На краю ядерной катастрофы
История и события

    В течение 14 дней в октябре 1962 г. мир стоял на краю ядерной катастрофы. Советский союз тайно разместил на Кубе ядерное оружие, и когда правительство Соединённых Штатов обнаружило их и потребовало убрать, последовало самое опасное противостояние Холодной войны. Малейший просчёт со стороны Кремля или Белого дома мог вызвать катастрофу. Как же мир оказался в столь безвыходном положении? Каким образом сверхдержавы вышли из этого положения? Был ли извлечён урок из этого кризиса? Виновата ли одна из сторон больше, чем другая?

    В январе 1959 г. жестокий кубинский диктатор Фульхенсио Батиста, которого поддерживала Америка, был свергнут повстанцами во главе с Фиделем Кастро. Вначале администрация президента Дуайта Эйзенхауэра приветствовала Кубинскую революцию, так как Батиста слишком долго был довольно сомнительным союзником, а доброжелательное, демократическое правительство на Кубе, проводившее безотлагательные социальные реформы, обещало быть более стабильным и благонадёжным. Однако такие взгляды просуществовали не долго.

    Куба предоставила Америке военно-морскую базу в Гуантанамо; несмотря на близость, это был весьма экзотичный туристический курорт; а низкооплачиваемая рабочая сила делала Кубу привлекательной для капиталовложений, так как большая часть промышленности и сельскохозяйственных земель принадлежала американцам. Правительство в Вашингтоне, как и всегда, не стало бы колебаться, если нужно было бы вмешаться, чтобы защитить американские интересы. Проблема была в том, что без ущерба интересам Соединённых Штатов Кастро не мог решить проблемы нищеты, здравоохранения и безграмотности. На самом деле, для Кастро и большинства кубинского народа, американское господство было коренной причиной проблем Кубы. Настала пора положить этому конец. Фактически Кастро в своих многочисленных заявлениях чётко и ясно дал понять, что он против такого унизительного положения вещей. На острове к Соединённым Штатам питали отвращение.

    Американская собственность была экспроприирована новым правительством, к побеждённым врагам Кастро не проявили никакой пощады, а выборы были отложены, пока Кастро обеспечивал захват власти. Однако с каждой злобной антиамериканской филиппикой нового лидера, росла его популярность на Кубе. Тем не менее, в Соединённых Штатах он становился всё более и более неприемлем. Эйзенхауэр решил, что Кастро – коммунист. Было ли это правдой или нет, но Кастро, столкнувшись с враждебность США, определённо направил свой взор в сторону коммунизма.

    Эйзенхауэр приказал Центральному Разведывательному Управлению свергнуть его, и ЦРУ организовало серию диверсий на Кубе для дестабилизации нового строя. Были и покушения на жизнь Кастро; согласно общепринятому мнению, для этого задействовали мафию (первое, из по меньшей мере восьми покушений, было спланировано уже в августе 1960 г.). На Кубу были наложены экономические санкции, особенно в отношении сахара, который был основой кубинского экспорта. Вместо того чтобы как-то навредить Кастро, такая враждебность ещё более укрепила его позиции, и его обличительный пафос в отношении Соединённых Штатов усилился. По логике Холодной войны, это сделало его потенциальным партнёром Советского Союза. Неуклонно растущая связь Кастро и СССР, в глазах американцев, была растущей угрозой гегемонии США на западном полушарии. И мириться с этой угрозой Америка не собиралась.

    Помимо мер ЦРУ по устранению Кастро, был также организован отряд из 1 400 кубинцев, настроенных против него. ЦРУ решило использовать эту силу для крупномасштабного вторжения на остров, поддержав её своей авиацией. Предполагалось, что это спровоцирует массовые восстания и свергнет правительство Кастро. Всё же, Эйзенхауэр, который в конце концов был верховным главнокомандующим во время высадки в Нормандии, осознавал высокий риск неудачи и потому колебался. Решать стоит ли начинать вторжение или нет, пришлось его преемнику Джону Кеннеди, который стал президентом в январе 1961 г.

    Возможно, Кастро надеялся, что новый президент будет менее враждебен к его революции. Если так, то его надежда была напрасной. Кеннеди не раз использовал Кубу в своей избирательной кампании, обвиняя своих оппонентов из Республиканской партии в потворстве коммунизму и настаивая, что Куба была «вопиющим провалом» Америки, который подверг опасности «всё западное полушарие». И после прихода Кеннеди к власти, эту риторику было трудно забыть. Деловые круги, опасавшиеся, что безнаказанность Кастро станет примером для национализации вложений США по всей Латинской Америке, а также значительные группы кубинских эмигрантов решительно не позволили ему забыть эту риторику.

    Более того, судя по всему, Кеннеди считал себя лично оскорблённым Кастро, который бросил вызов Соединённым Штатам и не дал себя запугать. Само существование Кастро было унижением для американской гордости. Кеннеди стал одержим страхом, что Кастро может оказаться способным экспортировать революцию в остальные страны Латинской Америки. Министр обороны Роберт МакНамара позже признал, что позиция администрации президента в отношении Кастро была «истерической». Кеннеди был даже более враждебен к Кастро, чем Эйзенхауэр, и уж конечно гораздо менее осторожен.

    Кеннеди, вероятно, не отдавал себя отчёта относительно всех рисков плана ЦРУ. Он утвердил проект, который был составлен удивительно небрежно. Ожидания массовых восстаний основывались только на умозрительных предположениях. В действительности, ничего не было сделано, чтобы подготовить для нового правительства хоть какой-то уровень народной поддержки. Если же массовые восстания не случились бы, тогда отряду кубинских эмигрантов пришлось бы уйти в подполье и начать партизанскую войну. Однако местность возле выбранного места высадки – залива Свиней – была заболочена, поэтому не было никаких шансов на такое развитие событий. Самое поразительное, что Кеннеди был убеждён в возможности начать вторжение без уведомления мирового сообщества о своём участии в этих событиях. Он считал себя способным убедить весь мир, что кубинцы освобождали самих себя, используя собственные ресурсы. И это несмотря на появившиеся в прессе предположения о планах ЦРУ на вторжение; совершенно поразительная вера! Кеннеди лихорадочно действовал в режиме аврала; были проигнорированы все предупреждения о недоделанности плана ЦРУ. Такое предостережение, к примеру, сделал заместитель Госсекретаря Честер Боулс.

    Заблуждался не только Кеннеди. Он ясно дал понять ЦРУ, что войска США не станут вмешиваться, если план пойдёт наперекосяк. Однако руководители ЦРУ, осознавая слабость плана, не сомневались, что после начала вторжения престиж США будет настолько зависеть от успеха операции, что Кеннеди будет вынужден поддержать ввод войск. Возможно, это объясняет, почему в апреле 1961 г. они отправили около 1400 слабо-подготовленных, плохо оснащённых эмигрантов туда, где их ждал унизительный провал.

    Всё, что могло пойти не так – пошло. Воздушная атака с целью уничтожить авиацию Кастро полностью провалилась. Большая часть военного снаряжения и средств связи была уничтожена ещё до высадки. Войска Кастро достойно сражались при массовой народной поддержке. Никаких восстаний не было, и войска США ничего не сделали, чтобы поддержать эмигрантов. В течение двух дней более 100 из них были убиты и примерно 1200 сдались.

    Пленные кубинские эмигранты. Апрель 1961 года

    Залив Свиней стал сокрушительным ударом для Кеннеди, весь мир смеялся над его провалом. Однако и Кастро не избежал определённых проблем. Была утеряна последняя возможность наладить мосты с Вашингтоном. Теперь он столкнулся с невиданной враждебностью со стороны Соединённых Штатов. Тем не менее, повторное вторжение США было нереально, Кеннеди было бы трудно выдать себя за освободителя народа, сплочённого вокруг Кастро. Однако президент дал ЦРУ добро подготовить операцию «Мангуст», представлявшую собой обновлённые попытки подорвать кубинский строй. Многочисленные диверсии, убийства сторонников Кастро, подкуп иностранных поставщиков для отправки бракованных товаров на Кубу. Кеннеди также предостерёг Советский Союз против вмешательства в западное полушарие. Отправка оборонительного вооружения, такого как ракеты класса «земля-воздух» (ЗРК), ещё допускалась; ракеты «земля-земля» с ядерными боеголовками – уже нет. Более угрожающим событием, возможно, стали крупномасштабные военные учения войск США на Карибах в 1962 г., во время которых 40 000 военнослужащих отрабатывали вторжение на безымянный остров с целью свергнуть диктатора с грозным кодовым именем Ортсак (Кастро, наоборот – прим. переводчика). Кеннеди хотел встревожить Кастро и он преуспел. Однако он также встревожил советского лидера Никиту Хрущёва.

    Советское правительство с радостью встретило Кубинскую революцию; и с увеличением американской враждебности, росла и советская поддержка. В действительности, Куба никогда не была беспрекословным слугой Москвы, однако, принимая военную и экономическую помощь от СССР, зависимость Кубы стремительно увеличивалась. Сразу после залива Свиней, Кастро впервые объявил о своём сочувствии коммунизму. И в Москве, и в Гаване росло убеждение, что Кеннеди готовит вторжение на Кубу. Это было единственно коммунистическое государство на западном полушарии, поэтому Хрущёв не мог этого допустить.

    У Хрущёва были и другие проблемы. После запуска в космос первого спутника в октябре 1957 г., Хрущёв объявил о превосходстве (мнимом, скорее всего) Советского Союза в области межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Частью президентской программы Кеннеди стали как раз обещания сравняться с СССР, перепрыгнув так называемую «ракетную пропасть». Даже обнаружив, что стратегический баланс скорее на стороне американцев, Кеннеди по-прежнему требовал всё большего роста сил МБР. Хрущёв, отчаянно перенаправлявший средства из военной промышленности – в лёгкую, оказался в ловушке собственного блефа и столкнулся с разрушительными расходами по заполнению весьма реальной «ракетной пропасти», отделявшей Советский Союз от Америки.

    Однако именно американцы, по-видимому, подсказали Хрущёву выход из положения. В 1962 г. в Турции были установлены американские ракеты «Юпитер», в пределах досягаемости которых оказался Советский Союз. Почему бы не последовать их примеру и не установить ракеты средней дальности (БРСД) на Кубе, где они представляли угрозу для большей части Америки? Это стало бы лёгким способом ликвидировать американское ракетное превосходство, это удержало бы американцев от вторжения на остров, это стало бы соразмерным ответом на ракеты в Турции и это могло сделать Соединённые Штаты более сговорчивыми в других вопросах, например, в отношении Берлина.

    Западный Берлин был кусочком запада в самом сердце Восточной Германии (ГДР). Само его существование ставило под сомнение претензии правительства ГДР на законную власть над всей Германией. Дважды (в 1948 г. и 1958 г.) мир оказывался на грани войны, когда Советский Союз пытался выдавить западное влияние. В 1961 г. была построена Берлинская стена, чтобы пресечь массовый исход людей из Восточной Германии – в Западную (ФРГ). Хрущёв, однако, всё ещё надеялся полностью устранить западное присутствие. К тому же международное право не запрещало Кубе принимать ракеты – их отправка была совершенно законна.

    В 1962 г. Хрущёв решил втайне отправить на Кубу пять полков БРСД – всего около 80 ракет. Также были отправлены 12 тактических, или баллистических, ядерных ракет под командованием советского командующего, на его собственное усмотрение в том случае, если бы остров оказался захвачен. Советские документы, опубликованные после окончания Холодной войны, показывают, что Хрущёв, игрок по натуре, чувствовал также необходимость утвердиться в Кремле, где он по-прежнему находился в тени Сталина. Единственное, в чём он сомневался – не откажется ли Кастро от ракет, однако, в действительности кубинский лидер принял их без всяких колебаний.

    Аэроснимок кубинских ракет. Кеннеди начал блокаду, увидев подобные снимки

    Весь план должен был оставаться в тайне, пока ракеты не были бы приведены в боевую готовность, а затем предполагалось преподнести это США, как уже свершившийся факт, и американцам пришлось бы как-то сжиться с этим обстоятельством. Однако план был слишком масштабным, чтобы оставаться в тайне надолго. Советским техникам было сказано, что скорость – их первоочередная задача, и они мало что предприняли для маскировки своей работы, которую, вероятно, вообще невозможно было скрыть.

    В августе 1962 г. возникли первые слухи о советских ракетах на Кубе, информация шла от советских эмигрантов и по каналам ЦРУ и быстро появилась в американской прессе. Советские дипломаты, не знавшие о плане, категорически отвергали все обвинения. Когда американские самолёты-разведчики U-2 обнаружили ракеты, состояние шока стало ещё более сильным. Кеннеди был ошеломлён. Он посчитал действия Хрущёва необъяснимой провокацией. В действительности же, Хрущёв не мог и представить, что присутствие ракет на Кубе станет чудовищной угрозой Соединённым штатам. Как не мог и представить, что Кеннеди и США не станут мириться со страшным ударом по их престижу, который неизбежно бы последовал, если бы ракетам позволили остаться. На самом деле, кубинские ракеты мало изменили стратегическое равновесие, которое было скорее на стороне Америки. Однако их присутствие создавало видимость ослабления Америки, а создавать видимость во времена Холодной войны было жизненно важным. Со своей стороны, Кеннеди особо не рассуждал над мотивами Хрущёва: ракеты следовало убрать, и ради этого он самого начала поддержал воздушные удары и вторжение на Кубу.

    Всё же залив Свиней показал Кеннеди всю опасность неподготовленных действий. В течение двух дней он сформировал специальную группу советников, чтобы просчитать все возможные варианты; эта группа была названа Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности. Исполком совбеза состоял из «ястребов», которые предпочитали немедленное использование силы, и «голубей», желавших избежать конфликта. Ястребы и голуби в течение 13 дней практически непрерывно самым тщательным образом обсуждали возможные пути выхода из кризиса.

    Все опасности силового решения очень скоро стали очевидны. Трудно было бы оправдать немотивированную атаку с участием авиации и последующим вторжением на остров; к тому же войска Кастро стали бы сопротивляться, поэтому следовало ожидать длительную и мучительную партизанскую войну, оказавшуюся столь успешной против Батисты. Ожидаемые потери были пугающими. К тому же, большая часть советских техников наверняка была бы убита, и это могло привести к войне сверхдержав. Или Хрущёв запустил бы оставшиеся ракеты, и по меньшей мере 10 процентов из них могло достичь своих целей. Тем не менее, даже «голуби», в целом, были согласны, что ракеты должны уйти – и без всяких уступок со стороны Америки.

    Однако была и альтернатива вторжению – морская блокада Кубы, хотя сам Кеннеди предпочитал определение президента Рузвельта «карантин», так как он звучал менее воинственно. «Карантин» стал бы нарушением международного права, к тому же, предотвращая появление новых ракет, блокада мало что делала для устранения ракет, уже находившихся на Кубе. Однако это был достаточно определённый и просчитанный ход, который оставлял Хрущёву некоторое пространство для манёвра, в противном случае ему пришлось бы сражаться, чтобы избежать унижения. К тому же и в случае провала блокады, силовое решение по-прежнему оставалось доступно.

    Новость о ракетах появилась только 22 октября, к этому моменту блокада была подготовлена, и американская позиция стала известна широкой публике. Это произвело чудовищное впечатление на Америку и весь мир – только так и можно было заглушить голоса, утверждавшие, что СССР, отвечая на действия США в Турции, действовал вполне законно. Хрущёв просто разрывался от гнева, угрожая, что СССР будет отстаивать свои права в открытом море, и обвиняя Кеннеди, что он поставил мир на грань ядерной катастрофы.

    По всему миру войска были приведены в боевую готовность. Третья мировая война казалась неизбежной, на всём земному шаре готовились к Апокалипсису. 23 октября, 27 советских кораблей направились к кольцу блокады, многие из них имели на борту боевое оснащение, возможно даже ракетное вооружение. Кеннеди, надеявшийся, что Хрущёв отступится, был вынужден рассмотреть возможные действия, в случае прорыва блокады. Когда мир стоял на грани ядерной войны, Кеннеди получил сообщение, что первые советские корабли остановились и повернули назад.

    Кризис на этом не закончился. Ядерные ракеты оставались на Кубе, и Кеннеди вынужден был их устранять. Выход должен был быть найден и как можно скорее, пока созданная им самим национальная паника не подтолкнула его начать атаку на Кубу. Несомненно, оба лидера сверхдержав испугались перспектив, которые перед ними открывались. Кеннеди отчаянно пытавшийся не спровоцировать Хрущёва, приказал флоту пропускать без проверки советские торговые суда, не имеющие вооружения на борту, вызвав этим явное недовольство со стороны «ястребов» из исполкома совбеза. Хрущёв, в свою очередь, отправил Кеннеди длинное пространное письмо, призывая к рассудительности и доверию для предотвращения катастрофы, и настаивая, что проблема ракет исчезнет, если угрозы Соединённых Штатов Кубе закончатся. Из недавно опубликованных архивов мы знаем, что Кастро подстрекал Хрущёва запустить ракеты, если начнётся захват Кубы. Ответом Хрущёва был приказ советскому командующему на Кубе не предпринимать никаких действий без прямого приказа из Москвы. Пытаясь выйти из кризиса, обе стороны находились под чудовищным давлением.

    Послание Хрущёва, по-видимому, содержало основу соглашения. Однако всё изменилось к худшему. Поступило новое сообщение, в котором Москва предлагала особое соглашение, по которому следовало убрать ракеты как из Турции, так и с Кубы, что стало бы гарантией безопасности двух народов. Исполком совбеза не принял это предложение, означавшее отступление перед советским давлением.

    Тем не менее, Кеннеди был заинтересован. Предложение не было чрезмерным: турецкие ракеты уже устарели, в любом случае их пришлось бы вскоре менять, а главное, кризис продолжал нарастать. 27 октября самолёт-разведчик был сбит над Кубой – как позже выяснилось – приказ отдал местный советский командующий, в нарушение инструкций из Москвы, по своей инициативе. Однако поначалу это выглядело, как будто Хрущёв специально усугублял ситуацию, которую в действительности он отчаянно пытался разрешить. Кеннеди разгневал «ястребов», приказав вывести турецкие ракеты из состояния боеготовности, чтобы исключить неожиданности. Затем он отправил Хрущёву сообщение, одобренное исполкомом совбеза, в котором настаивал на уводе кубинских ракет, предлагал закончить блокаду и заверял, что в таком случае вторжения на Кубу не будет. Однако во время передачи сообщения, брат Кеннеди, Джон, в приватной беседе с советским послом дал понять, что если СССР примет эти условия, через несколько месяцев турецкие ракеты будут убраны (фактически это произошло в апреле 1963 г.)

    Откажись тогда Хрущёв, и скорее всего американское вторжение на Кубу началось бы в течение двух дней. Используй тогда Советский Союз тактическое ядерное оружие, о чьём присутствии американцы и не подозревали, и скорее всего последовала бы полномасштабная термоядерная война. Однако Хрущёв, отчаянно искавший выход из положения и понимавший, что обещание о невторжении абсолютно необходимо, дал согласие. Последовали утомительные и безрадостные переговоры относительно средств контроля за уводом ракет, в основном вызванное препятствиями со стороны Кастро, который был в ярости, из-за того что Хрущёв не обсудил с ним соглашение.

    В конце концов, договорились, что советские корабли, отплывая, откроют люки, позволив американцам увидеть ракеты. Желая отплатить Кастро за его козни, Кеннеди не утвердил обещания о невторжении на Кубу. Де-факто, разумеется, обещание выполнялось, хотя ЦРУ и позволяло себе мелкие диверсии.

    Кеннеди в результате кризиса определённо повысил свою репутацию в Западном мире. Напротив, советское руководство посчитало результаты, достигнутые Хрущёвым, унизительными. Карибский кризис был одним из основных обвинений Хрущёву, когда его сместили в октябре 1964 г.

    В чудовищной ситуации оба лидера несомненно показали ответственное руководство и полную решимость найти мирное решение. Оба отказались от жёстких советов своего окружения и старались не спровоцировать друг друга. Пожалуй, Хрущёв показал больше смелости, когда пошёл на серьёзные уступки, с точки зрения общественности.

    Последствия кризиса заставили обоих улучшить отношения и не допустить повторения такого противостояния. В сентябре 1963 г., между двумя лидерами была установлена прямая связь, так называемая «горячая линия». В сентябре 1963 г. был подписан Московский договор о запрещении испытания ядерного оружия, ставший первым шагом к ограничению вооружений. Надеждам Кеннеди развить успех в этом направлении не суждено было сбыться: в ноябре 1963 г. он был убит, что ещё больше повысило его статус государственного деятеля.

    Тем не менее, оба лидера, допуская кризис, действовали опрометчиво. Хрущёву (и Кастро) следовало понимать опасность тайной установки ядерного оружия на Кубе. Существование такого оружия было практически невозможно сохранить в тайне, и реакция США была абсолютно предсказуема. Обычных войск, возможно парочки бронетанковых бригад, было вполне достаточно, чтобы не допустить вторжения США на Кубу, и это без всякого риска крупного столкновения. В свою очередь, Кеннеди против всякого здравого смысла объявил вендетту Кастро. Операция «Мангуст» едва ли была поступком государственного деятеля. К тому же он отказался использовать осторожную дипломатию. Избежать противостояния можно было, отправив в Москву тайное сообщение с требованием тихого увода ракет, хотя это и могло, предположительно, дать Хрущёву шанс потянуть время, в то время как ракеты были бы готовы к эксплуатации. Однако Кеннеди, судя по всему, чувствовал, что должен как-то показать себя после залива Свиней. И – хотя этому нет никаких доказательств – он наверняка учитывал, какое влияние это окажет на предстоящие выборы в конгресс

    В конечном итоге, миру посчастливилось, что величайший кризис Холодной войны произошёл именно в 1962 г. Тогда у Кеннеди и Хрущёва были целые дни, чтобы оценить своё положение и подумать над выбором. Произойди кризис позже, когда технический прогресс ускорил запуск ракет, сделал подлодки тихими, и когда решения стали приниматься за несколько минут, последствия могли стать катастрофичными. После Карибского кризиса обе стороны явно старались избегать подобных обстоятельств. Одного Карибского кризиса было достаточно.

    Автор:Джон Свифт (John Swift)Перевод:Игорь Олейник
    Оригинал:History ReviewMarch 2007. John Swift «The Cuban Missile Crisis» pp 6-11
    Источник: ru-history.livejournal.com



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 11 октября 2013, 09:28
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017