Фашистский «новый порядок» в оккупированных районах Ленинградской области («Красная звезда» от 29 апреля 1942 года)
История и события

    Фашистский «новый порядок» в оккупированных
    районах Ленинградской области


    Семь—восемь месяцев хозяйничают немецкие фашисты в ряде районов Ленинградской области. Они топчут исконно русские земли — псковскую и новгородскую, установили в них рабовладельческий строй.

    На территории Лужского, Плюсского, Струго-­Красненского, Новосельского, Тосненского и других районов вся власть сосредоточена в руках германской военно-полевой комендатуры. Во главе комендатуры стоит немецкий офицер. Он — бесконтрольный властитель над местным населением и одновременно начальник карательных отрядов.

    В оккупированных районах свирепствует неслыханный террор. За населением установлен строжайший негласный контроль. Местные жители все зарегистрированы. При выдаче паспорта владелец его, как уголовный преступник, ставит на листке отпечаток большого пальца руки. В паспорт на немецком и русском языках вписываются приметы владельца. Между прочим настоящие уголовники, сидевшие ранее в тюрьмах, пользуются привилегиями: на их документы ставится штамп: «Находится под охраной германских вооруженных сил». В тех деревнях, где местное население не имеет паспортов, установлено ношение нарукавных знаков. Каждый населенный пункт имеет свой цвет повязки. В деревнях Ольховец, Озерешино, Красницы населению выданы бирки с номером, написанным химическим карандашом. Этот номер при передвижении по улицам и дорогам в обязательном порядке носится на груди. Передвигаться из района в район жителям запрещено. Для выезда в другой район требуется пропуск из комендатуры, который надо получить от старосты и волостного старшины. Кто разрешит кому-­либо переночевать у себя без записки старосты — подлежит расстрелу. Как издевательскую меру репрессии, немцы ввели ежедневную явку провинившихся жителей в комендатуру для отметки. Многие, в том числе старики и женщины, вынуждены для этого проходить десятки километров.

    Немцы ввели широко распространившееся понятие «подозрительный». К таким людям применяются самые строгие репрессии. Подозрительным оккупантам кажется любой русский человек. В официальной служебной инструкции для комендантов населенных пунктов, изданной штабом 126-­й немецкой пехотной дивизии, действующей в районе Волхова, говорится: «Решение о том, подозрительна ли данная личность или не подозрительна, надо тщательно продумать. Во всяком случае правильнее определить гражданское лицо подозрительным и избежать тем самым той опасности, что это лицо, отпущенное, как не подозрительное, будет наносить вред нашим частям».

    Недавно оккупанты приступили к окончательному закабалению крестьянства. Этой цели служит провозглашенная немцами земельная реформа. Согласно этой «реформе» вся земля и имущество крестьян и колхозов переходят в собственность немецкого государства. Единоличник не становится хозяином отведенного ему участка земли, а обязан вступить в общину. Руководителями и фактически единственными владельцами «общинных хозяйств» назначаются немцы. Крестьяне же превращаются в батраков и низводятся на положение бесправных рабов. В оккупированных районах создан институт «ландвиршафтсфюреров» — руководителей сельского хозяйства. Они носят офицерскую форму и по сути являются организаторами военно-­феодального порядка. Начинают появляться и штатские «руководители» — немецкие помещики и бароны. Недавно в Лужский район приехал остзейский барон Бидердинг, бывший собственник этих земель. Немецкий помещик и его управляющий стали рьяно наводить свои порядки, ввели барщину, установили непосильные поборы, издеваются над крестьянами. Сюда же прибыл другой остзейский помещик — фон Розен.

    Но еще прежде чем новые помещики взялись высасывать соки из захваченных земель — немецко-фашистская армия прошлась по этим землям, как опустошительный ураган. В деревнях немцы разграбили все общественное и личное имущество крестьян, вплоть до детских распашонок. Только в одной деревне Шевелево, Чудовского района немцы из 121 дома сожгли 115, а оставшиеся 6 домов превратили в дзоты. Имущество крестьян — 59 лошадей, 46 коров, 302 овцы, 146 свиней, 6 тыс. пудов хлеба, 43 тыс. пудов картофеля, 3 тыс. пудов клевера, 107 тыс. пудов сена — забрали. Все домашние вещи, вплоть до белья — вывезли в Германию. Крестьян полубосыми увели в тыл, в лагеря для использования на военных подневольных работах. Непригодных для работ, глубоких стариков, детей — уничтожили на месте. Каждый колхоз, каждая русская деревня, где побывали немцы, должны бы предъявить людоеду Гитлеру по? ный счет.

    Невыносимо тяжелые, варварские законы установлены в деревнях. Ужасы крепостного права бледнеют перед пресловутым «новым порядком» фашистов. Работа крестьян в качестве батраков в «общинных хозяйствах» никак не оплачивается. Весь прошлогодний урожай был отобран германской армией и вывезен. Десятки всяких налогов, поборов, штрафов довершают грабеж. Немцы установили натуральную дань и взыскивают ее силой оружия. От начисто ограбленных осенью крестьян Плюсского района немцы зимой потребовали дополнительно 360 пар валенок, тулупы, перчатки, теплые чулки. Каждая деревня должна поставлять оккупантам мясо, шерсть, картофель, яйца и т. д.

    Гитлеровцы организованно и планомерно уничтожают деревни и поселки, совхозы и города. Не только в сожженных деревнях, но и в таких, еще недавно цветущих города, как Псков, Дуга, Любань, Красногвардейск, Пушкин, замерла жизнь. Партизаны рассказывают, что старинный русский город Псков разрушен фашистскими вандалами. Повсюду торчат оголенные остовы каменных зданий, обуглившиеся срубы домов. Всю зиму солдатские казармы и публичные дома отапливались бревнами старинных изб, которые сносились целыми кварталами. Сохранившиеся каменные здания специально подрывают, чтобы использовать на строительстве укреплений железо, кирпич и другие материалы. Такая же картина в прекрасном древнем Новгороде. Немец, пленный солдат 2-­й роты 224-­го полка 126-­й пехотной дивизии Евгений Август Гукенберг показал на допросе: «Новгород весь разрушен. Остались одни развалины. Гражданского населения в городе почти нет, да ему и негде было бы жить».

    То, что наш народ и весь мир привыкли называть зверством германской армии в русских деревнях и селах, есть организованное, преднамеренное истребление советского народа. Достаточно вспомнить трагедию деревни Дубовцы, о которой писала «Красная звезда». Почти сто граждан этой деревни были растерзаны немцами за то, что отказались уйти с родной земли. Женщин и детей варвары угоняли в лютый мороз к себе в тыл. Такую же поголовную расправу учинили фашисты над населением деревни Червинска Лука, Тосненского района. Таких селений в оккупированных районах Ленинградской области многие десятки.

    Истребляя лучших людей советской деревни, гитлеровцы превращают в рабов все остальное население. Первое время они уводили мирных граждан под видом военнопленных, теперь наших людей открыто, без всяких оговорок отправляют на каторжные работы в Германию. Из села Подозерье (район озера Ильмень) немецкие власти только за один раз увели в Германию 600 человек. Из Луги насильно эвакуировано 9/10 населения. Как истинные рабовладельцы, фашисты не принимают во внимание семейные связи своих невольников, ни в какой мере не считаются с их человеческим достоинством. Они отрывают мужей от жен, родителей от детей, девушек от женихов. У крестьянина деревни Береговые Морены — Антонова немцы увели в рабство двух дочерей, а всего из этой деревни угнали в Германию 17 человек, в том числе 14 девушек. Из районов Тосненского, Чудовского, Красногвардейского, Волосовского, Лужского почти все население от 18 до 50 лет, преимущественно мужчины, уведено в глубокий немецкий тыл. Там они содержатся в специальных лагерях под усиленной охраной и используются для принудительной работы в промышленности, на железных дорогах, по восстановлению шоссейных дорог, по обслуживанию немецкой армии, на самых тяжелых работах. Мало этого, уже в самое последнее время немцы проводят насильственную мобилизацию и военное обучение подрастающей молодежи и готовят ее для отправки в африканские легионы. О мобилизации русской молодежи сообщают из Пскова, Порхова, Острова. Из Пушкина, Красногвардейска. Слуцка и других городов вывезено до 60 тысяч человек, причем квалифицированная рабочая сила отправлена на немецкие заводы, некоторые в Ригу. Из Новгорода еще в начале зимы немцы угнали в Германию значительную часть мужчин в возрасте от 14 до 50 лет и женщин от 15 до 45 лет. В феврале был издан приказ: «… Всему населению без исключения предлагается в течение двух часов покинуть город». Жандармы изгоняли граждан из домов. В лютые морозы немцы гнали новгородцев по Нехинскому тракту.

    Особенно усиленно немцы стали применять принудительный труд на военных работах весной. Приказ по 290-­й пехотной дивизии за подписью первого офицера генштаба Тайлокерна­ гласит: «Проведение весенних работ возможно большей частью лишь путем применения всех местных сил». На всех работах имеются специальные немцы-надсмотрщики, которые поминутно подгоняют рабочих резиновыми дубинками и шомполами. За невыход на работу в первый раз установлен большой денежный штраф, во второй раз — избиение шомполами, в третий раз — расстрел.

    Повсеместно введены телесные наказания. Немецкие власти установили порку плетьми и резиновыми дубинками, которыми вооружены полицейские, представители комендатур и карательные отряды. С садистской жестокостью немцы порют русских крестьян, не щадя при этом ни стариков, ни женщин, ни детей. В развитие общего закона о порке плетьми, комендатура, действующая на территории Новосельского района, провела соответствующее «нормирование». Она установила от 25 до 150 ударов плетьми за один проступок. При этом оговорено, что, якобы для «облегчения» наказания, в сутки можно давать не более 25 ударов. Это значит, что наказанный, скажем, 100 ударами должен переносить позор и физические страдания в течение четырех дней.

    Расстрелы провинившихся и сожжение их домов за сколько-нибудь значительные проступки введены без всяких ограничений.

    Гитлеровские людоеды уничтожают весь цвет рабочего класса и интеллигенции Гдова. На одной из городских площадей они публично повесили наборщика районной типографии активиста Галкина. Туда же привели 11 комсомольцев из совхоза «Смена», заставили их лечь на землю вниз лицом и запретили им шевелиться и разговаривать между собой. В течение трех дней несколько смен солдат публично избивали одиннадцать мучеников и лишь на исходе третьих суток их, полуживых и истерзанных, повесили. В центре Луги устроена виселица, на которой была повешена группа бывших советских активистов во главе с коммунистами — Александром Ивановым и Прокоповичем, причем последние не просто повешены, а наколоты за горло на огромные железные крюки. На другой улице было повешено 13 рабочих-стахановцев. Виселицы сооружены и в городе Пушкине. Здесь повешенные не вынимаются из петель по целым неделям.

    Городское население, не изгнанное немцами с родных мест, подвергается постоянному преследованию, унижению, живет под вечным страхом расстрела, избиения, грабежа или надругательства. Жизненный уровень городского населения опустился до предела. Все продукты питания и одежда отобраны. Торговли нет.

    Больницы, родильные дома, детские амбулатории и консультации во всех оккупированных городах закрыты. Об охране здоровья и говорить не приходится. Излюбленный немцами метод борьбы с эпидемиями — это уничтожение больных. Обычно больные стаскиваются в один дом, на дверях которого вывешивается вывеска: «осторожно», «заразно». Изолированные от всех живых и брошенные на произвол судьбы больные обречены на голодную смерть, а кое-­где их отравляют газом.

    Жители оккупированных городов объявлены фашистами вне закона. Они не имеют права ходить по многим центральным улицам. В Новгороде, Красногвардейске, Вырице открыты столовые, но русских в них не пускают. Те немногие магазины, рестораны и парикмахерские, которые есть в городах, обслуживают только немцев. В Луге на парикмахерской так и написано: «Вход русским запрещен».

    Варварскую эксплоатацию, каторжные законы и физическое истребление русского народа фашисты сопровождают невиданным духовным гнетом. Национальная культура и национальное достоинство русского человека — объекты постоянного преследования, надругательства, варварского осквернения. Во всех районах Ленинградской области, временно оккупированных врагом, закрыты школы. В Луге немцы открыли было одну школу и основным предметом обучения объявили немецкий язык. Но вскоре и она прекратила свое существование — население отказалось посылать туда детей. Вместо­ русских школ в Плюсском районе насаждаются курсы по изучению немецкого языка. В библиотеках захваченных немцами городов разбросаны или сожжены все книги. Ликвидированы клубы, избы-читальни. Повсюду закрыты кино и театры. В Новгороде сожжены Дом культуры и кинотеатр «Экран». Повсеместно немцы запретили исполнять музыку русских композиторов, русские народные песни и танцы. В № 907 немецкой газеты «Альгемейне харесмиттейлунген» прямо написано, что «исполнение произведений русских композиторов нежелательно. Недопустимо исполнение в общественных местах и русских народных песен».

    Планомерно уничтожаются и разрушаются исторические и художественные памятники русского народа. Немцы опоганили, превратили в конюшни и артиллерийские склады величественные монастыри Новгорода. В Пушкине, Слуцке и Петергофе разграблены замечательные дворцы, вывезены в Германию не только мебель, люстры, утварь, скульптура знаменитых петергофских фонтанов, но и наличники с окон! Пушкинский заповедник в Михайловском осквернен. Вырублены столетние деревья в аллеях, по которым гулял и которые любил Пушкин. Сожжен дом няни Пушкина — Арины Родионовны, загрязнено место, где похоронен гениальный поэт. В Пскове в знаменитых Паганкиных хоромах, где находится музей, все разгромлено и разбито. Расписанные старинными русскими мастерами своды замазаны углем, редкая музейная утварь выброшена на улицу, старинные кованые сундуки разбиты, ковры растасканы. Сожжена богатая картинная галерея, краеведческий музей разрушен. В звериной ненависти ко всему русскому немцы даже имя города Псков переиначили на немецкий лад — Плескау.

    Духовное рабство, в которое немцы ввергли население оккупированных районов, усугубляется еще развратом, насаждаемым фашистами, обдуманным нравственным растлением детей и молодежи. Повсюду открываются публичные дома. Только на одной Советской улице в Пскове немцами открыто два дома терпимости. В эти дома русские женщины и девушки сгоняются силой оружия. Многих девушек фашисты заразили венерическими болезнями. В ряде сел и городов немцы создают фашистско-бандитские шайки из уголовного и кулацкого элемента. В эти шайки они втягивают подростков 14—16 лет, приучают их грабить и убивать, спаивают, всячески развивают в них низменные животные инстинкты.

    * * *


    Велики страдания советских людей, подпавших под немецкое иго, но не сломлен их дух. Исконно русские псковские, новгородские земли не раз видали гибель немецких захватчиков. Здесь русские люди дали жестокий отпор ливонским рыцарям, подбиравшимся к новгородскому княжеству еще в 1214—1234 гг. В этих местах 700 лет назад русские воины, предводительствуемые Александром Невским, наголову разбили немецких захватчиков. Здесь, на псковской земле, в 1918 г. только что созданная партией Ленина—Сталина молодая Красная Армия нанесла поражение кайзеровским войскам. Здесь, на этих местах, неугасимым огнем горят и ныне разгораются все ярче костры партизанской войны. В тылу у немцев живет и борется целый «партизанский край». А по эту сторону фронта наши войска усиленно готовятся к решающим боям. Советские бойцы полны решимости по примеру своих мужественных предков разгромить немецких оккупантов и навсегда очистить земли Ленинградской области от фашистских порядков, от угнетения и бесчестия.

    Дивизионный комиссар П. ГОРОХОВ.
    ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ.

    Источник: Газета «Красная звезда» 29 апреля 1942 года

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 27 ноября 2014, 10:00
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017