«Генерал» Власов. Часть I
Память История и события

    Год назад по электронным СМИ прошло сообщение, что «Русская православная церковь за рубежом не считает генерала Андрея Власова предателем». Об этом написано в отзыве Архиерейского Синода на книгу священника протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России. Запретные темы истории XX века», размещенном на сайте РПЦЗ. В отзыве говорится: «Все, что было ими (Власовым и его сообщниками) предпринято — делалось именно для отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России». Также сообщается, что по заявлению Синода: «в русском зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники Русской Освободительной Армии, генерал был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России». [1] В одном из комментариев к этому сообщению гостем было написано (дословно): «Совсем «опухли» святые отцы ?! Прости Господи». [2]

    Власов «сотоварищи» в Дабендорфе

    Итак, генерал Власов… Но надо понимать, что словосочетание «генерал Власов» не совсем точное. Дело в том, что генералом он был в Красной Армии, а вот у немцев он генералом практически не был. С лета 1942 года, когда Власов попал в плен и стал сотрудничать с немцами, до января 1945 года, когда он связался с Гиммлером и был поставлен во главе реальных войск, Андрей Андреич был скорее «свадебным генералом» или, если сказать современным языком, «рекламным лицом компании». Т.к. тема щепетильная, постараюсь написать об этом без эмоций, основываясь на фактах.

    Немцам нужен высокопоставленный предатель


    «Здесь я могу лишь сказать: мы никогда не создадим русской армии – это фантазия первого разряда».
    А. Гитлер на совещании 3 июня 1943 года


    12 июля 1942 года А.А. Власов попал в плен. В последующие дни начались допросы. [3] По Женевской конвенции, Андрей Андреевич обязан был рассказать только о некоторых вещах — имя, звание, наименование воинской части. Остальные сведения пленный сообщать был не обязан, а вырывать эти сведения силой конвенция запрещала. [4] Правда немцы, подписавшие конвенцию и обязанные её соблюдать в любых случаях, даже в отношении стран её неподписавших, на восточном фронте не соблюдали эти правила. С другой стороны Андрей Андреевич без всяких пыток подробно и честно рассказал о своих действиях по руководству 2-й ударной армией, составе всего Волховского фронта. Кроме этого, он рассказал о контингенте подразделений Красной Армии, новых формированиях и районах этих формирований; были затронуты вопросы военной промышленности СССР, новое оружие и даже иностранные поставки по ленд-лизу. Были заданы и щепетильные вопросы, касаемо информации об известные советских военачальниках, об отношении в СССР к семьям перебежчиков, на которые он также ответил. [3]

    20 июля, после подробных допросов, Власов очутился в Виннице в лагере для советских военнопленных высокого ранга, которыми интересовалась немецкая разведка. Там велась работа по моральному разложению пленных и склонению их к сотрудничеству. Сотрудниками лагеря были прибалтийские и русские немцы-белоэмигранты. [3] Власов сразу приметился немцам – он был самым высокопоставленным советским человеком, согласившимся сотрудничать.

    Немцы с самого начала хотели использовать для пропаганды какое-нибудь высокопоставленное советское лицо, особенно, если бы оно добровольно согласиться сотрудничать. Подарком судьбы был командир батареи старший лейтенант Яков Джугашвили, сын Сталина, попавший в плен уже в июле 1941 года. Немецкие «пиарщики» набросились на него сразу же: 15 июля он был признан пропавшим без вести советской стороной; 18 июля его допрашивали немцы у командующего авиацией 4-й армии и фотографировали, а уже 19 июля от его имени было написано фальшивое письмо отцу. [3]

    Сотрудничать с немцами, несмотря на угрозы и шантаж, Яков отказался наотрез, однако немецкие «пиарщики» стали подделывать его почерк и стиль письма для использования в пропаганде, будто бы Яков сам перебежал к немцам и советовал это другим красноармейцам. Его фотоснимки были использованы с помощью фотомонтажа в пропагандистских листовках – специалисты центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства РФ установили, что из 11 немецких фотоматериалов 7 являются фото и типографской репродукцией, на 8 снимках установлено наличие ретуши изображения, 3 изготовлены путём фотомонтажа. На одной фотографии даже было выявлено наличие применения зеркального изображения. [3]

    Короче, пока Яков сидел в концлагере для высокопоставленных лиц его именем пользовались немецкие пропагандисты. Однако такая пропаганда была малоэффективна, фальшивка быстро выявилась, поэтому сына Сталина постоянно пытались склонить к сотрудничеству. Но он отказывался: «Я люблю свою Родину, я никогда ничего не скажу плохого о моей Родине!». В апреле 1943 года он был убит по официальной немецкой версии при попытке к бегству. [3]

    Власов же с самого начала подавал большие надежды. 8 августа 1942 года Андрей Андреевич и другой военнопленный коллаборационист, бывший полковник, В.И. Боярский написали немцам письмо, призывая к использованию русских коллаборационистов и созданию из них национальной армии. Естественно, они желали встать во главе этой армии. [5] Отбросив пропагандистские лозунги, надо понимать, что летом 1942 года Красная Армия понесла поражения, сравнимые с 1941 годом. В лагере, наверняка считали, что падение советской власти неизбежно, а потому некоторые военнопленные понимали, что до полной победы немцев надо быстрее выслужиться у немцев, чтобы это потом зачлось. Руководители такой «русской армии» или правительства вполне могли претендовать на высокие посты в «новой России», которые были ещё вакантны. Кстати, план создания на оккупированных территориях «русского правительства» был предложен ещё в мае 1942 года Жиленковым. Естественно, он был отвергнут. [5]

    Итак, в этом письме наша парочка основывались на ложных утверждениях: «Если принять во внимание население оккупированных областей и огромное количество военнопленных и учесть их враждебное отношение к правительству Сталина, то можно допустить, что эти людские массы составят ядро внутренних сил, которые под руководством Германского правительства ускорят давно назревавшее возникновение нового политического порядка в России, что должно произойти параллельно осуществлению немцами создания новой Европы. Эти силы в настоящее время не используются». [5] На лицо явный обман, но далее шло очень грамотное предложение.

    Они предлагали: «…создать центр формирований русской армии и приступить к её созданию». Свои предложения они хладнокровно объясняли: «…независимо от своих военных качеств, эта русская армия придаст оппозиционному движению характер законности…»; и далее: «…это мероприятие легализует выступление против России и устранит мысль о предательстве, тяготящую всех военнопленных, а также людей, находящихся в неоккупированных областях». [5] Т.е. фактически они предлагали немцам план крупной пропагандистской акции, увеличивающий количество перебежчиков и военнопленных, соглашающихся ради жизни к сотрудничеству, ширмой которой бы была «русская армия». Сами же они хотели встать во главе этой «армии», и с её помощью выйти из лагеря и упрочнить при немцах своё положение.

    17 сентября Андрей Андреича за успехи на пропагандистском фронте забирают в Берлин в т.н. «русский штаб» отдела «вермахт пропаганда» (Wehrmahts Propaganda) — пропагандистский отдел германской армии. Обстановочка там была тюремная – охрана, решётки на окнах, постели на мешках с соломой, прогулка только строем с конвоем на потеху жителям. Русские сотрудники носили поношенное обмундирование с большими буквами «SU» на спине. Они помогали немцам в анализе советских газет, составляли справки, вели консультации, а также редактировали пропагандистские листовки и брошюры. [5]

    Пропагандист РОА при вербовке советского военнопленного

    Но А.А, Власова, этого гордого и умного советского генерала, человека вышедшего в люди из низов, такая жалкая судьба не устраивала. На что он мог рассчитывать за свои заслуги после победы немцев в оккупированной России? В лучшем случае на скромную пенсию и неинтересную забвенческую старость, а, скорее всего, физическую ликвидацию. На суде советском Власов сознался, что сам предлагал немцам создать правительство и армию: «В декабре 1942 года я поставил перед Штрикфельдтом вопрос о передаче под моё командование всех сформированных русских частей и объединении их в армию». [3] Встав во главе антисоветских сил, Андрей Андреич мог бы рассчитывать стать немецким ставленником, марионеткой, «князьком» в побеждённой России, в худшем выбраться из проклятого барака.

    Сущность власовской Мессии


    Мелетий Зыков, сподвижник Власова, о Сталинградской битве: [5]

    «Как русские, мы должны были бы радоваться этой русской победе. Но как русские борцы за свободу, мы не можем радоваться. Ведь каждая победа Красной Армии означает усиление сталинского террора и дальнейшее закабаление народов России на неопределённое время. Поэтому я и утверждаю, что удар, нанесённый 6-й германской армии, нанемён и нам, русским патриотам!».

    К сожалению, многие историки изучают власовское движение по мемуарам известных власовцев, бежавших в Европу, или сочувствующим им. Таковым, например, является прямой начальник Власова капитан немецкой армии прибалтийский немец В. Штрик-Штрикфельдт. Все эти мемуары являются «оправдательными», скрывают отрицательные моменты, а иногда и просто лгут. Ну не может «власовец» на старости лет признаться всем, что лучшие годы своей жизни, когда представители его народа сражались с врагом, он поддерживал преступное власовское движение. Так где же правда?

    Власов в Дабендорфе

    Советское сопротивление спутало все карты германским вождям в вопросах политики на оккупированных советских землях. Поэтому на время войны было решено всё же опереться на «местных», а поработительную политику оставить на потом. В 1942 году немцы начали наступление на южном фланге восточного фронта, поэтому было решено «расшатать» советских кавказцев и среднеазиатов, с их помощью воевать против остальных народов СССР. Из коллаборационистов и эмигрантов этих национальностей стали создаваться «национальные комитеты», которые присвоили себе право говорить за свои народы. Были созданы Азербайджанский, Армянский, Грузинский, Северо-Кавказский и Туркестанский «виртуальные» комитеты при Восточном министерстве Розенберга, а также Симферопольский (Крымский) мусульманский комитет для крымских татар в оккупированном Симферополе. [6] «Виртуальные» комитеты являлись что-то вроде «правительства в изгнании».

    Комитеты пропагандировали развал СССР, отделение в «незалэжные» государства, союзные Германии. Особой чертой этих комитетов была ярая антирусская (наряду с антисоветской) пропаганда. Комитеты издавали газеты, устраивали лекции, вербовали людей в ряды коллаборационистов, работали с пленными, этим дело и ограничивалось – никакой реальной властью немцы их не обременяли. На допросах перед советскими «органами» немецкий специалист по востоку гауптштурмфюрер СС (капитан), доктор медицины, Райнер Ольцша пояснил: «…образование комитетов вовсе не означало, что Германия была намерена признать в будущем независимость народов, которые они должны были представлять. Она была заинтересована в том, чтобы, создавая видимость поддержки антисоветских националистов, привлекать к себе людей и держать их у себя на поводу». [6]

    В 1942 году военными из отдела немецкого Генерального штаба «Иностранные армии Востока» было решено создать и русский национальный «комитет» — своеобразное «правительство в изгнании» до окончательной оккупации важнейших западных территорий, населённых русскими. В августе штаб группы армий «Центр» одобрил этот план. Акция называлась – «Русский Освободительный комитет в Смоленске». Капитаном фон Гроте было разработано воззвание, и был составлен план выброски этих листовок в количестве 1 млн. штук над Сталинградским фронтом. Однако идея заглохла – Розенберг был против использования русской нации – хребта СССР. [3]

    «Второе дыхание» в смоленской акции стало появление Власова. Для пропагандистской картинки он имел прекрасные данные: он был самым высокопоставленным советским военным, согласившимся сотрудничать; происхождение из простолюдинов, богатый боевой послужной список, высшие советские награды, долгое членство в партии и, наконец, запоминающуюся внешность. Его можно было представить как лучшего военачальника Сталина, «прозревшего» и перешедшего к «непобедимой немецкой армии», ведущей «справедливую войну» с большевизмом. Акция планировалась чисто как пропагандистская, т.е. никакой власти этому мифическому комитету давать, естественно, не собирались. На совещании с Гитлером 3 июня 1943 года генерал-фельдмаршал Кейтель повторно заявил, что изначально комитет создавался «как чисто пропагандистское средство» для «возможно более широкого привлечения перебежчиков». [5]

    Комитет требовал программного документа – за основу было взято воззвание фон Гроте и 27 декабря 1942 года, после долгого согласования, был распечатан т.н. «Смоленский манифест», но опубликован он был лишь 13 января. В нём говорилось о создании русского правительства– «Русского Освободительного комитета» во главе с председателем Власовым, комитет образуется для «…сотрудничества с Германией в борьбе с большевизмом за построение Новой Европы…». Листовка призывала «…бойцов и командиров Красной армии, всех Русских людей переходить на сторону действующей в союзе с Германией Русской Освободительной Армии. При этом всем перешедшим на сторону борцов против большевизма гарантируется неприкосновенность и жизнь, вне зависимости от их прежней деятельности и занимаемой должности». [5] Итак, русская армия во появилась на бумаге и стала официально называться «Русской Освободительной Армией» — РОА. Но где эта армия? Генерал Власов был, а вот армии не было.

    Кстати, на суде советский следователь спросил Власова: «Почему в написанном вами обращении указывалось, что местом пребывании «Русского комитета» являлся город Смоленск, в то время как вы находились в Берлине?». [3] Смоленск Власов действительно посетил, только через несколько месяцев после подписания воззвания. [5]

    «Рекламное лицо компании»


    «…Чтобы добиться победы над Сталиным, нужно, по мнению обоих офицеров, ввести в бой против Красной Армии русских военнопленных. Ничего не подействует на красноармейцев более сильно, чем выступление русских соединений на стороне немецких войск…

    …Я ясно сказал советским офицерам, что не разделяю их убеждений. Россия в течении ста лет являлась постоянной угрозой Германии, вне зависимости от того, было ли это при царском или при большевистском режиме. Германия не заинтересована в возрождении русского государства на великорусской основе…».

    Из записки советника министерства иностранных дел Германии, бывшего советника германского посольства в Москве, Хильгера, проводившего допрос Власова и Боярского, 8 августа 1943 года.


    Андрей Андреич стал у немцев «рекламным лицом пиар-компании». Уже 10 сентября 1942 года Власов в Винницком лагере подписывает свою первую листовку. Надо сказать, что самостоятельно сочинять пропагандистские материалы для их распространения немцы ему попросту не доверяли. Летом 1946 года Власов перед советскими следователями признался, что «…моим именем делалось всё, и лишь с 1944 года я, до известной степени, чувствовал себя в той роли, которую мне приписывали…». «До 1944 года немцы делали всё только сами, а нас использовали лишь как выгодную для них вывеску. Даже в 1943 году немцы не разрешали нам писать русских слов в этих листовках. Наше участие, вернее наша инициатива во всех этих делах, даже в 1945 году едва превышала 5 процентов». [5] Коллаборационистам разрешали лишь редактировать листовки и брошюры, составленные немцами и белоэмигрантами; написанный же ими материал тщательно редактировался.

    Для расширения пропагандистской акции «Смоленского комитета» была создана команда – «штаб Власова» из русских белоэмигрантов и советских военных-коллаборационистов. Власов совершил турне по концлагерям и посетил пленных генерал-лейтенанта Понеделина, генерал-лейтенанта Лукина и генерал-майора Снегова, но все они отказались от сомнительного сотрудничества. [3]

    Власовская команда в феврале 1943 года [7] была выделена в специальное подразделение — «Отдел восточной пропаганды особого назначения» под руководством В. Штрик-Штрикфельдта к югу от Берлина в деревушке Дабендорф. Там выпускались пропагандистские газеты «Заря» для военнопленных и «Доброволец» для советских коллаборационистов. [3]

    Начальник отдела Иностранные армии Востока Генерального штаба полковник Гелен (слева) при посещении школы пропагандистов в Дабендорфе. В очках начальник Власова прибалтийский немец капитан Штрик-Штрикфельд, спиной к нам генерал Малышкин.

    Дела в Третьем Рейхе шли совсем плохо, поэтому немцы пошли на, казалось бы, немыслимое – официально было признано о наличии в составе германской армии войск из советских коллаборационистов-«недочеловеков». 15 декабря 1942 года была введена должность «генерала восточных войск». [8] Этим генералом над русскими, украинскими, прибалтийскими, кавказскими и другими коллаборационистами стал генерал-майор Гельмих, который не говорил по-русски. Как впрочем, и большинство его сотрудников-немцев. [3] Именем несуществующей «РОА» и мифическим «смоленским» правительством было решено воспользоваться по-максимуму…

    В Дабендорфе была создана «школа пропагандистов» — предполагалось создать при 100 немецких фронтовых дивизиях, воюющих на восточном фронте, отряды русского персонала пропагандистов для увеличения количества перебежчиков. Также выпускники школы должны были назначаться в качестве русского связного персонала при комендатурах концлагерей советских военнопленных для вербовки пленных для сотрудничества. [3]

    Начальником школы стал уже известный нам по «Русской Трудовой Народной Партии» — И.А. Благовещенский. Группу преподавателей (членов НТС) возглавил Трухин, также известный нам по РТНП. Школа состояла из батальона: 5 курсантских рот, резервного взвода и частей обеспечения, постоянный состав: 54 офицера, 11 унтеров и 44 рядовых. Всего через школу в 1943-1945 г.г. прошло 5 тыс. выпускников [3]; первый набор курсантов стал обучаться 1 марта 1943 года [4], их выпуск был произведён уже 22 марта. [5] Все курсанты официально освобождались из плена и получали статус регулярных солдат РОА, также как и штаб Власова. Парад выпускников принимал сам Власов. [5]

    Вроде бы завертелось дело — Власов имел батальон курсантов-пропагандистов из армии РОА, однако… На всём чувствовалась грязная немецкая рука. Присягали воины РОА (штаб и курсанты) на верность «русскому народу» и «Гитлеру как верховному главнокомандующему всех антибольшевистских вооружённых сил». Есть данные, что некоторые завербованные военнопленные, оскорблённые такой присягой, предпочли вернуться в лагеря военнопленных. [3]

    Группа власовских пропагандистов. Дабендорф

    Проект нарукавного щитка для солдат РОА должен был иметь традиционный триколор, т.е. знамя «белой» армии в годы гражданской войны в России или наше современное. Однако ведомство Розенберга было резко против такой инициативы. Дело в том, что «смоленский комитет» представлял не многонациональную Россию, т.е. Россию с республиками Беларусь, Украина и др., а лишь осколок территории, населённый только русскими, даже без казаков, имеющих своё «правительство». Поэтому было разрешено использовать не триколор, а альтернативный Андреевский флаг и такие же нарукавные щитки. [9] Это уже потом, в 1945 году «власовцы» осмелятся поднять триколор… Знал ли Власов о планах расчленения России? Естественно, однако, он, вероятно, руководствовался ленинской пословицей: «Лучше меньше, да лучше». Т.е. пусть «новая» Россия и кастрированная, маленькая, но зато моя вся… Из мемуаров известных «власовцев», сумевших сбежать на запад, известно, что Власов намеревался даже «переиграть» немцев.

    Итак, курсанты РОА использовались для работы в лагерях военнопленных — были созданы «русские подразделения обслуживания» (1 офицер, 4 унтер-офицера и 20 рядовых). [7] В задачу их входило вербовка новых адептов в ряды коллаборационистов.

    По этому поводу сохранились воспоминания штурмана «Пе-2» Анисимова Владимира Тимофеевича, летом 1944 года сбитого и попавшего в плен.

    «В немецком плену кто-нибудь «скурвился» — предатели были?

    Среди пленных таких не было. Дважды приходили к нам власовцы с надписью на рукаве «РОА» — «русская освободительная армия», предлагали перейти на их сторону… Вербовали, но никто не дал согласия. Они вербовали как-то странно, без энтузиазма, и к нашему отказу относились подозрительно спокойно. Произошел интересный случай. Рядом со мной, через две кровати, лежал летчик-майор. Лежал неподвижно. Потом оказалось, он симулировал. Когда его сбили, он, вроде как, получил очень сильную травму. Немецкий врач его осматривал… Днем этот майор не подавал признаков жизни, а ночью я услышал как он с моим соседом шушукается. И вдруг этот майор исчез. Как, куда делся? Я связываю это с тем, что накануне приходили из «РОА» и, наверное, помогли ему бежать. Потому, что сразу же немцы с собаками пришли… Начали искать, расспрашивать…». В конце 1944 года немцы бросили пленных и сбежали. Анисимов благополучно вышел в расположение наших войск.[10]


    Ещё интереснее воспоминания штурмана Абрамова Юрия Сергеевича, сбитого с экипажем 12 октября 1944 года. Он попал в лагерь Шталаг-13, в Германии на границе с Австрией.

    «Прибывая там, в плену короткое время, со мной очень много разнообразных событий произошло, и где я только не побывал… Я и у Власова побывал… Ну не лично у него, а там где были расположена штаб-квартира, там где власовцы работу с пленными вели…

    Взяли из лагеря и привезли неизвестно куда. Красивая аллея, поднимаюсь по ней. Охрана немецкая. Этот замок, использовали для агитации пленных за вступление в Российскую освободительную армию. «РОА». Это очень интересный эпизод истории. Не все знают об этом. Я никогда не встречал в нашей литературе, или в нашей прессе, или по радио даже.

    Где это было, я не знаю. Замок, окруженный красивыми дубами. Многие наши побывавшие в плену бывали там. Это мы друг от друга узнали, когда проходили проверку в Алкино.

    Как нас туда привели, сразу распределили по комнатам. В комнате двухъярусные деревянные кровати, с матрацами, набитыми соломой. Солдатский обед. Для нас после лагеря, это было, ну прямо не знаю, что и сказать. Картошка, хлеб, и каша какая-то, похоже, что с мясом. Ужин такой же и еще чай дают. Каждый день приходил какой-то тип, и читал лекции:

    — Вы находитесь на территории генерала Власова, Скоро, в ближайшее время, будет утверждено правительство нашего движения…

    Потом страх нагоняет: что будет с нами, если мы не будем с ним сотрудничать. И так десять дней. Одно и тоже. Потом стали вызывать на беседы. В основном их вели русские, но и один армянин пришел, разодетый такой. Рассказывал, какой он богатый был, и сколько от советской власти неприятностей ему досталось. Или еще: дадут книгу читать, потом спрашивают:

    — О чем книга? Что понял, чему научился?

    Короче всеми способами хотели направить наши мысли в нужную для них сторону. Но не получалось у них. Дурацкие лекции и разговоры настолько раздражали, что я уже просто слышать не мог. Они чувствуют, что мы совершенно не воспринимаем их уроки, и начинают нервничать. Вот-вот еще немного и по роже стукнут, еще удерживаются, но уже с трудом, и уже оскорбляют.

    Мы пленные и друг друга побаивались, не доверяли друг другу. Но один из более опытных, присмотрелся к нам, и мне тихонько рассказал, что нас ожидает:

    — Я летчик Кудряшов, майор дальней авиации, был сбит. Я про местные порядки знаю: бить не будут. Не бойся. Бывают случаи, запугивают расстрелом, но только запугивают. Имей в виду это…

    Не знаю, почему он доверился мне, думаю: «Кудряшов он, а может, не Кудряшов? Правду сказал или врет?»

    И вот в один прекрасный вечер, пришел конвоир, в немецкой форме, но русский, «РОА» написано:

    — Давай, вперед! — толкает меня — Вперед! Вперед!

    И в темноту куда-то ведет. Потом свет включили — стена кирпичная. И по ней выбоины… Крик:

    — Становись! Заряжай!

    — Повернись!

    Хотя и помню, что майор Кудряшов говорил, но думаю: «Сейчас шлепнут…». Я повернулся. Погасили свет, какие-то лампы замигали. И вдруг: «тр-р-р, тр…» — стрельба. И пыль сыпется на меня.

    — Прекратить! — орет кто-то. — Прекратить! …вашу мать!

    Ничего себе комедию устроили: стрельба, потом «Прекратить!». Я сразу понял, когда пыль посыпалась, били-то по-верху…

    Меня — за руки и потащили в другое помещение. Там нас человек двенадцать набралось. Утро приходит, выпустили. Ко мне подсел самый главный, который больше всего нам надоел:

    — Ну что? Это я спас тебя, это я дал команду: «Отставить!». Жалко стало тебя, молодой ты еще… Что думаешь-то? Убьют же вас всех как собак. Надо соглашаться. Скажи свое последнее слово.

    Я еле-еле вымолвил:

    — Хочу остаться военнопленным!

    И тут мне кто-то сзади как даст по голове. Я еле-еле удержался. Увели в другую комнату. На следующий день нас не кормили. И перевели меня рабочий лагерь. А оттуда я бежал…

    — Вы не слышали, были ли случаи, что кого-то уговорили перейти?

    Наверно были. Во многих случаях мы догадывались, что это, ну как бы сказать, «комедия» устраивается. Явно подставные люди якобы давали согласие. Вроде как пример нам показывали. Я думаю, были и такие, кто переметнулся, чтобы выжить. Ведь многие понимали, что скоро войне конец будет, а перед ним и нам может конец придти…».

    В марте 1945 года Абрамов с товарищами сбежали из трудового лагеря и влились в многонациональный партизанский отряд в Чехословакии, а потом попали в СССР. [11]

    Ещё интереснее вербовщицы… бабы (!).

    Вот рассказ учительницы Клавдии Ивановны Простак, которая была подпольщицей и собирала сведения о немецких укреплениях на бывшей границе СССР и Эстонии и передавала их партизанам 1-й Ленинградской бригады. Она была арестована в сентябре 1943 года и попала в тюрьму в здании рижского пивоваренного завода, из которого немцы сделали пересыльный пункт.

    «Предатели из РОА приходили агитировать нас, зазывали на службу к фашистам. Применяли разные формы вербовки. Пришла однажды молодая холёная девица в сержантских погонах. Говорит, что добровольно перешла на сторону немцев, и принялась нахваливать нынешнее житьё. Едва унесла от нас ноги. Хоть мы были и слабые, но распушили эту мерзавку как следует». Отказавшись от сытого РОА, героиня рассказа попала в Равенсбрюк.

    Гастроли «генерала» Власова


    «Двадцать второго июня 1941 года орудийный залп с Запада оповестил мир о начале событий величайшей исторической важности. Этот залп с новой силой зажег надежду многострадального русского народа на свое освобождение. Под ударами победоносной Германской армии разрушилась тюремная стена Бастилии, отделявшая подневольных людей Сталина от действительной свободы. Бывшие рабы советов, живые свидетели и жертвы безумных творителей программы коммунизма, ныне освобожденные, оставив позади себя советскую власть, как средневековую инквизицию, чудесным образом сохранив вою душу, получили возможность соприкоснуться с народами Запада, услышать правду… Российский народ воспользовался предложенной помощью Германского народа и встал на путь вооруженной борьбы с большевизмом».

    Журнал «Новая Европа», июнь 1943 года, Псков.


    Было отпечатано 3 млн. листовок (!) со «смоленским воззванием», которые были самолётами сброшены за линией фронта. [5] Однако эффект пропаганды был минимальным – Сталинградскую битву немцы к тому времени уже проиграли, шанс был упущен. Страшно подумать, что было бы, если бы такая пропаганда началась бы на несколько месяцев раньше…

    Пропагандисты РОА беседуют с «хиви» (люди с повязками). У «хиви» пока ещё нет нашивок РОА

    Несмотря на это акция продолжалась. С лета 1943 года на восточном фронте выпускниками школы комплектовались при отделах «1Ц» немецких дивизий отряды пропагандистов – т.н. «русские взводы пропаганды». Эти пропагандисты вели радиопередачи через специальные радиоустановки на линии фронта, уверяя, что сдача в плен – это единственное спасение. В их задачи также входила «обработка мозгов» перебежчиков и пленных, а также пропаганда для русских (славянских) коллаборационистов. Такой взвод состоял из 18-25 человек: командир, 2-3 пропагандиста, 3 унтер-офицера и рядовые. [6]

    Звёздный часом для выпускников школы, попавших в «русские взводы пропаганды», должна была стать операция «Просвет» — распространение среди солдат Красной Армии информации о наличии чудодейственной армии Власова, которая будет рассматривать перебежчиков и пленных не как собственно пленных, а как «равноправных соратников» и кандидатов для пополнения своей РОА. А кто из пленных устал от войны, может на благо новой «свободной России» просто «мирно работать». Указывалось, что эта армия есть союзница Германии и ведёт войну против «Сталина и жидов». [3]

    В этой акции должен был принять активное участие Власов, однако он… был арестован немцами.

    Власов в Дабендорфе, 1944 год

    Как же так?

    Дело в том, что Андрей Андреич в начале 1943 года совершил два турне по оккупированным восточным территориям. В феврале он был приглашён штабом группы армий «Центр» с ведома фельдмаршала Клюге. Поездка проходила по маршруту Белосток-Минск-Смоленск, 25 февраля он выступал в смоленском театре. Чтобы он чего не учудил, его сопровождали начальник немецкой разведки центрального фронта подполковник В. Шубут и бывший начальник концлагеря в Виннице капитан Петерсон, т.е. вертухай, который охранял Власова на первых порах в концлагере. Тем не менее, немцы за ним не углядели – в театре перед русскими коллаборационистами он выступил с речью, в которой заявил, что свергнуть Сталина должны сами русские, а национал-социализм навязан России не будет, т.к. «чужой кафтан не по русскому плечу». Тут же Власова спросили: «Господин генерал! Почему после воззвания Смоленского комитета у нас ничего не слышно об этом комитете и о вас лично?». Действительно, воззвание с подписью Власова было выпущено 27 декабря 1942 года, а в самом Смоленске Андрей Андреич оказался только 25 февраля 1943 года. Очевидно после распространения «смоленского» воззвания коллаборационисты в Смоленске кинулись искать в своём городе Власова и его чудодейственный «комитет»… Правда, в 1942 году «подписывать» эту листовку в Смоленск всё же приезжал власовский сподвижник Жиленков, однако приезжал он… по вызову разведчика Шубута. Эта была спланированная акция под чутким немецким руководством. Неисповедимы пути пропаганды! [5]

    В ходе второго турне в группу армий «Север», начавшегося в конце апреля по приглашению фельдмаршала фон Кюхлера, Власов посетил Ригу, Псков, Лугу, Гатчину. Коллаборационистам выступления Власова очень нравились – обратного пути у них не было, оккупационная политика немцев их не устраивала, они чувствовали себя обманутыми. А тут солидный такой русский генерал, костерит немцев, режет «правдой-маткой», а главное обещает коллаборационистам «золотые горы» и уверяет их в правильности выбранного пути борьбы с растреклятым «сталинизмом». Особо импонировало слушателям, что перед присутствовавшими немцами он действовал себя вызывающе, что создавало впечатление некой независимости. Если верить мемуарам протоиерея А. Киселёва, в Риге Власов отклонил предложение перевода своей речи на немецкий язык, заявив, что говорит для русской аудитории. Немцы, естественно, негативно оценили власовское поведение. Правительству Германии не понравился власовские предложения относительно немецкой оккупационной политики, в которых он предлагал на время войны отказаться от дробления по национальностям оккупированной части СССР. Дело-то в том, что оккупированные земли были уже разделены! [5]


    Военные же были особенно возмущены его пьяной выходкой в Гатчине, где он пытался наставлять немецких военных и бросался хвастливыми обещаниями…

    ЧАСТЬ II...
    ____________________________________________

    [1] – из экспозиции музея Советской армии, г. Москва;
    [2] – «Штрафбаты Гитлера», А. Васильченко, М., 2008 г.;
    [3] – «Коричневые тени в Полесье», О. Романько, М., 2008 г.;
    [4] – «Немецкие танковые войска. Битва за Нормандию 5 июня-20 июля 1944 года», Ж. Бернаж, М, 2006 г.;
    [5] – «Я дрался на Т-34», воспоминания под редакцией А. Драбкина, М., 2005 г.;
    [6] – «Штрафники Великой Отечественной», Ю.В.Рубцов, М., 2008 г.;
    [7] – «Два лица генерала Власова», Н. Коняев, М., 2001 г.;
    [8] – статья «Воспоминания солдата Вермахта», http://www.vvkure.com/planeta/index.php?name=News&op=Article&sid=234;
    [9] – «Нюрнбергский процесс», 7 томов, М., 1959 г.;
    [10] – «Трагедия 1941, причины катастрофы», военно-исторический сборник, М., 2008 г.;
    [11] – «За что сражались советские люди?», А. Дюков, М., 2007 г.;
    По материалам: kuzhist.narod.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • +1
    • 02 октября 2010, 11:35
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020