской и профашистской пропагандой». Бывший коллаборационист Пётр Палий, попавший в немецкий плен в июле 1941 года, свидетельствует, что ему, еще будучи майором РККА, удалось ознакомиться с содержанием этой пропаганды: «Я прошелся по диапазону. Вот послышалась русская речь, оркестр заиграл «Полюшко-поле»… И вдруг: «Убийца, параноик, бешеная собака и беспринципный террорист…» – на чистом русском языке, спокойно и четко говорил кто-то.– «За что вы боретесь… Кого вы собираетесь защищать ценой своей крови, своей жизни? Коммунистов? Жидов?»

    Несмотря на то что при отступлении Красной Армии имелась четкая инструкция, согласно которой радиостанции должны уничтожаться в первую очередь, вермахту удалось захватить радиоцентры в Риге, Вильнюсе, Кишинёве, Минске, Львове и Киеве без серьезных повреждений и ввести их в строй. В последующем радиостанции и радиоузлы заработали почти во всех относительно крупных оккупированных городах.

    Наибольший интерес вызывают попытки сотрудников «Винеты» вести так называемую черную пропаганду, когда вещание осуществлялось как бы от лица антисталински настроенных марксистов, троцкистов, монархистов, националистов и т. д.

    Одну из таких радиостанций возглавил Карл Иванович Альбрехт (1897–1969), впоследствии оставивший об этом эпизоде своей бурной биографии достаточно подробное свидетельство. Надо сказать, что Альбрехт с начала 1920-х годов был немецким коммунистом, затем перебрался в Советскую Россию, где со временем стал заместителем народного комиссара лесного хозяйства.

    В начале 1930-х годов на волне начавшейся шпиономании его арестовали как «агента рейхсвера» и даже приговорили к смертной казни, однако выслали за пределы СССР. К 1938 году Альбрехт окончательно разочаровался в коммунизме и перешел на службу к нацистской пропаганде. Его книга «Переданный социализм» неоднократно издавалась в рейхе огромными тиражами и впоследствии распространялась на оккупированных территориях.

    В 1941 году Альбрехт поступил в распоряжение «Винеты». Он вспоминает: «Когда началась война на Востоке… мне поручили собрать штат сотрудников, чтобы организовать трансляцию определенных радиопередач для Востока и руководство радиостанцией. Помимо прочего, пять радиопередатчиков должны были по несколько часов днем и ночью посылать в эфир призывы к красноармейцам, прежде всего к старым ленинцам, чтобы убедить солдат сложить оружие и перебежать к нам. Так как я был убежден в виновности Сталина, в том, что он обрек народы и людей Востока на ужасное рабство и предал основы марксизма и учение Ленина, верных приверженцев которого преследовали и убивали, я охотно ухватился за возможность напасть на человека, которого я ненавидел…

    Для ведения работы в мое распоряжение предоставлялся весь разведывательный материал о том, что происходит на Востоке, – не только фронтовые сводки, но и сообщения из советского тыла, сведения о перебежчиках, тайные отчеты работающих по ту сторону фронта шпионов и агентов. И все же я бы никогда не решился взяться за эту задачу, если бы мне не была дана возможность лично подбирать сотрудников среди военнопленных офицеров, младших офицеров и солдат Красной Армии. Уже в июле 1941 года в моем распоряжении было семь красноармейцев, которых я сам отобрал в спецлагере Берлин-Вульхайде из сотен восточных военнопленных, большей частью интеллигентов».

    Радиостанция Альбрехта должна была создавать впечатление, что на другой стороне фронта существует нелегальная группа старых большевиков-ленинцев, которая занимается распространением речей и лозунгов Ленина «с тем, чтобы свергнуть Сталина и призвать к созданию ленинского политбюро и ленинского правительства».

    Примерно весной 1942 года деятельность подобных «черных» радиостанций была признана неудовлетворительной и нецелесообразной, видимо, из-за того, что в рядах РККА после масштабных чисток второй половины 1930-х годов «старых ленинцев» и тем более троцкистов почти не осталось. Практически все подобные радиостанции были упразднены.

    Помимо организации радиовещания, сотрудники «Винеты» активно привлекались также к созданию, переводу и озвучиванию пропагандистских кинороликов и фильмов, расписывающих преимущества «нового порядка». Один из таких псевдодокументальных фильмов, «Мы едем в Германию» (1943), преследовал задачу привлечь местное население на работу в рейх. Здесь показывался путь простых «граждан с Востока», которые завербовались на «трудовой фронт».

    С первых кадров зритель оказывался в объятиях антисемитских и антибольшевистских клише, однако вершиной изобретательности авторов фильма стала сцена с раздачей будущим остарбайтерам алкогольных напитков. Голос диктора провозглашал: «Перед посадкой в вагоны – последние формальности: перекличка и объявление о правилах во время пути. Администрация вербовочной комиссии сообщает, сколько дней продлится путь в Германию и какой будет выдан паек на дорогу. Кроме пайка, каждому будет выдана бутылка водки. Переводчик по этому поводу отпустил какую-то шутку. Вы видите: люди смеются и хлопают в ладоши. Действительно, в пути бутылка водки никогда не лишняя!»

    Но все же самой большой объем продукции составляли печатные материалы – плакаты, листовки и брошюры. При этом функционеры ведомства Геббельса постоянно жаловались на то, что у них «связаны руки»: министерство пропаганды обладало собственным аппаратом только в рейхе, а на оккупированных территориях оно было вынуждено прибегать к помощи отделов пропаганды вермахта. Тем не менее в передовые части германской армии на оккупированные территории СССР из «Винеты» шел бесперебойный поток различных материалов. В 1942 году только для распространения в областях Восточной Украины было доставлено 24 вагона с агитационной продукцией.

    Отделы и роты пропаганды вермахта были ответственны за максимальное распространение всех этих материалов на подведомственной им территории. Так, заборы, стены и фасады домов густо оклеивались многочисленными ярко-красочными плакатами, самым массовым и известным из которых, несомненно, был «Гитлер – освободитель!».

    В одном из своих отчетных документов сотрудники Геббельса не без удовлетворения отмечали: «Каждый немецкий солдат, который был в таких городах, как Смоленск или Харьков, знает, что во время немецкой оккупации эти города были настолько облеплены плакатами, как это имело место у нас в период борьбы на выборах, а может быть, еще больше того. Но не только большие города, но и самые отдаленные пункты получали пропагандистский материал».

    Знаменитый советский журналист и писатель, в годы войны корреспондент «Красной звезды» Илья Эренбург в фельетоне, посвященном оккупированному Курску, писал: «Городская управа заседала раз в месяц под портретом Гитлера. Тирольский шпик был изображен в красках с подписью: «Адольф Гитлер, освободитель».

    Еще одним чрезвычайно распространенным образчиком подобной пропаганды был плакат, на котором было изображено хитрое семитское лицо, вписанное в желтую шестиконечную звезду. Эта картинка была размещена на черном фоне и накладывалась на текстовую часть, построенную по принципу «вопрос – ответ».

    Плакат содержал несколько десятков вопросов вроде: «Кто залил вашу землю кровью и слезами и принес вам голод?»; «Кто захватил себе лучшие жилища?»; «Кто работал меньше всех, а жрал всегда сытно и обильно?» и т. д. На каждый такой вопрос следовал однозначный ответ: «Жиды» (это слово было набрано более крупным шрифтом). Плакат дополнялся крупными лозунгами, напечатанными прописными красными буквами: «Жиды – ваши вечные враги!» и «Сталин с жидами – одна шайка преступников!». Только на одном этом плакате слово «жиды» повторялось целых 50 раз!

    Однако самой массовой формой «активной пропаганды» были, разумеется, листовки. Достаточно сказать, что всего за время Второй мировой войны различными пропагандистскими структурами Германии было изготовлено и распространено на фронтах 5 млрд листовок.

    При составлении текстовой и визуальной частей листовок сотрудники «Винеты» не брезговали никакими методами. Пожалуй, самым известным и наиболее одиозным образцом этого вида пропаганды была листовка с лозунгом: «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!»

    Эта листовка была отпечатана в сентябре 1941 года тиражом 160 млн экземпляров и широко распространена по всему советско-германскому фронту с помощью различных средств доставки (главным образом путем применения специальных агитационных авиабомб и артиллерийских агитационных снарядов).

    На лицевой стороне листовки под указанным лозунгом были помещены две картинки. На первой (с подписью «Комиссары и политруки принуждают вас к бессмысленному сопротивлению») был изображен прячущийся за руинами «еврейский комиссар», вооруженный пистолетом, направленным в спины наступающей советской пехоты. Вторая картинка иллюстрировала желательное для немцев поведение красноармейцев: часть из них подняла руки перед германскими позициями, а остальные окружили комиссара, поверженного на землю.

    Один из бойцов вырывает из рук комиссара пистолет, другой замахивается кирпичом. На оборотной стороне был помещен стандартный «пропуск» с немецким и русским текстом: «Предъявитель сего, не желая бессмысленного кровопролития за интересы жидов и комиссаров, оставляет побежденную Красную Армию и переходит на сторону Германских вооруженных сил. Немецкие офицеры и солдаты окажут ему хороший прием, накормят его и устроят на работу».

    Как известно, ни о каком «хорошем приеме» в 1941 году не могло идти и речи. Едва ли не большая часть из попавших в немецкий плен в первые месяцы войны (приблизительно 3,5 млн человек) погибла.

    Кроме листовок, сотрудники «Винеты» высылали на оккупированные территории специальные бюллетени с уже готовыми пропагандистскими материалами, которые должны были быть опубликованы в местной коллаборационистской прессе. В 1980-е годы Владимир Соколов, один из авторов оккупационной газеты «Речь» (Орёл), в ходе судебного следствия по делу о лишении его американского гражданства признал, что получал от отдела пропаганды вермахта соответствующие пропагандистские материалы.

    Его задача заключалась в том, чтобы «переработать эти материалы и сделать их более понятными для русскоязычных читателей «Речи».

    В самом конце войны, когда нацисты с подачи СС решили разыграть «власовскую карту», организация «Винета», по сути, превратилась в подразделение переводчиков. Основные задачи по «разложению противника» были с нее сняты, а большинство пропагандистов уволены либо переведены в соответствующие структуры КОНР, подчиненные Власову.

    Подавляющее большинство русских сотрудников «Винеты» после войны сумели благополучно избежать не только выдачи советским органам госбезопасности, но и вообще ушли от какой-либо ответственности. Ничего удивительного – в преддверии холодной войны их пропагандистские таланты оказались крайне востребованы на Западе. Поэтому вскоре имена из списков «Винеты» замелькали в штатах радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа»…

    Дмитрий Жуков, Иван Ковтун
    Источник: sovsekretno.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 22 сентября 2015, 09:58
    • iunior

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018