Немецкие промышленники на службе Третьего рейха
Память История и события

    Семидесятая годовщина со дня освобождения советскими войсками концентрационного лагеря Освенцим (Аушвиц) сопровождалась целым рядом международных скандалов. Среди них – события, связанные с заявлением министра иностранных дел Польши Гжегожа Схетыны о том, что Освенцим 27 января 1945 года «освободили украинцы».

    В ответ на это Министерство обороны России опубликовало ряд ранее засекреченных документов (боевые донесения командования соединений и частей фронта, журнал боевых действий 472-го стрелкового полка и т. д.), относящихся к событиям тех дней.

    Кроме прочего, вниманию общественности было представлено и донесение о национальном составе 60-й армии Первого украинского фронта по состоянию на январь 1945 года. Из этого документа следует, что общая численность армии составляла 89 543 солдата и офицера, из которых русских было 42 398 человек (из них рядовых – 22 294), а украинцев – 38 041 военнослужащий (рядовых – 28 347).

    Казалось бы, точки над i, наконец, расставлены. Но, увы, пропагандистская истерика нисколько не утихает, а, напротив, превращается в безобразную перебранку, не имеющую ничего общего с объективным поиском исторической истины. Хуже всего, что в угоду сиюминутной политической конъюнктуре некоторые участники «дискуссии», похоже, забыли о самом главном – о жертвах одного из самых страшных нацистских лагерей смерти…

    Идея создания на территории оккупированной Польши концентрационного лагеря родилась в конце 1939 года в Управлении высшего фюрера СС и полиции в Бреслау (эту должность занимал группенфюрер СС Эрих фон дем Бах-Зелевски, в жилах которого, к слову, текла изрядная часть польской крови). Проект разработал инспектор полиции безопасности и СД, оберфюрер СС Арпад Виганд. Причиной формирования лагеря послужили участившиеся донесения о том, что в Генерал-губернаторстве – так нацисты назвали захваченную ими часть Польши – ширилось движение сопротивления. Планировались массовые аресты, а существовавшие на тот момент немецкие застенки уже не могли вместить всех задержанных.

    Виганд же предложил в качестве идеального места для строительства нового лагеря городок Освенцим (по-немецки – Аушвиц), возле которого находилась бывшая польская артиллерийская база. Эсэсовский чиновник считал, что здешние казармы вполне пригодны на первое время, а их расположение в относительно укромном месте у слияния рек Вислы и Солы позволит в будущем расширить лагерь и изолировать его от внешнего мира. Помимо прочего, на этой территории располагался удобный железнодорожный узел, связывавший Генерал-губернаторство с Силезией, Словакией, Богемией и Моравией.

    25 января 1940 года рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру было доложено о том, что «неподалеку от Аушвица будет построен лагерь, который станет чем-то вроде государственного концентрационного лагеря». В середине апреля Освенцим посетила комиссия во главе с гауптштурмфюрером СС Рудольфом Хëссом. Ознакомившись с проектом, Хëсс подготовил на имя рейхсфюрера доклад об устройстве пересыльного лагеря для польских заключенных перед отправкой их в концлагеря рейха. Лагерь должен был вмещать 10 тыс. узников. 27 апреля 1940 года глава «Черного ордена» подписал приказ о начале строительства концлагеря и расширении его силами заключенных. Первым комендантом Аушвица был назначен Хëсс.

    14 июня 1940 года в концлагерь из тюрьмы в Тарнове прибыл первый транспорт польских политических заключенных, насчитывавший 728 человек. Узникам были присвоены порядковые номера. После этого их разместили для прохождения карантина в здании бывшей Польской табачной монополии, расположенном неподалеку от железнодорожной ветки.

    Одновременно с этим для усиления гарнизона были присланы 100 рядовых эсэсовцев, а также офицеры и унтер-офицеры частей СС «Мертвая голова», назначенные на руководящие посты в системе управления лагеря. Приблизительно в это же время началось выселение жителей окрестных деревень.

    Вскоре на территории лагеря Аушвиц были построены бараки из красного кирпича, способные вместить значительное количество заключенных. Со временем бараки надстраивались и возводились новые постройки. Каждый барак стал называться «блоком» и имел свой номер.

    Лагерь постоянно расширялся. В течение 1941–1943 годов в составе Аушвица появились мужской лагерь (главный), 2-й мужской лагерь, мужской карантинный лагерь, мужской лагерь-лазарет в одной из близлежащих деревень – Бжезинке (Биркенау). Здесь же, в Биркенау, были построены женский лагерь, семейные лагеря для цыган и евреев из Терезиенштадта, печально знаменитые места истребления с четырьмя крематориями и газовыми камерами, а также различные филиалы при земледельческих и животноводческих хозяйствах, промышленные производства.

    Филиалы были непосредственно поставлены на службу хозяйству СС. Но большая их часть обслуживала фабрики, шахты и сталелитейные заводы, принадлежавшие крупным немецким концернам: «И.Г. Фарбениндустри», «Бергхютте», «Герман Геринг Верке», «Сименс», «Рейнметалл-Борзинг» и др.

    Осенью 1943 года, по указанию начальника Главного административно-хозяйственного управления СС Освальда Поля, Освенцим был разделен на три части. В лагере Аушвиц I располагался основной лагерь. В состав Аушвица II входили все лагеря в Биркенау и филиалы при земледельческо-животноводческих хозяйствах. В состав Аушвица III вошло 10 лагерей-филиалов, в частности в Моновицах, Явожно, Сосновце и Брно.

    * * *


    Смерть в Освенциме постепенно стала привычным явлением. Людей истребляли с помощью непосильного труда, голода, бесчеловечных медицинских экспериментов. В лагере практиковались всевозможные издевательства и пытки. Например, схваченным бойцам польского сопротивления нередко вырывали ногти, провинившихся узников оправляли в так называемые стоячие камеры или подвергали суровому наказанию на «столбе» – когда человека подвешивали за вывернутые назад руки так, чтобы он не мог коснуться ногами земли.

    Распространенным, хотя и не фигурирующим ни в одном из уставов наказанием было избиение заключенного на месте «преступления». Узника имели право бить и даже убить каждый эсэсовец и каждый заключенный, занимавший любую должность, начиная со старшины лагеря и кончая парикмахером блока. Избиения в экстренном порядке также входили в так называемые наказания по уставу, а именно: штрафная работа в свободное время, штрафной отряд или штрафная муштра. Наказание накладывал на основании донесении эсэсовца комендант или замещающий его начальник лагеря, издавая специальное распоряжение о наказании.

    Самой тяжелой карательной мерой в Освенциме была казнь. Экзекуция производилась в отгороженном двумя стенами дворе между блоками № 10 и № 11 основного лагеря, где находилась специально выкрашенная в черный цвет стена, сооруженная из дерева, песка и изоляционных плит. У стены был разбросан песок, который впитывал кровь жертв. Невзирая на время года, людей расстреливали раздетыми догола, сначала женщин, а затем мужчин. Истекающие кровью трупы на машинах вывозились в крематорий.

    Однако самым чудовищным способом умерщвления заключенных являлись газовые камеры, главные из которых располагались на территории лагеря Аушвиц II.

    Рудольф Хëсс, арестованный после войны и приговоренный к смертной казни, отмечал в своей автобиографии: «Летом 1941 года – точную дату сейчас назвать не могу, – я внезапно был вызван к рейхсфюреру СС в Берлин, причем непосредственно одним из его адъютантов. Вопреки своему обыкновению, Гиммлер в отсутствие адъютанта объявил мне следующее: «Фюрер приказал окончательно решить еврейский вопрос, мы – СС – должны выполнить этот приказ.

    Имеющиеся пункты уничтожения на Востоке не в состоянии осуществить намеченные крупные акции. Поэтому я выбрал для этой цели Аушвиц, во первых, ввиду его благоприятного положения в транспортном отношении, и, во вторых, отведенную там для этих целей территорию легко можно изолировать и замаскировать. Сначала я подыскивал для этой задачи офицера СС высшего ранга; однако, чтобы заранее избежать затруднений, связанных с назначением, я отказался от этого, и теперь Вам предстоит выполнить эту задачу».

    Долгое время расстрел оставался наиболее эффективным способом массового убийства. Хëсс не знал, сколько евреев и в какие сроки будет к нему направлено, и не представлял, как успешно справиться с задачей по их массовому умерщвлению. Однажды, в отсутствие Хëсса, его заместитель гауптштурмфюрер СС Карл Фрич, решил провести «эксперимент». К тому времени рейх уже вел войну против СССР, и осенью 1941 года в Освенцим доставили очередную группу советских военнопленных в количестве 11 957 человек (первая группа в составе 300 человек, по большей части политруков, прибыла в лагерь в июле 1941 года и была расстреляна в близлежащих карьерах). Примерно 600 бывших бойцов и командиров Красной Армии (а вместе с ними и 250 поляков, больных туберкулезом) отправили в блок № 11 основного лагеря (позже – Аушвиц I). Именно там – в двух старых фермах, приспособленных под газовые камеры, – впервые на заключенных был опробован синильный газ (цианистый водород).

    Вторая «газовая обработка» была проведена уже после возвращения Хëсса. Потребовалось два дня, чтобы проветрить фермы-бункеры. Опыт был повторен. Заключенные пытались вырваться, но двери были плотно закрыты на засовы. Лагерный врач заверил Хëсса, что жертвы не страдали от агонии, и комендант заключил, что такой бескровный способ уничтожения не особенно обременит подчиненных ему эсэсовцев. Так цианистый водород, получивший название «Циклон-Б», стал основным умерщвляющим веществом в газовых камерах Аушвица (в 1942–1943 годах фирма «Теш и Штабенов» доставила в лагерь 19 652 кг цианида).

    Разумеется, подобный способ истребления нес с собой и массу проблем – нужно было что-то делать с трупами. Тела жертв, зарытые в землю, отравляли грунтовые воды трупными ядами. Выход был найден. Эсэсовцы привлекли к работам частные фирмы «Ридель и сыновья», «Роберт Кехлер», «Йозеф Клюге» и «Топф и сыновья». Так, эрфуртское предприятие «Топф и сыновья» уже в августе 1941 года установило в Аушвице кремационную печь, получившую со временем обозначение Крематорий I. Этот крематорий постоянно развивался и начиная с 15 декабря 1941 года имел уже четыре действующие муфельные печи, работавшие на коксе.

    Первоначально пропускная способность крематория была скромной – всего 54 трупа в час. Было ясно, что одного его будет недостаточно, чтобы выполнить ту «важнейшую задачу», решение которой планировалось в Берлине. Заказы от СС на второй и третий крематории поступили в ноябре 1941 и осенью 1942 года. Ведущие инженеры и сотрудники фирмы «Топф и сыновья» – Эрнст Вольфганг Топф, Мартин Клеттнер, Вильгельм Кох, Курт Прюфер и Фриц Зандер – соревновались друг с другом в поиске новых технологических решений, способных обеспечить прорыв в печном деле по утилизации трупной массы. В своих усилиях целеустремленные «рационализаторы» далеко превзошли аппетиты даже своего маниакального заказчика. Так, Прюфер разработал идею круговых печей, а Зандер предложил систему «огненного конвейера», способного работать практически безостановочно.

    В марте – июне 1943 года крематории один за другим становились в строй (первым – Крематорий IV, за ним Крематории II и V). Последним, в конце июня, был запущен Крематорий III. В конечном итоге, как следует из письма руководителя строительством войск СС и полиции в Аушвице от 2 июня 1943 года, пропускная способность отдельных крематориев составляла в сутки: Крематорий I – 340 трупов, Крематорий II – 1440 трупов, Крематорий III – 1440 трупов, Крематории IV и V по 768 трупов. Таким образом, во всех крематориях вместе взятых за сутки можно было сжечь 4756 тел. Эти расчеты были теоретическими, предполагая безаварийную и бесперебойную работу печей, с учетом времени, предназначенного для текущего ремонта, очистки топок от шлака и т. д. На деле пропускная способность оказалась вдвое больше. Например, в Крематориях II и III в сутки сжигалось около 5 тыс. тел, а в Крематориях IV и V – до 3 тыс.

    * * *


    После того как 20 января 1942 года в пригороде Берлина, Ванзее, прошло секретное совещание, на котором была утверждена программа по «окончательному решению еврейского вопроса», в Аушвиц стали прибывать эшелоны с евреями. Первое умерщвление газом евреев произошло в середине февраля 1942 года, когда в лагерь доставили транспорт с заключенными, сформированный в силезском городке Бойтене. Поначалу прибывших пытались обманывать. Какой-нибудь эсэсовец объявлял им, что, прежде чем их зачислят на работы, они должны пойти в душ. Сняв одежду, ничего не подозревавшие люди шли прямиком в газовые камеры. Уловка оказалась столь успешной, что к ней прибегали еще долго.

    Впрочем, скоро евреям стали прямо говорить, куда их привезли. Заместитель Хëсса, Карл Фрич, как-то встретил прибывших евреев такими словами: «Вы приехали сюда не в санаторий, а в немецкий концентрационный лагерь, из которого только один выход: через трубу. Если это кому-то не нравится, то можете хоть сейчас идти на проволоку».

    Транспорты с евреями стали поступать в Освенцим не только из Верхней Силезии, но также из Словакии, Нидерландов, Бельгии, Франции, Хорватии и разных районов Польши. Процедура приема была неизменна. После долгих дней и ночей пути (иногда дорога занимала более недели) эшелон выгружал депортированных на платформе в Биркенау. Тут же медики-эсэсовцы производили селекцию. В одну сторону направлялись здоровые мужчины и женщины, в другую – старики, женщины с детьми, физически слабые.

    Первым давалась отсрочка – они должны были работать до самой смерти. Вторым (от 70 до 80 процентов вновь прибывших) полагалась немедленная смерть. Более двух третей депортированных из Франции и Бельгии не успели даже ступить на землю лагеря. Их сразу же отправили в газовые камеры. Иногда, когда необходимости в рабочей силе не было, отбор вообще не проводился, и весь эшелон подвергался уничтожению.

    Хотя считалось, что в газовых камерах люди умирали почти мгновенно, палачи, когда открывали двери, часто обнаруживали, что некоторые тела были покрыты рвотой, экскрементами и кровью. Во время посещения Аушвица в середине июля 1942 г. Гиммлер побывал в Биркенау и лично наблюдал, как выходили из вагонов люди, обреченные на смерть, и как из бункеров вывозили трупы. Впоследствии он сказал Хëссу, что число транспортов увеличится и что все евреи, неспособные работать, подлежат ликвидации.

    Комендант лагеря Рудольф Хëсс был одним из немногих, кто, кроме врачей и обслуживающего персонала крематориев, был свидетелем умерщвления людей в газовых камерах. Он рассказывал об этом так: «Через глазок в дверях можно было видеть, как люди, находившиеся ближе к газопроводящим устройствам, тотчас же падали замертво. Почти одна треть из них умирала сразу. Остальные начинали сбиваться в кучу, кричать и судорожно хватать воздух. Вскоре, однако, крик превращался в предсмертный хрип. Через несколько минут все лежали. Самое большое по истечении 20 минут никто уже не шевелился».

    После того как процесс умерщвления газом завершался, включались мощные вентиляторы, и камера проветривалась. Затем открывались двери, а трупы перевозились в крематорий. Вслед за этим стриглись волосы и извлекались золотые зубы, а тела оттаскивались к печам. Их клали на специальную тележку и вкатывали внутрь. Для сожжения тел требовалось около 20 минут. Пепел с остатками не сожженных до конца костей вывозили на грузовиках в деревню Харменже и высыпали в рыбные пруды, засыпали болота или удобряли поля лагерных хозяйств.

    До определенного момента тела в Аушвице не сжигали, а закапывали. Однако когда рвы-могильники в Биркенау заполнились до предела, они стали источником загрязнения. Поэтому с конца лета по ноябрь 1942 года их пришлось открыть, чтобы сжечь 107 тысяч полуразложившихся трупов.

    В 1943 году «нагрузка» на Аушвиц возросла: в лагерь постоянно прибывали крупные транспорты с евреями. Поскольку крематории не успевали сжигать все тела, было принято решение сжигать их на открытом воздухе. Ввиду неограниченной пропускной способности зольников число сжигаемых тел зависело от количества транспортов и пропускной способности газовых камер, теоретически рассчитанной на 60 тыс. тел. Самое большое число отравленных и сожженных за один день людей было достигнуто в 1944 г. во время акции уничтожения венгерских евреев и составило 24 тыс. человек.

    Все вспомогательные работы – извлечение золотых зубов, выгрузка тел из газовых камер, стрижка волос, сжигание трупов – выполняла специальная рабочая группа заключенных, называвшаяся зондеркомандой. В эту команду преимущественно набирали заключенных-евреев из тех стран, откуда прибывали транспорты. Численность команды постоянно колебалась. Члены зловещей зондеркоманды жили в подвальных помещениях блока № 11, а с середины 1944 г. – на чердаках крематориев. 22 июля 1944 г. за отказ работать в зондеркоманде были убиты 435 молодых евреев из Греции.

    Согласно специальному распоряжению, этих заключенных следовало ликвидировать после каждой крупной акции. Фактически же их истребляли через каждые несколько месяцев, оставляя в живых, за редким исключением, только специалистов: истопников, механиков и заключенных, занимавших лагерные должности.

    В связи с планируемой эвакуацией лагеря осенью 1944 г. было решено постепенно ликвидировать работников зондеркоманды. Однако во время попытки их уничтожить 7 октября 1944 года вспыхнуло восстание, в результате которого погибли несколько сот узников.

    Уничтожение людей в газовых камерах Аушвица продолжалось до 1 ноября 1944 года.

    * * *


    Вследствие военных поражений германской армии и постоянного отступления под ударами союзников во второй половине 1944 года руководство СС отдало приказ комендантам лагерей и тюрем подготовить планы эвакуации и замести следы преступлений.

    В августе 1944 года лагерное начальство СС приступило к постепенной ликвидации освенцимских лагерей и уничтожению улик совершенных злодеяний. Уже в конце лета 1944 года политический отдел (лагерное гестапо) приступил к сожжению именных списков людей, отправленных на смерть в газовых камерах Аушвица. Другие отделения лагерной администрации также начали уничтожать картотеку и реестры заключенных, а также прочие лагерные акты и документы.

    В середине октября немцы приступили к разборке Крематория IV, разрушенного заключенными зондеркоманды во время восстания 7 октября 1944 года. В ноябре и декабре было снято техническое оборудование в газовых камерах и помещениях с печами в Крематориях II и III. Выделенной из узников и узниц специальной бригаде поручено было чистить, засыпать и обкладывать дерном зольные ямы или углубления, куда ссыпался из кремационных печей человеческий прах. Со складов выгружалось награбленное у евреев имущество. Самые ценные вещи вывозились поездами вглубь Германии, остальное уничтожалось. В декабре 1944 года печи были немцами взорваны.

    17 января 1945 года на последней перекличке присутствовали 67 012 заключенных, в том числе в Аушвице II – 31 894, а в подлагерях, входивших в состав Аушвица III,– 35 118 человек. В целом лагерным учетом было охвачено свыше 400 тыс. человек. Из этого числа зарегистрированных и имевших лагерные номера узников и узниц в живых осталось примерно 60 тыс. человек, эвакуированных и переведенных в другие концлагеря, а также находившихся в освенцимских лагерях в момент их освобождения.

    Освенцим был освобожден войсками Красной Армии в ходе Висло-Одерской наступательной операции. Надо сказать, что никаких мероприятий по заблаговременной подготовке к освобождению концлагеря Аушвиц советским командованием не намечалось и не проводилось. 1-й Украинский фронт маршала И. С. Конева не получал в этой связи никаких специальных задач. Эти задачи были решены левым крылом фронта, и в частности 60-й армией под командованием генерала П. А. Курочкина, попутно, по ходу охвата Верхней Силезии с юго-востока и занятии важных опорных пунктов вермахта на Висле – Хшанува, Нейберуна и Аушвица.

    На восточные филиалы концлагеря части и подразделения 60-й армии наткнулись фактически случайно. Так, 24–25 января войсками 106-го стрелкового корпуса, в частности, 100-й и 322-й дивизиями, были освобождены два филиала Аушвица III–Моновиц и Зарац, после чего командир корпуса поставил перед 14-й и 107-й стрелковыми дивизиями задачу захватить Нейберун, а затем наступать на Аушвиц. Еще один филиал лагеря в Явожно был освобожден 286-й стрелковой дивизией.

    Надо сказать, что в эти дни возле Биркенау немцы оказали особенно ожесточенное сопротивление, а между 23 и 25 января – даже попытались перейти в контрнаступление. Однако все атаки противника были в конечном итоге отбиты.

    Около 3 часов дня 27 января 1945 года 100-я стрелковая дивизия генерала Ф. М. Красавина освободила Аушвиц I. Одним из первых и в город, и в лагерь ворвался штурмовой отряд 106-го стрелкового корпуса под командованием майора Анатолия Шапиро. Его отряд разминировал подступы к лагерю, после чего Шапиро лично открыл ворота лагеря Аушвиц I и участвовал в подавлении сопротивления СС.

    Аушвиц II – Биркенау был освобожден только 28 января. Сделал это личный состав 107-й стрелковой дивизии под командованием полковника В. Я. Петренко. Позже он вспоминал: «Меня провели на территорию лагеря… К нам подходили изможденные узники в полосатой одежде, что-то говорили на разных языках. Меня, не раз видевшего своими глазами гибель людей на фронте, поразила невиданная жестокость нацистов к заключенным лагеря, превратившимся в живых скелетов… Слез у этих людей уже не было. Я видел, они пытаются утереть глаза, а глаза оставались сухими».

    В момент освобождения на территории концлагеря и его филиалов было обнаружено около 650 трупов, в основном, женщин, умерших от истощения, а также расстрелянных эсэсовцами перед уходом. Дожили же до освобождения около 9 тыс. человек, из них 7 тыс. в трех главных лагерях – в Моновице, Биркенау и Аушвице.

    Согласно подсчетам, проведенным польскими специалистами Данутой Чех и Франтишеком Пайпером, – которые изучили и проанализировали большое количество документов, – в Освенцим были депортированы 1,3 млн человек, из них 1,1 млн составляли евреи. Всего погибло 1,1 млн заключенных, в том числе свыше 1 млн евреев, 75 тыс. поляков, свыше 20 тыс. цыган, 15 тыс. советских военнопленных и свыше 10 тыс. представителей других национальностей. Но для некоторой части заключенных, выживших в Аушвице, мучения не закончились. Тысячи умерли от истощения или были застрелены во время маршей к железнодорожным станциям, другие умерли во время перевозки в открытых угольных вагонах. Очень многие не выдержали лишений в лагерях Берген-Бельзен, Штутгоф, Бухенвальд, Дахау, Заксенхаузен, Нойенгамме и др.

    По подсчетам британского исследователя Лоуренса Риса, приблизительно 85 процентов эсэсовцев, служивших в Аушвице и переживших войну, избежали наказания. Главной причиной было то, что большинство из них не принимали непосредственного участия в экзекуциях и в работе конвейера смерти – Гиммлер недаром изобрел такую чудовищную систему, в которой жертв уничтожали будущие жертвы.

    Самый крупный процесс над бывшими сотрудниками концлагеря Аушвиц прошел во Франкфурте-на-Майне в декабре 1963 – августе 1964 года, когда на скамье подсудимых оказалось 22 бывших эсэсовца. 17 из них были признаны виновными, шесть получили высшую меру наказания – пожизненное заключение.

    Дмитрий Жуков
    Иван Ковтун
    Источник: sovsekretno.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 06 февраля 2015, 08:48
    • iunior

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018