По деревням, где бесчинствуют немцы («Красная звезда» от 15 июля 1942 года)
Память История и события

    По деревням, где бесчинствуют немцы

    ЗАПИСКИ ОЧЕВИДЦА

    Группа разведчиков, с которой мы отправились в тыл врага, состояла из пяти человек. Все пятеро — гвардейцы, дравшиеся с фашистами с первых дней войны, неоднократно ходили по немецким тылам.

    Вышли мы под вечер — с тем, чтобы ночью пересечь линию фронта. Перед отходом командир батальона указал нам, где и как можно пройти, где и какие немецкие части расположены. Собрались, проверили вооружение, попрощались с командиром и комиссаром.

    — Вперед!

    Лес. Огромный, дремучий, конца края нет ему. Иногда среди деревьев поблескивает золотым вечерним светом небольшое озеро. Чем дальше мы шли, тем болотистей становилась местность. Все чаще и чаще погружались сапоги в вязкую, поросшую зеленой травой, пружинящую под ногами почву. Очень мучили нас комары. Они летали над нами серой тучей. Мы отмахивались ветками, платками, но едва отобьешься от одной тучи, как в атаку устремляется новая.

    Около полуночи мы прошли мимо наших передовых патрулей. Начались сплошные болота. Ночь, впрочем, была светлая, да и наш отряд состоял из опытных лесовиков: эти повсюду проберутся. А пробираться трудно. Приставьте себе болото, поросшее мхом, заваленное старыми, сгнившими деревьями. Местами видна открытая вода. Иногда проваливаешься по колено.

    Мы шли по узким полоскам твердой почвы. Часто перепрыгивали с одного поваленного дерева на другое. Всю ночь и весь следующий день шли мы и только к вечеру добрались до сухого места. За сутки прошли всего одиннадцать километров.

    Отдохнули часа три и снова двинулись вперед по лесам. Теперь мы находились уже в зоне расположения немцев. Однако опытные разведчики-гвардейцы шли спокойно, свободно и быстро. Немцы в леса не заходят, боятся партизан. Иногда только можно встретить тут их небольшие патрули.

    Начинало светать, небо порозовело. Внезапно наш командир остановился. Остановились и мы. Ничего не было видно и слышно, но командир пристально глядел куда-то вдаль. Следуя его взгляду, мы заметили темное пятно среди кустов. Пригляделись. Человек. Командир окликнул его. Он вздрогнул и поднял вверх руки.

    Это был старик, колхозник, пробиравшийся из своей деревни в соседнюю, к сыну. Немцы запрещают населению передвигаться в прифронтовой полосе, поэтому люди ходят тайком, лесами. Если немцы поймают такого «путешественника», то немедленно, на месте, расстреливают его.

    Заметив красные звезды на наших фуражках, старик радостно замахал руками и побежал к нам.

    — Свои, свои! — бормотал он. — Слышу, идут, думал — немцы, аж обмер… А это свои…

    Мы дали ему табаку, он закурил, весело поглядывая на нас.

    — Какие дела, папаша? — спросил командир.

    — Дрянь дела! — сказал старик. — Жизнь такая, что рад—не рад, а повесишься… Замучил немец… Жжет, убивает, все отбирает…

    Он рассказал, что в деревне Одеришино Крутецкого сельсовета немцы расстреляли колхозника Якова Семенова и его жену за то, что в их доме была найдена советская листовка. Казнили всех взрослых мужчин деревни Ломовые Горки.

    Старик сообщил нам, что теперь работает на барщине.

    — Как на барщине?

    — А так… Немцы помещику Бэку совхоз «Гари» подарили… Девятьсот семьдесят га… Ну, вот и сгоняет теперь этот чертов Бэк народ со всей округи. 600 человек по 18 часов в день на него работают… И меня пригнали… Верь—не верь, а сожжем мы Бэка. Плохо одно — в деревнях мужиков нет, одни бабы. Ну, да и бабы сожгут, верное слово!

    Мы двинулись дальше. Прошли несколько деревень, сожженных немцами дотла. Фашистская карательная экспедиция сжигала деревни по малейшему поводу: за неисполнение самых незначительных приказов, за бранное слово, сказанное колхозницей по адресу немецкого солдата, за недосдачу скота, за то, например, что девушки, жительницы села, пели в избе песню «Катюша», и т. д.

    Деревня Папортная. Все сожжено, не осталось ни одного строения. Возле сгоревших домов вырыты землянки, откуда при нашем приближении начали выползать детишки, старики и женщины. Мимо этой деревни как-то раз ночью прошел партизанский отряд. Узнав об этом, фашисты, придя в Папортную, дали населению 5 минут на то, чтобы очистить дома. Бабы, плача, стали вытаскивать из изб пожитки. Они голосили так громко, что было слышно в соседней деревне. Немецкий офицер смотрел на часы. Когда прошло ровно 5 минут, офицер дал знак, солдаты бросились к избам, заперли в них всех, кто не успел вынести вещи, еще оставался там, и начали поджигать дома. Когда огонь разгорелся и запертые пытались выпрыгнуть через окна, их убивали очередями из автоматов. После этого все население согнали на площадь, отобрали 9 человек и расстреляли их. Вот фамилии расстрелянных: Васильев Дмитрий Васильевич — колхозник, 55 лет, его сын Васильев Василий Дмитриевич, 14 лет, Александров Василий Александрович — колхозник, 65 лет, Родионов Анисим, 52 года, Никитин Иван Никитич — колхозник, 50 лет, Барканов Иван Павлович — колхозник, 35 лет, Горшков Степан Иванович — колхозник, 48 лет, Федоров Алексей Федорович, 15 лет, Егоров Дмитрий Егорович, 15 лет.

    Старик Александров был расстрелян за то, что просил не сжигать хотя бы бани.

    — Оставьте баньку кости попарить, — сказал он офицеру.

    — Тебе баня нужна? — спросил офицер карательной экспедиции, говоривший по-русски.

    — Не мне… обществу нужна… — ответил старик.

    — Сейчас мы тебе дадим баню! — сказал офицер и отдал приказ по-немецки. Александрова схватили, публично выпороли на площади, а потом расстреляли. После расстрела офицер произнес речь, состоявшую из нескольких слов:

    — Вот вам баня! Такую баню будет иметь каждый, если обратится с глупыми просьбами к немецкому офицеру.

    В деревне Вороново Белебелковского района, куда я попал позже, немцы расстреляли фельдшера Орлова, его жену и девятилетнего сына за то, что Орлов оказывал медицинскую помощь крестьянам.

    Для уничтожения деревень немцы нередко пускают в ход авиацию. Мы оказались свидетелями такого налета. Деревня Соменовщина Дедовичского района была безлюдна, когда мы туда пришли. Жители ушли в лес. Они жили в землянках, вырытых в болотистой, сырой почве. Из-за гнилой воды начались жестокие желудочные заболевания. Умерло много детей. И все же крестьяне не решались вернуться в деревню. Они недодали немцам нормы скота и боялись расправы.

    Мы сидели в землянке и разговаривали с колхозниками, когда раздался гул приближающегося немецкого самолета. Он сделал над лесом круг и сбросил листовки. В листовках говорилось, что население окрестных деревень, ушедшее в леса, может спокойно вернуться: жечь и карать их не будут.

    Вечером возле землянок собрался крестьянский сход. Спорили долго. Одни говорили, что надо вернуться в деревню. Другие с сомнением покачивали головами: обманет немец, не раз обманывал. Все же утром в пустую деревню потянулись люди с тюками на спинах.

    А вечером снова раздался гул: опять прилетели немецкие самолеты с зажигательными бомбами. Заполыхали пожары. В несколько минут огонь охватил всю деревню. Метались по улице старики, женщины, дети. Потом самолеты начали, обстреливать деревню из пулеметов. Кровь и пожар. Мы видели, как кровь постепенно окрашивала воду, струившуюся по канаве (днем тут прошел дождь). А самолеты продолжали делать заход за заходом. Люди припадали к земле, прятались в ямах, лежали плашмя в лужах, но пули настигали их всюду. Мы видели, как девочка лет десяти пустилась к реке, надеясь спрятаться в осоке. Один из летчиков заметил ее, дал очередь из пулемета. Промахнулся, не убил, только ранил. Девочка, обливаясь кровью, продолжала ползти к осоке. Летчик сделал еще один круг, пролетел совсем низко, дал очередь. На этот раз девочка осталась лежать на месте: ее белая головка превратилась в кровавое месиво.

    Смерть, крепостная барщина, пожары — вот что принесли фашистские мерзавцы крестьянству. Да фашисты и не скрывают этого! В своих грязных газетках, издаваемых на русском языке, они печатают приказы и объявления, в которых населению сулится одно: смерть. Перед нами один из таких гнусных листков: «Павловская правда». Что пишут в ней гитлеровцы? На первой странице несколько объявлений, неизменно заканчивающихся словами: «За невыполнение — расстрел». Далее сообщается: «Вчера расстреляно пять человек за выход на улицу после 5 часов вечера». Заканчивается газета таким объявлением, характеризующим степень голода и нищеты, до которых доведено население оккупированных районов:

    «В деревнях население, ссылаясь на голод, вырывает трупы павших животных и питается ими. Запрещается вырывать трупы животных. За невыполнение — расстрел».

    В общей сложности в одном Дедовичском районе Ленинградской области немцы сожгли 95 деревень, в том числе деревни Поревичи, Дегжо, Опрасово, Пустошка, Болотня и т.д. В Белебелковском районе в одном Полистовском сельсовете из 11 деревень немцы сожгли десять.

    Немцы грабят жителей. Забирают все — скот, зерно, инвентарь, носильные, домашние вещи.

    Мы шли по узкой лесной дороге. Впереди из-за деревьев мелькнули серо-зеленые куртки. Мы залегли и укрылись, выжидая. Немцы не заметили нас. Они шли, сняв каски и повязав лбы платками для защиты от комаров. Внезапно они остановились: на дороге показалась крестьянская девушка в сапогах. Один из немцев подозвал ее и спросил, указывая на сапоги:

    — Што такой?

    — Сапоги, — недоумевая, отвечала девушка.

    — Забоги, забоги… — забормотал солдат. — Синимай, черт!

    Девушка что-то сказала. Немец ударил ее куликом по лицу. Она упала. Тогда привычным ловким движением немец стащил с нее сапоги, осмотрел их, удовлетворенно чмокнул языком, не спеша перевязал и перекинул через плечо.

    — Дозвидань! — галантно раскланялся он. — Ауф видерзейн, черт!

    Девушка лежала в пыли на дороге. Наш командир прицелился, дал очередь. Оба немца свалились в придорожную канаву. Мы подняли девушку.

    Она рассказала, что совершила побег из Порховского района, куда была мобилизована для работы в бывшем совхозе «Половое». Сейчас по повелению Гитлера этот совхоз подарен коменданту города Порхова Хильману. Ему вручили дарственную бумагу на имение, и он переехал в усадьбу со всей своей семьей. 500 крестьян под угрозой смертной казни обязаны работать на Хильмана от зари до зари все семь дней в неделю.

    — Что же это тебе Хильман сапоги дал? — спрашиваем мы девушку.

    — Накося! — сердито говорит она. — Мы у него за работу вонючую похлебку раз в день получаем… Я эти сапоги в колхозе еще до войны справила. Ведь я бригадиром в колхозе была, на красной доске… А вот теперь странствую, по канавам прячусь, в села не захожу… Как бродяга…

    Почти все взрослое работоспособное население немцы угоняют в Германию. Обычно это делается так: староста велит людям явиться к коменданту на сборный пункт. Там людей выстраивают, вызывают каждого в отдельности, записывают о нем данные, делают беглый осмотр и отправляют в концентрационный лагерь. Из лагеря эшелонами под охраной увозят в Германию. Все это сопровождается грубыми издевательствами.

    Велика связь населения с партизанами, с советской родиной. Мы прошли много километров, десятки сел, и всюду, увидев красноармейскую форму, нас наперебой зазывали в дома.

    — Желанные пришли! Сюда идите, сюда!

    Делились с нами последней картошкой, схороненной от немцев, последним хлебом, вытаскивали для нас далеко запрятанные перины. Надо помнить, что все это делалось, невзирая на зверские расправы немцев с населением за малейшую помощь партизанам и красноармейцам-разведчикам.

    Расскажу об одном случае. Далеко в немецком тылу поздно ночью пришли мы в деревню и заночевали. Выставили для охраны часового. Утром, едва рассвело, я вышел на улицу. Вдруг вижу — на обоих концах деревни (деревня маленькая) сидят на ступеньках девушки, зорко поглядывая вокруг. Подошел, спрашиваю:

    — Что делаете, девчата? Почему не спите?

    — А у нас так заведено, — говорят.— Если приходят в деревню партизаны или разведчики,— значит, мы посты расставляем, стережем, чтобы немец их врасплох не застал…

    Земля горит под ногами фашистов. Чем чудовищнее их издевательства, тем острее ненависть к ним, тем шире партизанское движение. Тысячи народных мстителей громят врага. Ни виселицы, ни пули не могут заставить население оккупированных немцами районов отказаться от помощи партизанам. Крестьяне уходят в леса, чтобы бить фашистских мерзавцев так, как бьют их ледовичские, пожеревицкие и порховские партизаны.

    А. БОРОВСКИЙ.
    (Наш. спец. корр.).


    По материалам: Газета «Красная звезда» 15 июля 1942 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2019