История Мусы Мамута
История и события

    Из докладной записки КГБ УССР:

    11 декабря с.г. в г.Белогорске Крымской области на стадионе состоялся общегородской траурный митинг (600 человек), в котором приняло участие около 400 татар. Автономисты Османов Р. и Аблямитов А. выступили в поддержку предложения районных властей: оказать помощь народу Армении и собрали среди лиц татарской национальности для этих целей свыше 1600_рублей. После официального закрытия митинга татары не разошлись, в течение двух часов обсуждали вопросы «поэтапного» переселения татар в Крым, восстановления Крымской АССР, называли якобы имеющие место факты ущемления органами власти интересов татарского населения, выдвигали требования об установлении памятника самосожженцу М.Мамуту (выступило 10 человек). По указанным вопросам собравшимися были приняты резолюции для направления в инстанции и ООН.

    Председатель КГБ УССР
    Н.Голушко (Подпись)

    Министр внутренних дел УССР
    И.Гладуш (Подпись)

    12 декабря 1988 года

    № 194


    К весне 1978 года в Крыму оказалось около 700 семей крымских татар, живущих без прописки в купленных ими домах. Одним из них был Муса Мамут.

    В апреле 1975 года Муса с семьей переехал в Крым и купил дом в с. Донское Симферопольского района. Но в нотариальном оформлении купленного дома в прописке семье Мусы Мамута было отказано, а затем против него и его жены Абдуллаевой Зекие было возбуждено уголовное дело по обвинению в нарушении паспортного режима, то есть за проживание без прописки — статья 396 УК УССР. 23 апреля 1976 года Муса был арестован.

    13 мая 1976 года Симферопольский районный суд приговорил Мусу Мамута к двум годам лишения свободы в лагере общего режима, а его жену также к двум годам лишения свободы условно, мотивируя, что у нее на иждивении трое несовершеннолетних детей.

    18 июля 1977 года Муса Мамут был освобожден на 9 месяцев раньше предусмотренного срока и вернулся к своей семье в с. Донское. Власти Крыма вновь продолжали отказывать ему в прописке и требовали, чтобы он с семьей покинул пределы Крыма.

    20 июня 1978 года против Мусы и его жены было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в нарушении паспортного режима. Муса Мамут при объявлении постановлений о возбуждении нового уголовного дела заявил, что он в руки карателей больше живым не дастся.
    Показания Юнуса Мамута(1965 г. рождения, сын Мусы Мамута, проживает в с. Беш-Терек, Симферопольского района по ул. Комсомольская 136, ученик 6-го класса).

    23 июня 1978 г. мама ушла из дома на сбор цветов примерно в 10 часов утра. Минут через 30 к нам домой пришел участковый милиционер, старший лейтенант Сопрыкин. До этого папа говорил нам, то есть мне и гостившему у нас моему двоюродному брату Диляверу, чтобы мы его по пустякам не будили, а тем, кто придет, сказали, что отца нет дома. Когда пришел Сопрыкин, отец спал и на его вопрос: «Где папа и мама?», мы ответили, что их нет дома. Но милиционер сам вошел в дом. Отодвинув занавески дверей, он увидел спящего отца и велел нам разбудить его. Мы ответили: «Пусть спит, он просил не тревожить его». Сопрыкин сказал: «Ладно, буди, тебе говорят!» Тогда я разбудил отца и сказал, что его ждет Сопрыкин. Папа встал и вышел в переднюю, где ожидал Сопрыкин. Он поздоровался с ним и спросил: «Зачем пришел?». Сопрыкин ответил: «Тебя в сельсовете ждет прокурор. Мне велено привести тебя туда».

    — Я никуда не пойду. Мне там делать нечего. — сказал отец.

    — Не морочь голову, собирайся и пойдем! Если сам не пойдешь, я позову дружинников. Мы свяжем тебе-руки и поведем, — сказал Сопрыкин.

    — Иди и зови своих дружинников, я их не боюсь, — ответил отец, а затем спросил: — Кто, все же, ждет меня там?

    — Прокурор.

    — Врешь, прокурору со мной делать нечего, — сказал отец.

    — Давай спорить!- ответил милиционер Сопрыкин, — Если прокурора там нет, то ты тут же вернешься домой. А если он там, то нам придется кое о чем поговорить с тобой.

    Тогда отец попросил милиционера выйти из дома, сказав, что сейчас переоденется и тоже выйдет. Сопрыкин вышел и направился к калитке. Папа стал снимать старую одежду и надевать выходную.

    В это время у нашего дома остановилась проезжавшая мимо «Волга» и из нее вышли Ридван-ага с Джемалетдиновым Айдер-ага. Ридван-ага подошел к милиционеру и спросил:

    — В чем дело?

    — В сельсовет вызывают Мусу. Велели привести его, — ответил Сопрыкин.

    Поговорив с милиционером, Ридван-ага вошел к папе, а Айдер-ага остался в кухне. Папа в это время надевал брюки.

    — В чем дело, Муса? — спросил Ридван-ага.

    — Да вот, вызывают в сельсовет, — ответил отец.

    — Ну, ты не волнуйся. Ничего они с тобой не сделают. Если вызывают, надо идти, — сказал Ридван-ага.

    — Ладно! Вы выходите и побудьте с Сопрыкиным, а я оденусь и тоже выйду, — ответил отец.

    Ридван-ага вместе с Айдер-агой вышли и пошли к милиционеру. Папа оделся и, велев мне и Диляверу сидеть дома и не выходить во двор; вышел и пошел за дом. Мы с братом почувствовали, что он взволнован и просили, чтобы он вел себя в сельсовете спокойно.

    Через некоторое время мы услышали со стороны улицы какой-то шум и я, отодвинув занавески окна, увидел, как папа вышел из-за дома мокрым и шел в сторону милиционера. В руке у него были спички. Мы с братом выбежали ему навстречу. От него несло бензином. Я бросился к папе и хотел вырвать из его рук спички, но он отбросил нас в сторону и провел спичкой по коробке. Спичка не зажглась. Мы стали звать на помощь стоявших в стороне милиционера, Айдер-ага и Ридван-ага. Милиционер продолжал стоять, облокотившись на свой мотоцикл, а Ридван-ага и Айдер-ага бросились в сторону папы. Папа отбежал вглубь двора и повторно чиркнул спичкой. Спичка загорелась и отец весь вспыхнул пламенем. Ридван-ага и Айдер — ага бросились на него и пытались потушить руками, но у них ничего не получалось. Тогда Ридван-ага забежал в дом и, схватив покрывало, побежал опять тушить папу. В это время папа, объятый пламенем, побежал в сторону милиционера. Милиционер бросился бежать. Кто-то дал отцу подножку и он упал. Подбежал Ридван-ага и накрыл его покрывалом. Папа страшно закричал. Я испугался и убежал в глубь двора, а брат Дилявер продолжал оставаться там. Отца потушили и затем отдернули покрывало. Брат позвал меня: «Юнус, иди! Папа живой! Юнус, не бойся». Я, плача, подошел к отцу. Папа был еще жив. Увидев меня, он что-то прошептал и покачал головой. Лицо его было обгоревшим, возле носа была струйка крови.

    После того, как отца потушили, подошел и милиционер Сопрыкин. Отец что-то сказал милиционеру, но мы не расслышали.

    Сбежались люди. С отца сняли его тлевшие брюки, носки и отодрали почти полностью сгоревшую рубашку. Милиционер сел на свой мотоцикл и уехал.

    Люди помогли посадить отца на машину Ридван-аги и его увезли в больницу.

    Показания мне прочитаны, с моих слов записаны верно:
    Подпись (Юнус МАМУТ)
    Показания даны моим сыном в моем присутствии, и изложены с его слов верно:
    Подпись (Зекие АБДУЛЛАЕВА)
    Допросил: Подпись (Решат ДЖЕМИЛЕВ)

    2 августа 1978 года, с. Бещ-Терек

    Имею дополнения к своим показаниям: Я вспомнил, что когда милиционер Сапрыкин подошел к отцу после того, как его потушили, отец сказал ему: «Ну что, взяли?»
    Показания Чарухова Ридвана(1932 г. р., уроженец с. Дегерменкой Ялтинского района, образование среднее, беспартийный, отец 4-х детей, проживает в с. Беш-Терек /Донское/ Симферопольского района по ул. Фонтанная 100).

    23 июня 1978 г. я ехал на своей машине с Джемалетдиновым Айдером в г. Бахчисарай, где собирался перекрасить машину. Выезжая из села Донское к Феодосийскому шоссе, я увидел участкового милиционера Сопрыкина Сергея, который стоял возле калитки дома Мусы Мамута. Возле Сопрыкина стоял его мотоцикл. Мне было известно, что Муса Мамут прибыл в Крым — село Донское в 1975 г. и до сего времени не прописан. По обвинению в нарушении паспортных правил его приговаривали к лишению свободы. После освобождения он вернулся в Крым, но опять его не прописывали и угрожали вновь посадить его в тюрьму, если он не покинет вместе с семьей пределы Крыма. Поэтому, визит милиционера в его дом вызвал беспокойство и у нас.

    Мы остановились возле дома Мусы и, сойдя с машины, я обратился к милиционеру:

    — В чем дело? Кого ждешь?

    — Да, приехал за Мусой. Его вызывают в сельсовет, — ответил он.

    — Если вызывают в сельсовет, то ты причем? Он же не преступник, может и сам, без тебя, дойти, — сказал я.

    — Меня послали за ним, — ответил Сопрыкин.

    После разговора с Сопрыкиным мы с Лидером вошли в дом Мусы. Муса в это время одевался.Мы поздоровались. Внешне он был спокоен.

    — Как дела, Муса? — спросил я.

    — Да какие могут быть дела! Меня опять вызывают в сельсовет и вероятно опять посадят. Я это чувствую, — ответил он.

    — Не беспокойся, Муса. Тебя не арестуют, а скорее всего оштрафуют и на этом пока ограничатся. Ты не волнуйся и не горячись, веди себя спокойно, — старался успокоить его я.

    Потом мы вышли и я опять обратился к участковому.

    — Сережа, когда все это кончится? Сколько можно издеваться над человеком? Один раз посадили, и семья его пострадала…

    — Да мне самому это надоело. В печенках все это уже сидит! Приехал в сельсовет следователь капитан Пономарев и хочет на него новое дело заводить, — сказал Сопрыкин.

    В это время из-за угла дома вышел Муса и, обращаясь к милиционеру, крикнул:

    — Уходи отсюда! Уходи!

    Но милиционер продолжал сидеть на своем мотоцикле.

    Мы с Айдером пошли навстречу Мусе. Подойдя несколько ближе, я заметил, что он мокрый. Я подумал, что он только что умылся. Кроме того, я заметил, что он что-то держал в руке. Подходя к нему ближе, я кричал ему, чтобы он выбросил то, что держит в руке. Я думал, что это камень и он хочет ударить им милиционера.

    — Муса, не делай этого! Брось то, что держишь в руке! Успокойся! — кричали мы ему.

    Нас он допустил к себе примерно на метра 2-3, потом внезапно отскочил в сторону и побежал вглубь двора. Там он вспыхнул ярким пламенем.Объятый пламенем, он повернул назад и побежал в сторону милиционера. Мы с Айдером пытались схватить его, но это не удалось, только обожгли свои руки. Вырвавшись от нас, он продолжал бежать в сторону дороги. Милиционер Сопрыкин, бросив свой мотоцикл, бежал с места происшествия. Айдер продолжал бежать за Мусой, а я забежал в дом, сорвал с кровати покрывало и вновь направился в сторону горящего Мусы. В это время из стоявшей неподалеку продуктовой машины №12-49КРО выскочил с халатом в руках шофер Владимир Субботин. Он дал подножку Мусе и свалил его на обочину дороги. Подбежавший Лидер накрыл Мусу своим пиджаком, а В. Субботин — своим халатом. Подбежал и я с покрывалом, но Субботин сказал: «Не надо, дядя Роман, покрывала.»

    Мы все начали тушить Мусу, притаптывая руками горящие участки. После того, как потушили, мы подняли его и, посадив на траву, отрывали от тела кусочки еще тлевшей рубашки.

    В это время подбежал милиционер Сопрыкин и, сев на мотоцикл, поехал в сторону конторы, чтобы звонить о случившемся. С Мусой остались я, Айдер, Володя Субботин, подъехавшая медсестра Воробьева, продавщица Тоня Турчинина и бабушка Меренчук, соседка Мусы. Они посоветовали везти Мусу в 6-ю Симферопольскую горбольницу.

    Мы осторожно посадили Мусу в мою машину и повезли в город. Лидер сидел рядом с Мусой и поддерживал его рукой. В дороге Муса все время просил воды.

    — Ридван, сделанное мною не пройдет бесследно… Воды дайте!.. Я горю!.. Я знаю, что умру… Детей моих не оставляйте без внимания, помогите моим детям… — говорил он в пути.

    Мы привезли Мусу в больницу №6 г. Симферополя. До тележки, которую подкатили, Муса добрался на своих ногах, мы только поддерживали его. На теле Мусы не было ни одного необгоревшего места, за которое можно было бы поддерживать, не причиняя мучительных болей. Он весь был в волдырях, от рук и тела отвисала обгоревшая кожа.

    Уложив Мусу в палату, мы возвратились на место происшествия. Там нас уже ждали участковый милиционер Сопрыкин и следователь капитан Пономарев, который приехал утром в село для ведения следствия против Мусы Мамута и его жены по обвинению в «нарушении паспортного режима». Они пригласили нас в отдельную комнату правления колхоза и начали допрос по поводу происшествия, хотя ст. лейтенант Сопрыкин был свидетелем и даже участником этого происшествия и, согласно закона, не имел права участвовать в разбирательстве обстоятельств дела в качестве следователя. Капитан Пономарев заявил вдруг, что совершить самосожжение Мусу якобы «уговорили» я с Айдером. Подобные же слухи позже были распространены среди русских жителей села Беш-Терек. В настоящее время «следствие» Пономарева продолжается именно по этой высказанной им нам «версии».

    Показания мною прочитаны, с моих слов изложено верно!
    (Ридван ЧАРУХОВ) Подпись
    ДОПРОСИЛ: Подпись (РЕШАТ ДЖЕМИЛЕВ)

    3 августа 1978 г. с. Беш-Терек (Донское) Симферопольского района.
    Свою версию событий в обращении к Брежневу и Щелокову изложил академик Сахаров:
    ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР БРЕЖНЕВУ Л.И.

    Копия: Министру внутренних дел ЩЕЛОКОВУ Н.А.

    23 июня в селе Донском Крымской области крымский татарин Муса Мамут в возрасте 46 лет, отец троих детей, совершил самосожжение, когда в дом его пыталась ворваться милиция. Мамут на протяжении многих лет добивался права жить в Крыму. Ему, как и многим другим крымским татарам, было отказано в прописке, и он отбыл два года заключения за так называемое нарушение правил паспортного режима. После этого ему вновь угрожала тюрьма или высылка, и он решился на свой трагический шаг. Вне зависимости от его конкретных обстоятельств, самосожжение Мусы Мамута имеет своей истинной причиной национальную трагедию народа крымских татар, явившегося в 1944 году жертвой чудовищного преступления Сталина и его подручных, а в 1967-78 гг., после реабилитации крымских татар Указом Президиума Верховного Совета СССР — вновь ставшего жертвой продолжающейся дискриминации и несправедливости.

    Эта дискриминация проявляется в систематических отказах крымским татарам в прописке на их исторической родине, в отказах оформления купленных домов, в беззаконных высылках, налетах, осуждениях, в разрушении домов, оставляющих стариков и детей под открытым небом, в бесчисленных издевательствах властей.

    Обращаюсь к Вам, так как убежден в настоятельной необходимости самого решительного и широкого вмешательства высших органов власти страны. Трагическая гибель Мусы Мамута, имя которого будет жить вечно в памяти его соотечественников и всех честных людей, должна послужить восстановлению справедливости, восстановлению попранных прав его народа.

    Я прошу Вас также способствовать назначению достойных пенсий его вдове и детям, расследованию конкретных обстоятельств его гибели.

    С уважением и надеждой

    Трижды Герой Социалистического труда,
    Академик А. САХАРОВ



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018