Константин Симонов: Обычный день («Красная звезда» от 16 апреля 1942 года)
Память История и события

    Обычный день


    Стало теплее. На дорогах снова видны оттаявшие воронки. Над березовыми немецкими крестами летают черные вороньи стаи, напоминая о декабрьских боях. Из-под снега снова начинают показываться серые башни разбитых немецких танков.

    На косогоре, с которого широко видны белые холмы и синие перелески, стоит памятник. Жестяная звезда и дощечка, где заботливой, но торопливой рукой человека, снова идущего в бой, выведены скупые торжественные слова:

    «Самоотверженные командиры старший лейтенант Бондаренко и младший лейтенант Гавриш пали смертью храбрых 27 марта в боях под рощей Квадратной.

    Прощайте, наши боевые друзья. Вперед, на запад!»

    Памятник стоит высоко. Отсюда хорошо видна зимняя русская природа. Может быть, товарищи погибших хотели, чтобы они и после смерти далеко провожали взглядом свой полк, теперь уже без них идущий на запад по широкой снежной русской земле.

    Впереди расстилаются рощи. И Квадратная, в бою под которой погибли Гавриш и Бондаренко, и другие: Березовая, Дубовая, Кривая, Черепаха, Нога.

    Они не назывались так раньше и не будут называться потом. Это маленькие безымянные перелески и рощицы. Их крестными отцами были командиры полков, дерущихся здесь за каждую опушку, за каждую лесную прогалину.

    Эти рощи — место ежедневных кровавых боев. Их новые имена каждую ночь появляются в дивизионных сводках, иногда упоминаются в армейских.

    День. Двадцать четыре часа боя, глухих минных разрывов, треска ломаемых танками деревьев, короткого щелканья пуль о стволы берез.

    Семь часов вечера. Полк майора Гриценко только что овладел маленькой рощей со злым названием «Апендицит». Роща врезалась в наши позиции. В ней зарылись немцы. Несколько дней она мешала жить полку. Ее назвали по-медицински «Апендицит» и сделали именно то, что и полагается с ним делать, — зашли вглубь и отрезали.

    Сейчас в роще все тихо. Молчат полтора десятка крытых в четыре наката землянок. Молчат мертвые немецкие солдаты, в разных позах лежащие под белыми русскими березами. Один из мертвецов сидит на снегу, обхватав березу руками, и почему-то хочется оторвать от нее эти вцепившиеся нечистые руки.

    В двух местах мертвецы сложены в штабеля. Они убиты еще вчера и позавчера, и, очевидно, оставшиеся в живых немцы, отчаявшись вырваться из кольца, стащили их вместе, чтоб похоронить здесь или сжечь.

    Да, они дерутся с волчьим упорством. И каждый день все-­таки побеждать их,— это значит, каждый день, на каждом метре земли ломать их невероятное упорство своим еще более невероятным напором.

    В феврале Гитлер взял клятву с каждого солдата не отступать ни на шаг без его личного приказа. Это был призыв к воинскому духу солдат.

    Но его оказалось мало. Тогда было объявлено, что когда-­то скупо раздававшиеся награды будут даваться за каждое ранение, даже царапину.

    Это был призыв к тщеславию, но и его оказалось недостаточно.

    Тогда был введен немедленный расстрел за каждую попытку отхода.

    Это был призыв к чувству страха.

    Все вместе создало безысходность, которая в соединении с издавна вскормленной привычкой к тупому повиновению вдавила немецкого солдата в этот снег и сказала: лежи до конца.

    Мы убиваем их много, но штабель из трупов такой, как сегодня, — редкость. Немцы уносят убитых в тыл. Издалека это может показаться проявлением солдатской солидарности — чувство товарищества бывает ведь и у зверей.

    Но последние пленные, взятые здесь, говорят, что на деле это не так. Они выдают оборотную сторону медали. Немецкий солдат может уйти на время в тыл, только унося раненого или труп. И вот он под огнем ждет смерти соседа, чтобы, вынеся его труп, сегодня спастись от смерти. Мертвый на время спасет живого.

    Вечер. Стволы берез становятся синими. Снежные навалы и наших и немецких траншей сливаются с окружающим снегом. В немецких землянках черные дыры бойниц замаскированы платками и обрывками белья. Все бело и невидимо.

    Девять вечера. Самое темное время. Луна еще не взошла. Нервы напряжены до предела. Все ждут контратаки.

    Но автоматная трескотня неожиданно начинается не с запада, откуда ее ждали, а сзади, из взятой сегодня днем рощи.

    Майор Гриценко отправляет отряд назад, еще раз прочесать рощу.

    Уже к рассвету отряд, продвигаясь шаг за шагом, дошел почти до опушки. Здесь одного из шедших впереди бойцов сразила неожиданная автоматная очередь. Он молча упал. Его соседи медленно продвигались вперед, перебегая от ствола к стволу, падая и снова поднимаясь. Огонь усиливался. В густо заросшей лесом лощинке засела оставшаяся у нас в тылу крупная группа немцев. Прерывисто, короткими очередями били немецкие ручные пулеметы. В синеватом холодном рассвете, за низким снежным бруствером траншей, то там, то здесь было заметно движение.

    Нельзя было идти дальше, в глубь «Дубовой рощи», не истребив этих засевших у нас в тылу солдат. Но и особенно откладывать атаку на «Дубовую рощу» тоже было нельзя.

    Атака была короткой и бесстрашной. Может быть, именно благодаря своей стремительности она не сопровождалась особенно большими жертвами.

    Немцы были выбиты из наспех вырытой траншеи, рассеяны и убиты.

    Всего здесь их было пятьдесят. Сорок девять мертвых солдат и обер-лейтенант. Они думали накануне, отойдя из рощи, отсидеться здесь и потом прорваться.

    Впрочем, мертвых солдат здесь было не сорок девять, а сорок пять.

    Бойцы, не веря одним глазам, осматривали трупы. Не выдержав испытания штыком, четверо мертвецов встали и подняли руки.

    В 11 в роще «Апендицит» все было кончено. Оставалась «Дубовая». Шла уже вторая половина суток напряженного боя. В половине двенадцатого к одной из немецких землянок, теперь уже служившей командным пунктом майора Гриценко, подошел представитель танкистов.

    Он доложил, что танки прибыли. Майор вышел вместе с ним. Танки стояли на опушке тяжелые, серо-белые машины, ломающие, как спички, березовый лес.

    Впереди, в роще, как выяснила разведка, были две линии глубоких продольных снежных траншей с тремя-четырьмя десятками укрепленных землянок. Подходы к ним минированы.

    У майора были заранее отобраны маленькие штурмовые группы по 6—7 человек в каждой. По три группы на танк. Две по бокам, одна позади. На опушке, рядом с танками, наготове ждали легкие сорокапятимиллиметровые орудия.

    Все было предусмотрено. Орудия на широких лыжах были подтащены по траншеям к самому переднему краю. Было ровно 12. Сквозь стволы просвечивало полуденное солнце, и если б не глухие разрывы перелетавших через голову мин, лес бы выглядел, как в мирный зимний день.

    Первыми скользнули вперед штурмовые группы. Они шли по снегу во главе с саперами, рядом с танками 50, 60, 80 шагов,— немцы еще молчали. Но вот кто-то не выдержал. Из-­за высокого снежного завала раздалась пулеметная очередь.

    Штурмовая группа залегла. Танк на ходу повернул орудие, сделал короткую остановку и ударил по теперь замеченной пулеметной амбразуре раз, другой, третий. В воздух полетели снег и обломки бревен. Немцы залегли. Штурмовая группа поднялась и рванулась вперед еще на тридцать шагов.

    Слова то же самое. Пулеметные очереди из следующей землянки, короткий рывок танка, несколько снарядов и летящие вверх снег и бревна.

    Немцы отступали по траншее. Но танк, то лавируя между деревьями, то ломая их, тоже двигался вдоль траншей, посылая туда снаряд за снарядом.

    Сначала немцы, пробежав несколько шагов по траншее, пробивали дырку в бруствере и, просунув в нее ствол автомата, били но нашей пехоте, сами оставаясь неуловимыми. Теперь им все чаще приходилось выскакивать из одной траншеи и проваливаться по пояс в снег, чтобы дойти до следующей.

    Но в эти секунды поднимались наши шедшие впереди танков бойцы, и одна за другой темными пятнами оставались лежать на снегу немецкие шинели.

    В роще, казалось, свистел сам воздух, пули врезались в стволы, рикошетили о них, бессильно падали в снег.

    Первая линия траншей была занята. Артиллеристы, с помощью пехоты расчищая рыхлый весенний снег, на руках волокли свои пушки вслед за танками и с каждой остановки били, без конца били по землянкам и блиндажам.

    Все уже стало так близко, что стоявшие на противоположной опушке немецкие минометы были приведены к молчанию, иначе им пришлось бы бить по своим.

    Впереди оставалась вторая линия траншей. Огонь оттуда стал яростным.

    Немцы потеряли остатки выдержки и, уже не боясь себя обнаружить, истерически и беспрерывно обстреливали все находившееся перед ними пространство.

    Под этим огнем трудно было поднять голову.

    Но первая траншея без второй — это была бы не половина успеха, а едва десятая доля его. В бою обыкновенная арифметика неприменима.

    К семи вечера части полка, пройдя с боем восемьсот метров, дошли до опушки. Роща «Дубовая» была взята. Несколько сот убитых немцев, восемь пленных, пулеметы, автоматы, винтовки — сколько еще не знали, еще продолжали считать, но уже знали, что много.

    Землянок было до сорока, часть брошенных, часть разбитых. У их входов обломки дерева, были смешаны с почерневшим от орудийных разрывов снегом.

    Санитары выносили раненых. Мимо командира полка пронесли на носилках командира штурмовой группы политрука Александренко.

    Он лежал смертельно раненый, бледный, со стиснутыми губами.

    Теперь роща была целиком наша, и немцы открыли по ней ураганный минометный огонь.

    Уже темнело. Между стволами были видны не только снежные столбы, но и вспышки разрывов.

    Усталые люди, тяжело дыша, лежали в отбитых траншеях. У многих от усталости, несмотря на оглушительный огонь, смыкались глаза.

    А по лощине к опушке рощи, пригибаясь и перебегая в промежутках между разрывами, шли термосоносцы с обедом.

    Шел восьмой час, кончались сутки боя.

    В штабе дивизии писали оперативную сводку, в которой среди других событий дня отмечалось взятие «Дубовой рощи».

    К. СИМОНОВ.
    ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.

    По материалам: Газета «Красная звезда» 16 апреля 1942 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 31 октября 2014, 10:15
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020