Потери немецкой авиации в кадрах («Красная звезда» от 16 апреля 1942 года)
Память История и события

    Потери немецкой авиации в кадрах


    Пятнадцать лет назад в Германии вышла небольшая книжка: «Что должен знать немец об авиации». Она была подписана псевдонимом «Авиатикус». Под псевдонимом скрылся авиационный деятель Германии, а высказанные им положения надолго определили пути развития немецких воздушных сил. Один из основных разделов книжки был посвящен кадрам авиации. «Исход боевых операций в воздухе,— говорилось в этом разделе,— зависит в значительной мере от того, насколько удастся сберечь и рационально использовать личный состав авиации — движущую силу каждой победы в воздушной войне».

    Автор пришел к этой формуле, осмыслив опыт первой мировой войны. Он хотел предостеречь незадачливых своих потомков от повторения ошибок прошлого. Автору это удалось лишь частично: немцы многое сделали, чтобы зазубрить его истину, но они оказались беспомощными претворить это положение в жизнь.

    В момент прихода Гитлера к власти Германия имела контингент боевых экипажей на 700—800 самолетов. В большинстве своем это были относительно опытные летчики — участники мировой войны. Воспитанные в духе реакционных традиций немецкой офицерской касты, они жаждали реванша, но явно неприязненно относились к Гитлеру, считая его выскочкой и авантюристом. Попытки нацистского правительства привлечь старых летчиков к активному сотрудничеству имели лишь частичный успех. По крайней мере, когда Гитлер начал формировать высший командный состав авиации, его выбор был ограничен узким кругом личных друзей Геринга. Действуя вопреки воле воздушного министерства, Гитлер назначил на высшие командные посты в авиации группу пехотных и артиллерийских офицеров — своих приверженцев. Нынешние командующие воздушных флотов Кессельринг, Штумпф пришли в авиацию именно в этот период. Что же касается подавляющего большинства старых летчиков, то они были использованы на второстепенных постах.

    Однако простой переброской пехотных офицеров в воздушные силы проблема командных кадров авиации не решалась, и гитлеровцы приступили к массовой подготовке офицеров авиации из молодежи. При этом ставка была сделана на наиболее реакционные слои, происходящие из среды прусского дворянства, купечества, мелкой буржуазии. В год, предшествующий второй мировой войне, немецкие авиаучилища выпустили 7.000 летчиков, численный состав летно-подъемного персонала гитлеровской армии достиг 20—25 тысяч человек.

    Воздушные операции в первые два года европейской войны носили быстротечный характер. Все операции были осуществлены немцами при подавляющем превосходстве сил. Так, в Польше соотношение сил определялось пропорцией 3: 1, во Франции — 3: 1,5. Именно этим объясняется тот факт, что победа во всех этих сражениях была завоевана ценой относительно небольших жертв и в технике, и в кадрах.

    В итоге к началу войны против СССР немцы не только сохранили значительный контингент своих авиационных кадров, но и заметно увеличили их за счет нового пополнения. Например, если в сентябре 1939 года численный состав летных кадров гитлеровской Германии не превышал 10.000 человек, то на 1 января 1941 года он достигал уже 13—15 тысяч. Многие из этих летчиков прошли полный курс обучения в спокойной довоенной обстановке, накопили почти двухлетний опыт боевой работы и вступили в войну в возрасте 22—25 лет, имея звание фельдфебеля и унтера. Иначе говоря, в первые же дни войны нашей авиации противостояла крупная воздушная армия врага, сравнительно хорошо подготовленная, обладающая известным боевым опытом. Но на этот раз гитлеровцы встретили советскую воздушную армию, которая по своему вооружению, моральным и профессиональным качествам превосходила немецкую.

    Девятимесячный период воздушной войны условно можно разбить на три этапа. Первый обнимает два месяца: часть июня, июль, август. Он характеризуется внезапным нападением неприятельской авиации на наши аэродромы и ожесточенными воздушными схватками на путях движения наземных сил. Потери немцев за это время измеряются: в технике—7.200 самолетов, в летном составе — около 20.000 человек.

    Второй этап охватывает три месяца: сентябрь, октябрь, ноябрь. Он прошел под знаком яростной борьбы за советский юг, юго-­запад, Москву, Ленинград. Для этого этапа характерен жестокий поединок двух воздушных армий. Он закончился тем, что наша авиация лишила врага инициативы в воздухе на всех фронтах. За этот период потери врага в технике достигают 5.500—5.700 машин, в летно-подъемном составе — 12—15 тысяч человек.

    Наконец, третий этап обнимает четыре месяца: декабрь, январь, февраль, март. Он прошел под знаком явного превосходства советской авиации, активно поддерживавшей наступающие части Красной Армии по всему фронту. Потери врага продолжали расти, причем только в летном составе они достигли к концу девятого месяца 38.000 человек. Если учесть, что численность немецких летных кадров в начале войны измерялась 34—36 тысячами человек, то можно сделать вывод: за истекшие девять с лишним месяцев советские летчики перебили подавляющее большинство гитлеровского летного состава, подготовленного до войны.

    В этой связи важно рассмотреть, какие именно кадры потеряла гитлеровская авиация. Освободив лучшие свои силы от действий над полем боя, немцы использовали их для ударов по Москве, Ленинграду и Одессе, для дальних разведывательных полетов. Вот результаты их деятельности в районе Москвы. Из 300 летных экипажей, собранных немцами в июле прошлого года для налета на Москву, 180—­200 были возглавлены офицерами и фельдфебелями. Вместе с другими частями к Москве был направлен и небезызвестный легион «Кондор» — некогда гордость фашистской авиации. В первые два месяца боев из общего состава трехсот экипажей была потеряна половина. В частности, в боях за Москву понес значительные потери и вследствие этого был выключен из борьбы легион «Кондор».

    Продолжая налеты на Москву, немцы в конце августа мобилизовали для этой цели новую, еще более крупную группу летчиков. Выполнение этой задачи было поручено и некоторым частям воздушного флота Кессельринга, действовавшего на центральном участке фронта. Под ударами советской авиации флот Кессельринга понес большой урон, был снят с фронта и уведен на переформирование. В результате почти девятимесячных воздушных боев над Москвой и на подступах к ней немцы потеряли гораздо больше тысячи самолетов и около четырех тысяч летчиков, причем здесь были особенно велики потери врага в высококвалифицированных кадрах.

    Чтобы как-­то сократить убыль лучших своих кадров, командование немецких военно-воздушных сил приняло чрезвычайные меры. Например, был выработан своего рода кодекс для экипажей, совершающих налеты на Москву и Ленинград. Этот кодекс гласил: «Во избежание потерь экипажи обязаны вылетать и возвращаться на базу только ночью, идти к цели на высоте не ниже 6.500—7.000 метров». Когда и эта мера оказалась малоэффективной, Геринг запретил офицерам немецкой авиации, имеющим звание майора и выше, участие в боевых вылетах без специального разрешения высшего командования. Новые ограничения тоже не дали результатов.

    Ноябрь прошлого года явился для немецкой авиации черным месяцем в полном смысле этого слова. Немцы потеряли в ноябре наиболее ценные свои кадры. В двадцатых числах ноября погиб полковник Мельдерс — главный инспектор истребительной авиации Германии. Он руководил операциями воздушных сил, поддерживающих действия танковой армии Гудериана.

    Несколькими днями позже был убит на советско-германском фронте сподвижник Мельдерса в Испании, один из крупных деятелей немецких воздушных сил генерал авиация Гельмут Вильберг. Гибель этих двух летчиков была расценена всей фашистской печатью, как наиболее ощутительная потеря немецкой авиации за все время ее почти тридцатилетней истории.

    В июле немцы потеряли полковника фон Кюрбс — это одна из крупных фигур фашистской авиации. В августе погиб Пауль Кот, награжденный железными крестами I и II степени, золотой медалью летчика, испанским серебряным орденом с мечами.

    В октябре нами сбиты и взяты в плен крупные нацистские летчики Лаевский и Вегнер. Лаевский — известный в германской авиации знаток высотных полетов, в последние, два года он руководил постановкой этого дела в Северном воздушном флоте генерала Штумпфа. Вегнер — «асс» аэронавигации, во время налетов на Лондон он выполнял особые задания своего командования по бомбежке Букингема и Вестминстера. Убит Петер Геринг — близкий фашистскому рейхсмаршалу человек.

    Наконец в последние дни берлинское радио разразилось настоящей похоронной эпитафией по поводу новых потерь в немецкой авиации: под ударами советских летчиков погибла целая партия фашистских «ассов»: Ридер, Хэген и т. д.

    Чем дальше продолжается война, тем острее и непосредственнее немцы начинают осознавать истинные последствия понесенных ими потерь. Враг понимает, что урон в квалифицированных кадрах ничем не восполнить. Высказывания фашистских главарей на этот счет исполнены тревоги, причем и высказывания Геринга не составляют исключения. Провожая в могилу одного из многочисленных фашистских «ассов», погибших в последнее время, фашистский рейхсмаршал сказал:

    — Мы еще не знаем, как заполнить ту брешь, которую ты оставил.

    Что же представляют собой нынешние авиационные кадры Гитлера, каков их профессиональный и моральный облик? Изучив показания 80 пленных немецких летчиков и сопоставив эти показания, мы имеем возможность более или менее точно ответить на заданный вопрос. Основным средством подготовки кадров в Германии по-прежнему являются нормальные летные училища. Количество их в ходе войны было доведено до 74. Срок обучения для летчиков-­истребителей сокращен до 3—6 месяцев, для бомбардировщиков — до 3—5 месяцев. Каждое училище способно выпустить 150 человек.

    Большая часть летчиков, находящихся сейчас в строю, окончила летные школы в 1941—1942 гг. Они имеют звание ефрейтора, их возраст 18—21 год, боевой опыт — 3—7 месяцев. Но дело не только в низком профессиональном уровне авиационных кадров, хотя и сам по себе этот факт много значит. Не менее важно то обстоятельство, что эти кадры вступают в бой после того, как потерпели жесточайшее поражение их предшественники — летчики, гораздо более квалифицированные и опытные. Этот фактор не может не повлиять на моральное состояние нынешних авиационных кадров Гитлера. Эти кадры начинают терять веру в силу немецкого воздушного оружия, и гитлеровская клика бессильна вернуть ему эту веру.

    После жестоких поражений на Востоке немцы заметно изменили и методы воспитания своих кадров. Они поняли, что советских воздушных воинов высокомерием и кичливостью не победишь,— их надо знать. И в немецких авиационных частях происходит нечто невиданное прежде: появились инструкции о том, как действовать против советской авиации, брошюры с описанием наших самолетов. В дневниках летчиков мы обнаруживаем графические изображения тактических профилей советских истребителей, записи о действиях наших пикировщиков и штурмовиков по аэродромам. Враг, наконец, понял, какая сила противостоит ему. «Я удивляюсь храбрости русских летчиков», — говорит немец Лигнетц. «Летный состав русского воздушного флота имеет очень хорошую подготовку», — говорит летчик Мессершмитт. «Я наблюдал, как бомбила наш аэродром русская авиация. Наши летчики были поражены искусством русских: несмотря на зенитную оборону, налет был произведен на малой высоте»,— говорит командир экипажа Фойхт.

    Предстоит упорная и длительная борьба. Однако на нашей стороне будет ряд преимуществ. Главнейшие из них заключаются в том, что нам удалось истребить лучшие кадры немецкой авиации, подорвать веру врага в свои силы и в ходе многомесячной воздушной войны накопить огромный опыт.

    Генерал-­майор авиации Д. ГРЕНДАЛЬ

    По материалам: Газета «Красная звезда» 16 апреля 1942 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 01 ноября 2014, 09:25
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    оставлять комментарии можно только в полной версии сайта

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021