Сражение, которое окончательно изменило ход Великой Отечественной войны
Память История и события


    В истории Великой Отечественной Курская битва отмечена особо. Ее называют поворотным пунктом в ходе войны, после которого Германия так и не смогла взять инициативу в свои руки. Это была третья — после советского контрнаступления под Москвой и Сталинградской битвы — операция, которая окончательно решила исход противоборства между СССР и Третьим рейхом. Однако Курская битва и сама по себе, без исторического контекста, стала одним из самых ярких событий военной истории человечества. Ее изучают во многих военных академиях мира как пример грамотно построенной оборонительной операции, фактически ставшей самым крупным танковым сражением Второй мировой войны.

    По мнению многих военных историков, за всю войну СССР провел лишь две столь удачных оборонительных операции — кроме битвы на Курской дуге, так же блестяще удалось осуществить лишь сражение в Венгрии у озера Балатон. Однако тогда, в феврале 1945 года, немецкие и венгерские войска уже не представляли собой такую грозную силу, которая за два года до этого пыталась штурмовать курский выступ, чтобы окружить и уничтожить несколько советских армий. Весной 1943 года у Гитлера еще был призрачный шанс переломить ход войны. Однако времена, когда советские дивизии попадали в немецкие котлы, уже прошли — к этому времени Красная армия научилась воевать так, чтобы у Германии не осталось никаких шансов на победу.

    Великое искушение Гитлера


    К весне 1943 года, когда немецкое командование задумало осуществить операцию «Цитадель», положение на фронтах стабилизировалось. Вернее сказать, весенняя распутица лишила обе стороны возможности воевать — как образно выразился в своих послевоенных воспоминаниях немецкий генерал Меллентин, «маршал Зима» уступил свои права еще более властному «маршалу Грязи», и активные действия сами по себе прекратились". Именно распутица определила диспозицию войск перед началом решающего наступления. При этом все знали, что оно будет. Все понимали, что после Сталинграда Германии нужно добиться не просто крупной победы — Гитлеру необходимо нанести Красной армии сокрушительное поражение, после которого она уже не сможет оправиться.

    Карта 11. Операция «Цитадель». 5–12 июля 1943 г.

    Впрочем, немецкое командование обсуждало и планы перехода к стратегической обороне по всем фронтам. Однако гитлеровские генералы довольно быстро отказались от этой идеи — время работало на СССР, и рано или поздно такая стратегия привела бы к еще худшим последствиям, чем возможный провал наступления. Во Второй мировой войне, в отличие от Первой, войска действовали намного мобильнее, и организовать стратегическую оборону по всему фронту было просто невозможно — противник всегда имел возможность скрытно сконцентрировать силы на одном-двух участках, чтобы массированными ударами прорвать сколь угодно неприступные позиции и захватить значительные силы противника в котел. Понимая всю бесперспективность глухой обороны на всем протяжении Восточного фронта, а также учитывая тот значительный опыт, который немецкие генералы накопили в ходе предыдущих наступательных операций, в ставке Гитлера было решено готовиться к крупному наступлению.


    Если взглянуть на линию фронта, сложившуюся весной 1943 года, то даже неискушенному в стратегии человеку станет ясно, где немцы могли нанести свой удар. В районе Орла-Курска-Белгорода-Харькова фронт причудливо изогнулся обратной буквой S — на севере в советскую оборону вклинился выступ, в центре которого был Орел, а прямо под ним находился точно такой же выступ, который удерживали советские войска и центром которого был Курск. Самым естественным для германской армии было «срезать» этот аппендикс, заперев в котел несколько советских армий, державших в нем оборону. Несмотря на то, что план операции «Цитадель» держался в строгом секрете, советское командование разгадало намерения противника.

    Судя по воспоминаниям немецких генералов, решение о начале операции «Цитатель» далось Гитлеру нелегко. После войны многие военачальники Третьего рейха вообще склонны были винить в военных поражениях Германии именно фюрера, якобы портившего своими истеричными приказами стратегические планы последователей великой прусской военной школы. В этом случае без обвинений тоже не обошлось, но и Гудериан, и Меллентин признают: Гитлер понимал, чем может обернуться эта битва. 10 мая на совещании в Имперской канцелярии фюрер сказал, что у него есть нехорошие предчувствия относительно исхода операции «Цитадель».

    Я закончил вопросом: «Почему вы хотите начать наступление на востоке именно в этом году?». Здесь в разговор вмешался Кейтель: «Мы должны начать наступление из политических соображений». Я возразил: «Вы думаете, что люди знают, где находится Курск? Миру совершенно безразлично, находится ли Курск в наших руках или нет. Я повторяю свой вопрос: Почему вообще вы хотите начать наступление на востоке именно в этом году?». Гитлер ответил на это буквально следующее: «Вы совершенно правы. При мысли об этом наступлении у меня начинает болеть живот». Я ответил: «У вас правильная реакция на обстановку. Откажитесь от этой затеи». Гитлер заверил, что в решении этого вопроса он никоим образом не чувствует себя связанным, — вспоминал Гейнц Гудериан. Генерал, конечно же, лукавил. Хоть местоположение Курска и не было известно большинству жителей Европы, но искушение воздать должное русским за Сталинград было действительно велико. Гитлеру нужна была политическая победа, которая вернула бы немецкой армии образ «непобедимой армады».

    Подготовка к решающей битве


    Предоставленную весенней распутицей передышку обе стороны использовали для подготовки к наступлению и укрепления обороны. Ведь и советское командование рассчитывало не только обороняться, но и идти вперед, если Германия не решится на активные действия. Немцы приступили к интенсивным учениям, в ходе которых отрабатывалось взаимодействие всех родов войск во время наступления — именно слаженность действий всегда обеспечивала вермахту победу. Не забывали гитлеровцы и про оборону, справедливо ожидая, что в случае провала операции «Цитадель» советские войска перейдут в наступление (как это впоследствии и произошло). Кроме того, в начале 1943 года в немецкую армию начали поступать новые виды боевой техники, включая тяжелые танки «Тигр» и «Пантера», а также штурмовые орудия «Фердинанд». Новые машины требовали новых тактических приемов, и это тоже отрабатывалось в тылу немецких войск.

    ОБОРОНА «КУРСКОЙ ЦИТАДЕЛИ»
    Северный фас (орловское направление):
    Центральный фронт. Командующий — генерал армии Рокоссовский
    48-я, 13-я, 70-я, 65-я, 60-я армии
    2-я танковая армия, 9-й и 19-й отдельный танковые корпуса
    16-я воздушная армия

    Южный фас (белгородское направление):
    Воронежский фронт. Командующий — генерал армии Ватутин
    38-я, 40-я, 6-я и 7-я гвардейские армии, 69-я армия, 35-й гвардейский стрелковый корпус
    1-я танковая армия, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса
    2-я воздушная армия

    Тыл курского выступа:
    Степной фронт (резерв ВГК). Командующий — генерал-полковник Конев
    4-я и 5-я гвардейские, 27-я, 47-я, 53-я армии, отдельный стрелковый, три моторизованных и три кавалерийских корпуса
    5-я гвардейская танковая армия, три отдельных танковых корпуса
    5-я воздушная армия

    Кстати сказать, Гитлер, по воспоминаниям немецких военачальников, возлагал на новую бронетехнику весьма серьезные надежды, полагая, что она компенсирует ему общую нехватку танков и людей. Однако ни «Тигры», ни «Пантеры», ни «Фердинанды» не сыграли решающей роли в операции «Цитадель». Число «Тиров» (всего 150 штук на обоих фасах) не соответствовало потребностям армии. 210 «Пантер», поступивших перед самой битвой в 10-ю отдельную танковую бригаду дивизии «Гроссдойчланд», оказались столь ненадежными, что в ходе битвы только из-за поломок вышли из строя 162 машины. А «Фердинанды», которым в наступлении самое место было позади танковых колонн, были брошены вперед — в результате их атаки часто заканчивались на минных полях, где обездвиженные машины расстреливали советские противотанковые пушки, заставляя экипажи покидать самоходки (пробить их броню, даже в боковой проекции, было почти невозможно).

    Но советскому командованию удалось угадать не только место, где Гитлер попытается провести генеральное наступление, но и направления его главных ударов. Эти данные, полученные еще в марте, позволили начать подготовку к обороне Круского выступа задолго до начала операции «Цитадель». Кстати, о точном часе «Х» советское командование ничего не знало. Сначала разведка сообщила, что немецкое наступление начнется не раньше начала мая, затем ожидаемый срок перенесли на конец месяца, потом — на июнь. К тому времени Курская область превратилась в самый мощный укрепрайон в мире. И хотя статичная оборона на фронте большой протяженности в принципе является довольно малоэффективной стратегией, на Курской дуге она себя полностью оправдала благодаря верно угаданному месту и направлению немецкого удара, а также наличию времени, необходимого для создания хорошо подготовленной, глубоко эшелонированной обороны.

    САУ Stug III, уничтоженная в районе Понырей (15-16 июля 1943 года)

    При этом советская оборона не была статичной — войска готовились совершать контратаки, перебрасывать резервы на опасные направления, а основной план ВГК заключался в генеральном наступлении Красной армии, которое должно было начаться после того, как противник будет измотан в тяжелых наступательных боях. Другими словами, держать оборону в течение долгого времени никто не собирался — она была прелюдией к контрудару. Наступление готовили с самого начала — об этом в своих мемуарах писали все советские военачальники. Поэтому Курский выступ можно назвать также одной из самых крупных ловушек в военной истории.

    До начала июня на Курском выступе было создано восемь оборонительных рубежей глубиной до 300 километров. Средняя плотность минирования на направлении предполагаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на километр фронта, причем еще тысячи мин были дополнительно установлены уже после начала наступления. Первые шесть рубежей занимали Центральный и Воронежский фронты. Седьмой рубеж — войска Степного фронта, а восьмой, государственный, рубеж был оборудован по левому берегу реки Дон. В строительстве оборонительных сооружений участвовали сотни тысяч жителей Курской, Орловской, Воронежской и Харьковской областей, а также военнослужащие Красной армии. Они отрыли около 10 тысяч километров траншей и ходов сообщения, установили 700 километров заграждений из колючей проволоки, проложили две тысячи километров дополнительных и параллельных дорог. Войскам было доставлено 313 тысячи вагонов с военной техникой, резервами и прочими грузами.

    ГЕРМАНСКИЕ ВОЙСКА В РАЙОНЕ КУРСКОГО ВЫСТУПА
    Северный фас (орловское направление):
    9-я и 2-я армии группы армий «Центр» (50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных)
    Командующий — генерал-фельдмаршал Клюге

    Южный фас (белгородское направление):
    4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф» группы армий «Юг» (всего 18 дивизий, в том числе 4 танковые)
    Командующий — генерал-фельдмаршал Манштейн.

    При этом соотношение сил было в пользу советской армии — к началу операции против 1336 тысяч советских солдат Германия смогла выставить чуть более 900 тысяч, что составляет примерно 1,4 к 1. Это в корне противоречит законам войны, согласно которым сторона, которая ведет наступление, должна рассчитывать на втрое большие потери, чем обороняющиеся. Что касается военной техники, то и тут соотношение было не в пользу немцев. Орудий и минометов у советской группировки было 19100 штук, тогда как в немецких частях их было не более 10 тысяч. Против 3444 советских танков Германия смогла направить 2733 своих (соотношение 1,2 к 1). В воздухе, правда, сохранялся паритет — 2172 советских против 2050 немецких самолетов.

    Однако и это еще не все. Достаточно точно определив направления немецких ударов, советское командование сумело сосредоточить на них большое количество противотанковой артиллерии. На оси главного удара — в сторону населенного пункта Поныри — плотность противотанковых средств была самой высокой — 94 орудия и миномета (из них, правда только около 30 собственно противотанковых орудий) и около девяти танков на километр фронта. На южном фасе, где оборону держал Воронежский фронт, плотность противотанковой артиллерии была ниже, но также очень высокой — 15,6 орудия на километр фронта, плюс средства, расположенные во втором эшелоне — всего до 30 пушек на километр.

    Мы намеренно уделили столько внимания подготовке операции «Цитадель», так как победа в Курской битве была заложена именно на стадии планирования. В сущности, шансов пробить брешь в трехсоткилометровой советской обороне у немецкой армии почти не было. Курская битва была выиграна на оперативных картах ставки ВГК. В самом удобном месте для наступления немецкую армию ждал капкан, который был способен раздробить бронированный кулак фашистских дивизий. Сомнений в победе не было — еще до начала оборонительной операции советские военачальники планировали дальнейшее наступление.

    «Цитадель»


    Сама битва продолжалась около 50 дней — с 5 июля по 23 августа. Она включала в себя три крупные операции советских войск: Курскую оборонительную (5-23 июля), Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3-23 августа) наступательные. Немецкое наступление началось 5 июля днем с… советского артобстрела. Располагая данными о том, где находятся немецкие части, изготовившиеся к атаке, наши артиллеристы накрыли их огнем, что привело к задержке наступления на полтора-два часа. В дальнейшем, несмотря на то, что немецкие войска старались скрыть направление своего главного удара, наступая на обоих фасах сразу в нескольких направлениях, а также сконцентрировав на остриях ударов значительные силы, к концу первого дня продвинуться им удалось лишь на 8-10 километров. В отдельных местах гитлеровцам удалось прорваться сквозь первую полосу советской обороны, но эти прорывы были довольно малочисленны.

    Бой на Курской дуге

    На северном фасе в течение нескольких дней, вплоть до 11 июля, продолжались ожесточенные бои. Оборона «курской цитадели» представляла собой сложную систему противотанковых укреплений, минных полей, тщательно замаскированных позиций противотанковой артиллерии, которая пристреляла все танкоопасные направления. Однако эти элементы обороны, хотя и были важным препятствием на пути гитлеровцев, сами по себе отнюдь не являлись непреодолимыми. Гораздо важнее было грамотное расположение резервов советского командования, которое бросало их в стремительные контрвыпады во фланги наступавшему врагу. Именно поэтому немецкие атаки одна за одной захлебывались, а если фашистам и удавалось захватить населенный пункт или высоту, то ее вскоре отбивали обратно советские танкисты.

    На южном фасе немецкое наступление развивалось немного успешнее. Несмотря на то, что к исходу первого дня солдатам вермахта также не удалось продвинуться слишком далеко, уже 6 июля были подтянуты резервы, и, используя до 400 танков, совершая фланговые удары, немецкие войска стали продвигаться вглубь советской обороны. На юге Курской дуги гитлеровцы вели наступление двумя широкими клиньями. Каждый из них медленно, но верно продвигался на северо-восток. Один из этих клиньев был направлен в сторону деревни Прохоровка. Это было самое опасное направление. Немецкие танки и мотопехота рвались в самое сердце «Курской цитадели».

    САУ «Фердинанд», подбитая на Северном фасе Курской дуги

    Уже к исходу 8 июля немцам удалось глубоко вклиниться в оборону Воронежского фронта и на прохоровском направлении подойти к тыловой армейской оборонительной полосе. При этом второй немецкий клин, который наступал южнее в направлении Обояни, практически прекратил движение — все силы были брошены на Прохоровку. Это, безусловно, было последним усилием уже почти выдохшегося наступления, однако оно могло решить судьбу битвы. Удар был нанесен по тыловым линиям обороны, которые были менее крепкими, чем передовые. Перед фронтом встала задача не допустить прорыв 4-й танковой армии немцев в оперативную глубину.

    Ожесточенные бои на этом направлении длились с 10 по 16 июля. Двенадцатого июля 1943 года произошел знаменитый встречный бой под Прохоровкой, когда 18-й и 29-й танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова ударили по наступавшей танковой дивизиии Ваффен СС «Адольф Гитлер» в районе села Прелестное и совхоза 0ктябрьский, а 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус встретился в районе Беленихино с танковой дивизией СС «Райх». Одновременно с этим 95-я и 52-я гвардейские стрелковые дивизии 5-й гвардейской общевойсковой армии отражали атаки танковой дивизии СС «Мертвая голова» в излучине реки Псел. Всего, по советским данным, в сражении под Прохоровкой с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Обе стороны понесли серьезные потери, однако именно это сражение окончательно остановило немецкое наступление на южном фасе дуги.

    На северном фасе немецкое наступление захлебнулось примерно в те же дни. Таких крупных боев, как под Прохоровкой, на севере не происходило, но общий накал сражения на главных направлениях ударов был не меньшим. В частности, в самом начале немецкого наступления ожесточенные бои проходили в районе деревни Поныри. Однако к 12 июля все наступательные действия немцев практически прекратились — у них просто не осталось сил. В тот же день войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление, ударив во фланг немецкой группировке с северо-востока в южном направлении и одновременно осуществив удары с востока и юго-востока. Эти контратаки по обескровленным немецким войскам сдержать было практически невозможно. Уже к вечеру следующего дня части Красной армии прорвали немецкую оборону на глубину до 25 километров. В дальнейшем на северном фасе к наступавшим частям двух фронтов присоединились дивизии Центрального фронта. 26 июля немецко-фашистские войска были вынуждены оставить Орловский плацдарм и начать отход на позиции восточнее Брянска. 29 июля был освобожден Волхов, 5 августа — Орел, к 18 августа советские войска подошли к оборонительным рубежам под Брянском. На этом орловско-курская операция формально закончилась, но контрнаступление на Курской дуге переросло в общее наступление Красной армии по всему фронту.

    Дебют «Пантер» под Курском оказался не слишком удачным

    Контрнаступление на белгородско-харьковском направлении началось фактически сразу после Прохоровского сражения. Уже 13 июля немцы перешли к обороне, а 16 числа стали отводить свои силы. Войска Воронежского, а с 19 июля и Степного фронтов перешли к преследованию и отбросили немецко-фашистские войска на исходный рубеж, с которого немцы атаковали «курскую цитадель» 5 июля. Постепенно наращивая силу из глубины, вводя в бой 1-ю танковую и 5-ю гвардейская танковую армии, советские войска в течение двух дней продвинулись на 20 километров. 5 августа был освобожден Белгород. Всего за пять дней войска прошли свыше 100 километров. К исходу 11 августа войска Воронежского фронта перерезали железную дорогу Харьков — Полтава. Войска Степного фронта вплотную подошли к внешнему оборонительному обводу Харькова. Безуспешно попытавшись контратаковать, немцы окончательно перешли к обороне (Штеменко пишет, что эти контратаки сильно напугали Сталина, и он даже стал готовить приказ о приостановке наступления, который, правда, не успели завершить — контрнаступления немцев отбили). 23 августа после упорных боев войска Степного фронта полностью очистили Харьков от врага. Всего в ходе контрнаступления на белгородско-харьковском направлении советские войска продвинулись на 140 километров и нависли над всем южным крылом германского фронта, заняв выгодное положение для перехода в общее наступление с целью освобождения Левобережной Украины.

    Начало конца


    В истории Второй мировой существует много событий, которые можно считать началом конца Третьего рейха. Собственно, многие российские и западные историки полагают, что само нападение Германии на СССР стало той самой точкой, после которой начался обратный отсчет дней нацистской Германии. Битва под Москвой, Сталинград, Курская дуга — все эти славные победы приближали Красную армию к Берлину. В октябре 1941 года под Москвой стало ясно, что блицкриг провалился, в конце 1942 — начале 1943 года, после Сталинградской битвы, весь мир узнал, что советская армия способна наносить немецкой сокрушительные поражения. Наконец, в 1943 году на Курской дуге немецкая армия получила такой удар, от которого уже не смогла оправиться. Все эти даты равнозначны для истории — это были шаги к Победе, ступени, по которым советский солдат поднимался к вершине своей славы.
    По материалам: lenta.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 08 сентября 2010, 09:18
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021