Прибалтийские дивизии «Ваффен-СС» (часть 2)
История и события

    ...1 ЧАСТЬ

    Вместе с тем процесс создания гитлеровским верховным командованием национальных воинских формирований для службы в составе вермахта и войсках СС при целом ряде общих условий имел некоторые особенности применительно к каждому из упомянутых выше государств.

    После оккупации Германией Советской Прибалтики там сразу же появилось стремление к восстановлению государственной самостоятельности. Вермахт и абвер воспользовался этими тенденциями. Преимущественно на должности в местную администрацию назначались выходцы из эмиграции. Главы самоуправления были уполномочены отдавать распоряжения с разрешения генерального комиссара.

    После захвата Эстонии на её территории вся власть была сосредоточена в руках главнокомандующего группы армий «Север» фельдмаршала фон Лееба. 15 сентября 1941 г. начальник тыла группы армий «Север» генерал фон Рон от имени фельдмаршала фон Лееба отдал приказ об образовании так называемого «эстонского самоуправления». В соответствии с этим решением была создана и администрация этого самоуправления, в состав которой вошли Х. Мяэ, О. Ангелус, А. Вендт, О. Леэсмент и Х. Саар.

    По распоряжению Гитлера в начале декабря 1941 г. Эстония выводится из-под управления начальника тыла группы армий «Север» и входит в состав рейхскомиссариата «Остланд». Генеральным комиссаром Эстонии, то есть высшим представителем гитлеровской Германии, был назначен К. Литцман.

    По данным зарубежных исследователей, подтвержденным сведениями из отечественных архивов, уже в конце 1941 г. на базе «Омакайтсе» было создано 25–27 полицейских и охранных батальонов неполного состава общей численностью около 10 тыс. человек. В январе 1942 г. в ходе объявленной первой «добровольной» мобилизации эстонской молодежи в возрасте от 18 до 25 лет численность личного состава в батальонах увеличилось до 40 тыс. Как правило, этим подразделениям давались наименования по месту формирования, например, Нарвский, Тартусский, Вильяндский и др. батальоны. Командирами батальонов и рот были немецкие, а также «проверенные» эстонские офицеры. Однако всегда при эстонском командире находился немецкий офицер связи.

    По социальному составу полицейские батальоны комплектовались в основном из бывших членов профашистских студенческих организаций или из числа бывших полицейских.

    Однако надеждам эстонских националистов на создание национальных вооружённых сил не суждено было сбыться, хотя 28 августа 1942 г., в первую годовщину немецкой оккупации территории Эстонии, генеральный комиссар К. Литцман на площади Свободы в Таллине и объявил приказ Гитлера об образовании добровольческого эстонского легиона войск СС. Он был создан как часть немецких войск СС, подчиненная рейхсфюреру СС Г. Гиммлеру.

    Однако формироваться эстонский легион начал только 8 февраля 1943 г., а до этого проводилась подготовительная работа усилиями оккупационных властей и местных представителей власти на территории Эстонии. Например, было создано «Общество друзей эстонского легиона», которое занималось агитацией за вступление в него добровольцев.

    Прием в легион производился полицейскими учреждениями в Таллине, Тарту, Пярну, Вильянди, Хаапсалу, Раквере, Кохтла-Ярве, Нарве, Курессаре и Петсери. Специальным уполномоченным по вербовке в легион СС был назначен майор А. Мере как старший по званию эстонский офицер, вступивший в легион. Непосредственно прием легионеров производила команда «Остланд» таллинского отделения войск СС.

    Всеми вопросами организации, вербовки и снабжения занималась также специально созданная для этой цели генеральная инспекция эстонского легиона СС во главе с оберфюрером И. Соодла. Однако проведенные подготовительные мероприятия по комплектованию эстонского легиона СС на добровольческой основе ожидаемых результатов не дали: во всей Эстонии набралось всего около 500 добровольцев, и поэтому германским властям пришлось провести уже мобилизацию мужского населения Эстонии 1919–1922 гг. рождения. При этом особо учитывались требования устава войск СС к легионеру: здоровье, полная идейная надежность, обязанность служить в легионе до конца войны. Лицам, зачисленным в легион и уже имевшим офицерские и унтер-офицерские звания, присваивались соответствующие им воинские звания войск СС, после испытательного срока.

    Кроме того, по мнению оккупационных властей, основу легиона должны были составить 15 % личного состава из эстонских «восточных» и полицейских батальонов. Таким образом, удалось мобилизовать ещё 2 тыс. чел.

    Оккупационными властями и органами «эстонского самоуправления» периодически производилась дополнительная вербовка «добровольцев» в ряды эстонского легиона. В связи с каждой вербовкой проводилась усиленная агитация вступать в легион, а семьям легионеров предоставлялись определенные материальные льготы и привилегии.

    После поражений немецкой армии зимой 1942/1943 г. на Восточном фронте вербовка стала принимать все более принудительный характер. Так, например, таллинское радио от 9 марта 1943 г. сообщало: «В комиссии по распределению рабочей силы можно изъявить желание о направлении в ряды эстонского легиона или просить об участии во вспомогательных работах при войсковых частях. Не желающие выполнять свой долг будут привлекаться к ответственности и тюремному заключению».

    В конце марта 1943 г. была объявлена мобилизация всех бывших эстонских офицеров, а с 3 по 10 ноября 1943 г. была объявлена мобилизация мужчин 1925 г.р., но она не дала желаемых результатов из-за большого числа «уклонистов».

    В результате всех этих действий, по официальным данным «эстонского самоуправления», удалось довести численность легиона до 15000 чел., включая все «охранно-полицейские» формирования. Из этого числа приблизительно 11000 чел. было послано на Восточный фронт.

    Власти, ускоряя участие эстонцев в активных боевых действиях, создавали на базе легиона различные подразделения и соединения. В начале 1943 г. из добровольцев был сформирован батальон «СС — Нарва» и включен в состав немецкой дивизии «СС — Викинг». В ноябре 1943 г. в Дембице под Краковом начала формироваться эстонская бригада СС.

    Эстонская бригада получила название «Третьей добровольческой бригады» и организационно состояла из двух батальонов, в каждый из которых входило четыре роты (три стрелковые и одна тяжелого оружия); командовал бригадой штандартенфюрер Аугсбергер, немец по национальности. Остальными командирами были эстонцы.

    В октябре 1944 г. в г. Неухаммере (Германия) была создана 20-я эстонская добровольческая дивизия СС, организованная на основе расширения упомянутой выше 3-й добровольческой эстонской бригады. В состав дивизии входили три гренадерских полка СС — «Эстланд».

    Кроме того, как показывают архивные документы, определённая часть населения Эстонии, не желавшая служить в немецкой армии, но активно стремившаяся к борьбе за независимость своей страны, прежде всего от коммунистического режима, переходила на службу в армии соседних государств. Например, в Финляндии, в армии Маннергейма, существовал 200-й учебный полк, целиком укомплектованный эстонцами, бежавшими от мобилизации в немецкую армию. Всего же в боевых действиях против Красной Армии на стороне Финляндии принимали участие около 3 тыс. эстонских граждан.

    Оккупировав в 1941 г. Латвию, немецкое командование объявило её собственностью «Великой Германии» и включило в состав восточных областей под наименованием «Остланд».
    На территории Остланда военно-политическое руководство Германии ввело институт рейхскомиссаров, которые подчинялись рейхсминистру и руководили гебитскомиссарами (т. е. комиссарами уездов или районов). Непосредственно восточной областью Остланда управлял бывший немецкий барон А. Розенберг через рейхскомиссариат в Риге во главе с рейхскомиссаром Г. Лозе.

    Для демонстрации показной независимости Латвии немцами было создано «латвийское самоуправление», состоящее из директоратов, которые в свою очередь состояли из департаментов и управлений. Номинальное руководство этим органом власти осуществлял генеральный директор внутренних дел Латвии, генерал бывшей латвийской армии О. Данкер.

    Германской службой безопасности в границах Остланда был сформирован главный округ СС под руководством обергруппенфюрера СС генерала полиции Ф. Йеккельна со штаб-квартирой в г. Риге. Непосредственно в Латвии службу безопасности возглавил бригаденфюрер СС, генерал-майор полиции У. Шрёдер, прибывший в латвийскую столицу в августе 1941 г. и, среди прочего, принявший командование над латышской городской и сельской полицией.

    Немецкое командование нуждалось в национальных полицейских подразделениях, которые могли бы высвободить немецкие воинские части от необходимости поддерживать оккупационный режим в Латвии, что предполагало активную и тяжёлую борьбу с советскими партизанами.
    Формирование таких полицейских подразделений проходило на базе уже действовавших с первых дней немецкой оккупации Латвии так называемых «отрядов самообороны», которых было шесть, каждый численностью до 150 чел. Общее руководство ими осуществлял подполковник бывшей латвийской армии Вейс. За короткий срок, с сентября по октябрь 1941 г., было создано 26 полицейских батальонов, большая часть которых формировалась в Риге.

    Некоторую часть латвийской полиции составили деклассированные элементы. Например, по свидетельству документов в Даугавпилсской префектуре из 227 сотрудников на 22.11.1941 г. насчитывалось 28 ранее судимых за различного рода уголовные преступления.

    Вступившие принимали присягу на верность германскому военному командованию. Однако нарушение принципа добровольности немецкими оккупационными властями при отборе кандидатов сказалось в дальнейшем на боеспособности этих формирований.
    В связи с тяжёлым положением немецкой армии после поражения под Москвой командование вермахта в начале 1942 г. по согласованию с высшим руководством «Айзсаргов» стало повторно готовить латышские полицейские батальоны для отправки на передовую и создавать новые полицейские подразделения и части. Таким образом был сформирован в конце апреля 1942 г. 281-й отдельный добровольческий рижский полицейский батальон, который был отправлен на фронт под номером 881. Затем были сформированы 313, 282, 316-й и другие латышские полицейские батальоны, а также полицейский полк «Рига».

    Архивные документы указывают на некоторые моменты формирования этих подразделений. Например, встречается много заявлений латышских граждан о принудительной мобилизации либо обмане при отправке. По показаниям пленных солдат из 15 пд СС (лат.) и 2 бр СС (лат.) в Риге в марте 1943 г. было распространено распоряжение начальника латвийских частей СС и полиции Вейса о необходимости явиться на призывные пункты всем мужчинам 1919–1924 года рождения. При них должны были быть личные документы, они должны быть соответствующим образом одеты, иметь запас еды на один день. Тому, кто не повинуется этому распоряжению, говорилось в тексте, грозило наказание по законам военного времени.

    По показаниям пленных солдат из этих формирований, а также 16-го, 313-го батальонов полицейского полка «Рига», при отправке на фронт немецкое командование заверило их, что они будут использованы только для несения гарнизонной службы по охране дорог, мостов, железнодорожных станций и т. п. А это, по мнению латышей, не являлось прямым сопротивлением частям Красной Армии, и потому они выбирали такой вариант службы в германской армии. Интересен тот факт, что немцы до конца не доверяли латышам и поэтому вооружали их устаревшим оружием французского образца с ограниченным количеством боеприпасов.

    Каждый латышский полицейский батальон состоял из четырёх рот и в среднем насчитывал до 350–400 чел. Рядовой состав — в основном латыши, но в некоторых подразделениях имелось небольшое количество русских (уроженцев Латвии), украинцев и т. п. Командный состав (до командиров рот) был преимущественно латышским. Иногда батальоном командовал латыш, но при этом к нему для контроля непременно был приставлен немецкий офицер. Чаще всего офицеры-латыши привлекались на командные должности с большим понижением: взводом командовал капитан, ротой — майор. Всего в 41-м латвийском батальоне служило до 15000 чел.
    Первоначально и достаточно малое время они использовались для обеспечения внутреннего порядка в Латвии. Но затем немцы стали привлекать так называемые «шума-батальоны» для борьбы с партизанами на Украине, в Белоруссии, а также «затыкали» ими бреши на передовых позициях в боях с Красной Армией. Из всех батальонов только один — № 20 — оставался в Риге и наряду с другими объектами нёс охрану еврейского гетто и Саласпилского концлагеря.

    Однако действия этих подразделений, особенно на передовой, не удовлетворяли немецкое командование, прежде всего из-за недостаточной снаряжённости и плохой обученности личного состава. Следует также сказать, что наряду с реструктуризацией полицейских батальонов создавались и охранные батальоны на основе призыва под видом работы в строительных подразделениях. Выбирать предлагали из двух «зол»: или работы в Германии, или службу в тылу немецкой армии. Зная по слухам, что в Германии жизнь для так называемых «гостевых рабочих» близка к каторжной, многие латыши выбирали работу в армейском тылу. Вместе с обмундированием и лопатой солдаты получали винтовки для самообороны.

    Вот как свидетельствует об этом пленный Бауманис из 8-го Двинского пехотного полка: «В феврале 1942 г. я, как и другие безземельные крестьяне, получил извещение, что 1 марта должен в обязательном порядке явиться в г. Либаву для отправки на работы, причём можно было выбирать — или в Германию, или в тыл немецкой армии. Так как всегда говорили, что в Германии очень тяжёлые условия, я выбрал 21-й либавский батальон, причём сказали, и я был в этом уверен, что это именно рабочий батальон. В первые дни марта нас обмундировали в форму бывшей латвийской армии, выдали лопаты и винтовки. В течение марта нас обучали военному делу. На мой вопрос сержанту, почему нам выдали винтовки, если мы являемся рабочим батальоном, он ответил, что это распоряжение немецкого командования и что мы, вероятно, поедем работать на Украину».

    В марте 1942 г. 21-й либавский и 39-й охранный батальоны были отправлены на Восточный фронт в район Ленинграда. Численность каждого из них достигала к тому времени 450 чел.
    Сформированные почти одновременно 16-й, 17-й и 19-й латышские батальоны уже частично комплектовались на основе призыва и первоначально предназначались для несения караульно-конвойной службы. Однако все они были отправлены на фронт: 16-й и 17-й батальоны зимой (в район озера Ильмень), 19-й — в мае.
    В дальнейшем подобные латышские подразделения проходили кратковременное обучение военному делу, и их отправляли на советско-германский фронт. В феврале 1942 г. на базе 16-го, 19-го, 21-го и 24го «шума-батальонов» была создана 2-я механизированная бригада СС двухбатальонного состава, которая осенью 1942 г. была отправлена на Восточный фронт. Бригадой командовал немецкий офицер войск СС Щульц, командирами батальонов были полковник Лобе и подполковник Вейс.

    После того как стало известно о решении Гитлера сформировать в Эстонии части СС, сторонники создания национальных вооружённых сил в Латвии во главе с генералом Р. Бангерскисом обратились с просьбой к Г. Лозе о согласии на формирование 100-тысячной латвийской армии. Личный посланник рейхсфюрера СС Г. Бергер провёл тщательное изучение политических взглядов и  настроений ближайшего окружения Р. Бангерскиса и доложил Гиммлеру, что последний подобным шагом хочет добиться прежде всего личных политических выгод. Вместо формирования какой-либо самостоятельной латвийской армии, он предложил сформировать латвийский легион в составе СС для борьбы с советскими партизанами.

    Латыши, несмотря на то что, с точки зрения Гиммлера, не соответствовали арийским стандартам, могли стать достаточно надёжными союзниками для совместной борьбы против Красной Армии. Гиммлер представил соответствующее предложение Гитлеру и получил принципиальное согласие на формирование «Латвийского добровольческого легиона СС» (Lettische SS-Freiwilligen-Legion).

    В качестве основы для будущего легиона Гиммлер выбрал четыре латвийских «шума-батальона» (16-й, 19-й, 21-й и 24-й), входивших тогда в состав 2-й механизированной бригады СС (2. SS-InfantereieBrigade (mot.)), сражавшейся под Ленинградом.
    10 февраля 1943 г. Гитлер подписал официальный приказ о формировании латвийского легиона, где отметил, что его численность будет зависеть от наличия соответствующего человеческого материала.

    Вынужденный реагировать на многочисленные обращения латвийских представителей, рейхсфюрер СС поставил перед Гитлером вопрос о предоставлении если не независимости, то хотя бы автономии прибалтийским народам на том основании, что в соответствии с Гаагской конвенцией 1897 г. всеобщая мобилизация несовместима со статусом оккупированной территории. Гиммлер предложил предоставить Латвии суверенитет под протекторатом рейха.
    В феврале 1943 г. Гиммлера в этом вопросе поддержал и Розенберг, однако Гитлер 8 февраля 1943 г. проект категорически отверг.

    По замыслу немецкого высшего военно-политического руководства латвийский легион с самого начала должен был стать наиболее крупным по численности из формирований подобного рода.
    В конце февраля — начале марта 1943 г. началось формирование добровольческого латышского легиона СС. Несмотря на большую агитационную кампанию, дело провалилось. Тогда немцы вызвали повестками в полицейские участки мужчин 1919– 1924 гг. рождения, и после медицинского осмотра лиц, признанных годными к службе, направляли по выбору кандидата: в латышский легион СС, в обслуживающий состав немецких войск, на оборонные работы. При этом в легион зачислялись только мужчины ростом не ниже 164 см. От призыва в легион освобождались занятые на заводах, выполняющих заказы немецкой армии и работающие в военизированных учреждениях (полиция).

    После мобилизации мужского населения 1919– 1924 гг. рождения Бергер в донесении к Гиммлеру от 15 апреля 1943 г. констатировал, что из запланированного 15-тысячного состава набрано только 2478 чел. Остро ощущалась нехватка опытных военных специалистов-инструкторов, а также казарм для новобранцев.

    Гиммлер ради поддержания национального достоинства латышей принял решение предоставить ключевые командные должности в легионе латышам по рождению. 1 марта 1943 г. генерал Р. Бангерскис был назначен командиром, как указывалось в приказе, «1-й дивизии латвийского добровольческого легиона СС». Ему было присвоено звание бригаденфюрера и генерал-майора латвийского легиона. Этим же приказом полковник латвийской буржуазной армии А. Силгайлис был назначен начальником штаба этой дивизии с присвоением звания штандартенфюрера.

    В конце марта, после того как Р. Бангерскис развернул активную работу по набору в формирующуюся дивизию, ему было присвоено звание группенфюрера СС и генерал-лейтенанта латвийских войск. Одновременно он был назначен генеральным инспектором латвийского добровольческого легиона СС.

    Для подготовки очередной мобилизации немцы распространили слухи о том, что будет создана суверенная Латвия во главе с избранным президентом. Кроме того, многих латышей прельщало то, что в легионе командирами предполагалось назначать латышей, то есть они попадали в чисто латышскую войсковую часть, плюс ко всему легионерам обещали существенное по отношению к другим гражданам Латвии преимущество в продовольственном и материальном обеспечении.

    На деле оказалось, что командовал легионом немецкий генерал Хансен. Высший командный состав был представлен, за исключением двух упомянутых выше латышских генералов, немецкими офицерами. Средние командные должности в легионе занимали бывшие офицеры латвийской армии.
    Легион строился по принципам немецкой армии, обмундирование было частично бывшей латвийской армии, частично войск СС. Вооружены легионеры были немецким, чешским, французским и румынским оружием.

    Руководство Остланда продолжало создавать латышские воинские формирования под знамёнами легиона. Стало окончательно ясно, что понятие «латвийский легион» употребляется в качестве коллективного обозначения для всех латышей, проходивших службу в латвийских воинских формированиях, включая полицейские батальоны.

    В течение весны 1943 г. и зимы 1944 г. немецким верховным командованием в Латвии были созданы 15-я и 19-я добровольческие дивизии. Они подчинялись командованию немецкой армии, их генеральным инспектором был назначен генерал Р. Бангерскис. Пополнение частей дивизий проводилось мобилизационным отделом при его штабе, а снабжение оружием, боеприпасами и продовольствием шло по линии командования немецкой армии.
    Процесс формирования латышских дивизий практически поглотил все людские ресурсы легиона. Несколько улучшила ситуацию объявленная в декабре 1943 г. мобилизация мужского населения 1918–1922 гг. рождения.

    Непосредственно в  состав 15-й латышской «добровольческой» дивизии СС входили: штаб, 32-й, 33-й и 34-й пехотные полки, артполк, противотанковый батальон, дивизион ПВО, батальон связи, разведывательный и сапёрный батальоны. Командиром дивизии был назначен бригаденфюрер СС и генералмайор латвийских войск СС К. фон Пюклер-Бургхаус.
    В состав 19-й латышской «добровольческой» дивизии СС входили такие же подразделения, что и в 15-ю дивизию, только нумерация полков была 42-й, 43-й и 44-й. Командовал дивизией генерал-майор Штрекенберг.

    Остальной командный состав дивизии состоял из бывших офицеров латвийской армии, но при них находились немецкие офицеры связи. Пехотные полки были трёхбатальонного состава. По штату в дивизиях числилось: личного состава 5000 чел., 420 автоматов, 250 ручных пулемётов, 55 станковых пулемётов, 25 противотанковых орудий, 17 орудий, 65 миномётов, винтовки и пистолеты.

    Таким образом, процессу создания национальных воинских формирований в Латвии, Литве и Эстонии в составе вермахта и частей СС способствовали исторические, экономические и социально-политические предпосылки, основными из которых являлись: обострение социально-политической обстановки в связи со вступлением Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР; депортация части населения в восточные районы Советского Союза; крупное финансирование западными державами существующих профашистских режимов; увеличение доли немецкого представительства в административном аппарате; в целом профашистская ориентация лидеров Латвии, Литвы и Эстонии.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...

    ______________ используемая литература ______________

    1 Емельянов Ю. Большая игра. Ставки сепаратистов и судьбы народов. М., 1990. С. 33. (далее — Емельянов Ю. Большая игра…)
    2 Там же. С. 34.
    3 Там же. С. 38.
    4 Борьба латышского народа в годы Великой Отечественной войны. Рига, 1970. С. 14.
    5 Емельянов Ю. Большая игра… С. 45.
    6 Советская историческая энциклопедия: В 16-ти т. М., 1961–1976 гг. Т.11. С. 351.
    7 Первая сессия Государственной думы Эстонии второго созыва. Стенографический отчёт. Таллин, 1940. С. 26.
    8 Auten zur deutschen ausmartigen politik 1918–1945 (далее АДАР). Gцttingen. 1981, Bd. 5. S. 384.
    9 Емельянов Ю. Большая игра. С. 161.
    10 Орлов А. С. СССР — Германия август 1939 — июнь 1941. М., 1991. С. 15.
    11 Орлов А. С. Третий Рим и «третий рейх». М., 1993. С. 161.
    12 Орлов А. С. СССР — Германия август 1939 — июнь 1941. С. 15.
    13 Зюзин Е. Малоизвестные страницы войны. М., 1990. С. 27.
    14 Архив внешней политики Российской Федерации (далее АВП РФ). Ф. 6. Оп. 3. П. 21. Д. 285. Л. 16.
    15 Churchil and Roosevelt: the Complete Correspondence. Vol.1. P. 239.
    16 АВП. РФ. Ф. 6. Оп. 3. П. 21. Д. 285. Л. 16.
    17 Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941–1945: Документы и  материалы:
    В 2 т. М., 1984. Т. 1. С. 107.
    18 Там же. С. 126–127.
    19 История Эстонской ССР. Изд. 2-е. Таллин, 1958. С. 593.
    20 Центральный архив Федеральной службы безопасности (далее ЦА ФСБ). Ф. 14. Оп. 5. Д. 1303. Л. 147.
    21 Ионг Л. Немецкая «пятая колонна» во Второй мировой войне. М., 1958. С. 356.
    22 Мартинсон Э. Слуги свастики. Таллин, 1962. С. 254.
    23 Янченков В. Пятая колонна // Труд. 1999, 25 июня. С. 6.
    24 Там же. С. 6.
    25 ЦА ФСБ. Ф. 4. Оп. 2. Д. 932. Л. 2.
    26 Алов Г. Палачи. Военно-исторический журнал. 1990. № 6. С. 23.
    27 Емельянов Ю. Большая игра… С. 191.
    28 Материалы по истории русского освободительного движения 1941–1945 гг. (Статьи, документы, воспоминания). Вып. 1.
    М., 1997. С. 19.
    29 Зюзин Е. Малоизвестные страницы войны. С. 30.
    30 Der Angriff auf die Sowjetunion. Fr./a. M., 1991. S. 1083.
    31 Ионг Л. Немецкая «пятая колонна» во Второй мировой войне. С. 355.
    32 Война в тылу врага. М., 1974. С. 434–435.
    33 Романичев Н. Сотрудничество с врагом. Очерки военной истории. В 4 т. М., 1999. Кн. 4. С. 154.
    34 Гальдер Ф. Военный дневник. М., 1973. Т.3. Ч.1. С. 315–316.
    35 Там же. С. 336.
    36 Muller — Hillebrand B. Das Heer, 1933–1945. Fr./a. M., 1969. Bd 3. S. 19.
    37 Центральный архив Министерства Обороны РФ (далее ЦАМО). Ф. 407. Оп. 9839. Д. 39. Л. 79.
    38 Howell E. The Soviet partisan movement 1941–1944. Washington, 1956. P. 85.
    39 Материалы по истории русского освободительного движения. М., 1997. С. 22.
    40 Hoffman J. Die Ostlegionen 1941–1943. Freiburg, 1976. S. 17.
    41 Jbid. S. 18–19.
    42 Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. В 2 т. М., 1973. Т. 2. С. 432.
    43 Российский Государственный архив социально-политической истории (далее РГАСПИ). Ф. 69. Оп. 1. Д. 746. Л. 224.
    44 Дробязко С., Каращук А. Русская освободительная армия. М., 1998. С. 7.
    45 Hoffman J. Die Ostlegionen 1941–1943. S. 24; Der Angriff auf Sowjetunion. S. 1257.
    46 Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 1. С. 79.
    47 ИВИ МО РФ. Документы и материалы. Дневник военных действий верховного главнокомандования вермахта. Оп. 191.
    Д. 45. Л. 383–384.
    48 Newland S. Cossacks in German army 1941–1945. London, 1991. P. 58.
    49 Hoffman J. Die Ostlegionen. S. 55–56; Schulte T. The German army and nazi polisies in occupied Russia. Oxford. New, York-
    Munich, 1989. P. 163.
    50 Там же. P. 165.
    51 Даллин А. Немецкое господство в  России 1941–1945. Исследование оккупационной политики. Дюссельдорф, 1958.
    С. 229.
    52 Германский рейх и Вторая мировая война. Штутгарт, 1988. Т. 5. С. 171.
    53 Эстонский народ в Великой Отечественной войне. В 2 т. Таллин, 1973. Т. 1. С. 444.
    54 Там же. С. 445.
    55 Thomas N. Partisan Warfare 1941–1945. Osprey Publ. Ltd. London, 1983. P. 16.
    56 Jbid. P. 17.
    57 РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 703. Л. 15.
    58 РГВА. Ф. 451, Оп. 7. Д. 123. Л. 299.
    59 The Baltic States. P. 58.
    60 Thomas N. Partisan Warfare 1941–1945. P. 19.
    61 РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 742. Л. 47.
    62 ЦА ФСБ. Ф. 14. Оп. 5. Д. 1076. Л. 123.
    63 РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 742. Л. 48.
    64 ИВИ МО РФ. Документы и материалы. Глав ПУРККА, 7-й отд. Ф. 254. Оп. 504. Д. 8. Л. 427.
    65 ЦА ФСБ. Ф. 40. Оп. 17. Д. 146. Л. 49–51.
    66 Борьба латышского народа в годы Великой Отечественной войны. Рига, 1970. С. 131.
    67 Bender R. I. and Tailor H. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. San Jose, Calif, 1986. Vol. 4. P. 83–84.
    68 Мюллер Н. Вермахт и оккупация. М., 1974. С. 153.
    69 Windrow M. The Waffen-SS (Revised Ed). Osprey Publ. Ltd. London, 1989. P. 81.
    70 ЦА ФСБ. Ф. 14. Оп. 5. Д. 1076. Л. 146.
    71 Первый латвийский «шума» — батальон был послан на Восточный фронт 16.10.1941 г.
    72 Thomas N. Partisan Warfare 1941–1945. P. 43.
    73 За период гитлеровской оккупации всего призывалось 30 возрастов (1898–1928 гг.).
    74 ЦА ФСБ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 477. Л. 115–117.
    75 ИВИ МО РФ. Документы и материалы Глав ПУ РККА. 7-й отд. Ф. 254. Оп. 504. Д. 6. Л. 195.
    76 Там же.
    77 ЦА ФСБ. Ф. 40. Оп. 17. Д. 146. Л. 64–65.
    78 ИВИ МО РФ. Документы и материалы. Глав ПУ РККА, 7-й отд. Ф. 254. Оп. 504. Д. 7. Л. 575.
    79 Bender R. I. and Tailor H. P. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. P. 71–72.
    80 Windrow M. The Waffen-SS. P. 65.
    81 Bender R. I. and Tailor H. P. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. P. 71–72.
    82 Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. С. 430.
    83 В Скандинавских странах подобные формирования создавались на батальонной основе, за исключением Датского
    легиона, насчитывавшего 3 батальона.
    84 ЦА ФСБ. Ф. 16. Оп. 312. Д. 308. Л. 156.
    85 Bender R. I. and Tailor H. P. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. P. 72.
    86 Ibid. P.75.
    87 Windrow M. The Waffen-SS. P. 64.
    88 Хансен командовал легионом вплоть до начала мая 1943 г. 15.5.43 г. он был командирован в Италию для руководства
    итальянским легионом СС.
    89 РГАСПИ. Ф.69. Оп. 1. Д. 450. Л. 92–93.
    90 Windrow M. The Waffen-SS. P. 64.
    91 Bender R. I. and Tailor H. P. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. P. 70.
    92 ЦА ФСБ. Ф.16. Оп. 312. Д. 308. Л. 158.
    93 Там же. Ф.40. Оп. 16. Д. 110. Л. 87.
    94 ЦА ФСБ. Ф.16. Оп. 312. Д. 308. Л. 161.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 07 сентября 2013, 09:53
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018