История белоэмигрантского экстремизма, как неотъемлемая часть истории России
История и события

    История белоэмигрантского экстремизма 1920-40-х годов является неотъемлемой частью как сложного и противоречивого исторического пути нашей страны в XX веке, так и компонентов мирового общеисторического процесса.

    Данная проблема была неожиданно актуализирована в современных условиях, когда она перестала быть частью научного академического интереса, вдруг вновь обретя свои черты и формы в современной политической реальности. Из нашего «далекого прошлого», из эпохи 1920-40-х годов, в настоящую реальность вернулись призраки терроризма, экстремизма, идеологической нетерпимости и насилия. Взрывы домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске в августе-сентябре 1999 года стали провозвестниками возрождения монстра. И в новой чеченской войне противник действует против российских войск не столько партизанскими, сколько диверсионно-террористическими методами, закладывая мины, оставляя бомбы-ловушки, стреляя из-за угла, захватывая заложников. Белоэмигрантский экстремизм оформился как военно-политическое движение уже в первой половине 1920-х годов, на основе «идейного наследия» белого движения, и включал в себя комплекс реваншистских доктрин, главной целью которых являлось свержение советского строя и реализация в постбольшевистской России консервативно-реставраторской программы. Формой будущего государственно-политического устройства России эмигрантский экстремизм видел военную диктатуру (латиноамериканского типа) с обилием пропагандистской «национально- патриотической» риторики: «сильное государство», «власть народа», возрождение исторических традиций и т.п.

    РОВС, БРП и другие экстремистские центры российского зарубежья в 1920-40-е годы устанавливают тесные отношения с западными разведками, фактически превращаясь в их филиалы, а во многих случаях — и буквально в платную агентуру. «Дружеские» отношения установились у контрразведки РОВС с французской тайной полицией «Сюртэ Женераль», германским имперским управлением безопасности, гестапо, с польской контрразведкой «дефензивой» — 2-е бюро генштаба Польши. При этом зарубежные спецслужбы использовали российских белоэмигрантских экстремистов в собственных геополитических интересах, с помощью белых контрразведок осуществляя проникновение на территорию СССР, собирая разведывательную информацию и даже пытаясь вмешиваться во внутреннюю жизнь страны.

    Идеологи белогвардейского экстремизма планировали в 1920-30-е годы, в случае захвата ими политической и государственной власти в СССР, осуществить широкомасштабный «белый террор» против работников советского аппарата ВКП(б), органов государственной власти, руководства Красной армии и советских спецслужб (ОГПУ-НКВД). Репрессиям подлежала большая часть советского и профсоюзного актива, народной интеллигенции. «Белый террор» подразумевал разрушение советского государства, имущественный передел и насильственное изменение социальной структуры общества.

    РОВС пытался в 1920-30-е годы создать на территории СССР конспиративную сеть диверсионных организаций, своего рода «белое подполье», однако эти планы были предотвращены действиями советской контрразведки. Лидеры белоэмигрантского реваншизма предпринимают усилия для создания новой интервенционистской армии, разрабатывают планы дестабилизации внутреннего положения в СССР, ищут поддержки у Англии, Франции, США, Японии. Однако попытки организовать десант на советскую территорию заканчиваются провалом. Новая антисоветская интервенция, о которой мечтали лидеры РОВС и БРП в 1920-30-е годы, не состоялась.

    Российские эмигрантские экстремистские организации в 1920-30-е годы оказались под ударом советских спецслужб, которым удалось осуществить ряд успешных антитеррористических операций: «Операция „Трест“, похищение председателей РОВС генералов А. Кутепова (1930) и Е. Миллера (1937), внедрение в штаб-квартиру РОВС агента Скоблина и др. Можно утверждать, что советская разведка в 1930-е годы сумела переиграть белоэмигрантские спецслужбы.

    Белоэмигрантскому экстремизму не удалось создать адекватной идеологии, которая бы нашла отклик у советского народа и предложить ему альтернативу коммунистическому мировоззрению; большая часть проектов „белых идеологов“ носила фантастический характер и не учитывала произошедших за 1920-40-е годы в СССР необратимых изменений в сознании населения и организации государственно- политической власти. В 1943-45 годах эмигрантский реваншизм окончательно проиграл идеологическую и информационную войну советскому строю. Социально-политические и идеологические проекты белых экстремистов оказались утопичными.

    Индивидуальный терроризм 1920-30-х гг. являлся крайним выражением политического экстремизма российской эмиграции, стремившейся к социальному реваншу в СССР. Одновременно он являлся и существенным фактором влияния на международные отношения, в частности, на отношения Советского Союза со странами Запада, в первую очередь — с Польшей, Францией, Англией и Германией. Вред, который приносили СССР диверсионные вылазки белых террористов в 1930-е годы, был огромен.

    Сталинский режим эффективно использовал факт наличия за рубежом белогвардейских экстремистских организаций в пропагандистских целях: угрозы лидеров РОВС вернуть землю помещикам, провести репрессии советского актива позволяли НКВД, в свою очередь, осуществлять репрессии против категорий населения, которые могли представлять социальную опасность для советской власти. В СССР в 1920-30-е годы были арестованы и репрессированы члены семей многих белоэмигрантов, в ГУЛАГе оказались даже личные друзья и просто знакомые белых офицеров, деятелей политических партий, террористов. Таким образом, белый террор провоцировал сталинский террор в СССР, вызывал ужесточение внутренней политики и в итоге способствовал укреплению сталинской диктатуры.

    Белоэмигрантский терроризм, по замыслу его организаторов — руководителей РОВС и БРП,- должен был создать видимость начинающейся крупномасштабной борьбы против большевистского режима, представить верхушку белой эмиграции в качестве своего рода штаба огромной тайной антисоветской организации, способной оказывать реальное влияние на положение дел в СССР. Подобная позиция позволяла надеяться на получение денежных субсидий от зарубежных разведок, действовавших против Советского Союза, развитие событий по «косовскому сценарию».

    При дальнейшем изучении данной темы авторы предполагают выделить такие самостоятельные направления научного поиска, как: связь РОВС, БРП и экстремистских организаций с зарубежными спецслужбами и степень их политической ангажированности, участия во внешнеполитических «играх» западных стран против СССР в 1920-30-е годы, а также интервенционистские планы белых экстремистов в пограничных с СССР регионах, в первую очередь — в Средней Азии, на Дальнем Востоке, и в том числе в собственно советских районах — на Северном Кавказе, в Белоруссии и т.п. Было бы интересно в научном отношении осуществить сравнительный анализ вооруженных формирований современных чеченских боевиков и интервенционистских подразделений белоэмигрантских экстремистов, — различного рода «народных партизанских армий» БРП, отрядов «белого десанта» и т.п. Белоэмигрантский экстремизм 1920-30-х гг. пытался противостоять сталинской политике «активных действий» за рубежом — в Европе, США и на Дальнем Востоке. Однако возможности белых контрразведывательных организаций были несоизмеримо меньше возможностей НКВД, который в 1920-30-е годы создал в Европе хорошо отлаженную агентурную сеть, осуществлявшую как разведывательные, так и порой диверсионные акции. Коминтерн накануне второй мировой войны явно перехватил стратегическую инициативу, белые экстремисты не смогли противопоставить идеям мировой революции серьезную идейную антитезу.

    Противостоять проявлениям белого терроризма было крайне сложно не только советским спецслужбам, но и зарубежным контрразведкам: так, полиция Франции, Польши, Германии не раз оказывалась бессильной предотвратить диверсионные акты, совершавшиеся на их территории. Западные спецслужбы в 1920-30-е годы не ставили своей задачей полное уничтожение экстремистских организаций российского зарубежья, а поддерживали их существование в латентном состоянии, с тем чтобы в случае начала войны с СССР иметь возможность быстро сформировать антисоветские армии и использовать их в качестве политической ширмы при интервенции в Советский Союз. В подобной ситуации российские подконтрольные экстремистские организации должны были создать марионеточное «национальное правительство» постбольшевистской России. В свою очередь белоэмигранты-экстремисты отрицали свою связь с зарубежными спецслужбами, стараясь представить себя в виде независимых политических организаций, борющихся с тоталитарным сталинским режимом. Несомненный научный интерес представляет такое направление научного поиска, как проблема финансирования белого экстремизма, выяснение источников денежных поступлений РОВС и БРП, а также степень их финансовой зависимости от зарубежных спецслужб- кредиторов.

    Белоэмигрантский экстремизм 1920-40-х годов в значительной степени провоцировался ростом социально-политической напряженности в странах-реципиентах, следствием роста безработицы в период «великой депрессии», политикой правовой дискриминации российской эмиграции. Значительную роль в процессе активизации белого экстремизма и терроризма играл также такой фактор, как рост успехов социалистических и коммунистических партий в Европе в 1930-е годы: Народный фронт во Франции, Компартии Германии и Китая, республиканское правительство в Испании — свидетельствовали о росте влияния Коминтерна. Российский белоэмигрантский экстремизм пытался противостоять этому процессу, при этом средствами борьбы становился белый терроризм — диверсии, убийства советских дипломатов, провокации и т.п.

    Необходимо также отметить, что острота конфликта, бескомпромиссность столкновения советских спецслужб с белоэмигрантскими экстремистскими организациями обусловливалась тем обстоятельством, что происходило своего рода лобовое, встречное столкновение двух идеологий — идей мировой революции и комплекса реваншистских доктрин российского зарубежья. Каждая сторона стремилась совершать идеологическую экспансию на идейное поле противника. СССР не только защищался от нападений белых террористов, но и расширял свою среду влияния и на этом пути сталкивался с белой эмиграцией.

    Политический экстремизм нельзя отделять от порождавшей его социальной реальности. Особенно ярко это проявилось на примере российской эмиграции, в высшей степени зависевшей от условий проживания на чужбине. Российский эмигрантский экстремизм 1920- 30-х гг. развивался в контексте поднимавшейся в Европе и на Дальнем Востоке волны политического насилия и реакции, фактически стал его компонентом.

    Политический экстремизм российского зарубежья был направлен не только вовне, против СССР, но и активно участвовал в жизни западных террористических кругов и организаций — эмигранты принимали участие в работе съезда нацистской партии в 1923 году в Рейхенгалле, консультировали лидеров НСДАП, поддерживали японских милитаристов. Лишь адекватное и всеобъемлющее определение корней и сущности эмигрантского политического экстремизма позволит приблизиться к научному пониманию тех сложных и неоднозначных процессов, которые происходили в единой и в то же время полной антагонизмов системе «СССР — Россия № 2». Российский белоэмигрантский экстремизм и терроризм тяготел лишь к правоконсервативным и реваншистским группировкам в Европе, США и на Дальнем Востоке уклоняясь от контактов с левыми, «красными» экстремистами (например, группы Троцкого), а во многих случаях противостоя ему.

    Российские белые экстремисты, совершавшие диверсионные акты как в СССР, так и на территории многих стран земного шара и пытавшиеся создать единую антибольшевистскую террористическую организацию с филиалами в различных странах, вполне могут быть квалифицированы как субъекты «международного терроризма», своего рода предтеча террористов из «черного интернационала» 1960-70-х годов. Впечатляющие успехи СССР во второй половине 1940-х годов: победа в Великой Отечественной войне 1941-45 гг., подъем патриотических настроений в стране и формирование советско- имперского культа личности Сталина, существенная корректировка в идеологической программе (в частности, переход к исторической концепции России — объединительницы народов), временное прекращение открытых гонений на православную церковь — выбили почву из-под белоэмигрантского экстремизма, который после 1945 года приобретает почти исключительно пропагандистские формы в рамках начавшейся «холодной войны». Во всяком случае диверсии на советской земле и террористические акты против советских дипломатов за рубежом прекращаются. К тому же, основные диверсионные центры российского экстремизма в странах Центральной и Восточной Европы были в ходе второй мировой войны разрушены, в странах возникшего социалистического лагеря многие российские белые эмигранты, активисты белого дела, были арестованы и репрессированы. Таким образом, организационная система российского политического экстремизма в 1945-46 годах была разрушена и уже не смогла возродиться.

    Бороться против политического экстремизма — значит не только противостоять его конкретным проявлениям, но и прежде всего искать ответ на те проблемы, которые возникают в обществе, переживающем кризис. Вот почему важно противопоставить экстремизму политическую альтернативу, суметь найти реальный выход из того кризиса, который порождает экстремизм, — будь это на Ближнем Востоке, в странах Латинской Америки или в современной России, либо в государствах СНГ. При этом опыт борьбы с белым экстремизмом 1920-45 гг. приобретает не только научно-теоретическое, но и реальное практическое значение. Борьба с политическим экстремизмом неотделима от борьбы против порождающих его причин — социальной дискриминации, национализма, сепаратизма, авантюризма во внешней и внутренней политике. На рубеже третьего тысячелетия будем надеяться, что человечество сумеет преодолеть негативный багаж прошлого, и XXI-й век не будет знать уродливых проявлений политического экстремизма.

    Читать по теме:
    Экстремистские белоэмигрантские организации в 1920-30-е гг.
    Экстремистские белоэмигрантские организации в 1920-30-е гг. (часть 2)
    Идеология «белого террора»
    Идеология «белого террора» (часть 2)
    Планы интервенции против СССР в 1920-30-е гг.
    Планы интервенции против СССР в 1920-30-е гг. (часть 2)
    Белогвардейский террор в действии
    Белогвардейский террор в действии (Часть 2)
    Борьба разведок: НКВД против РОВС (Русский общевоинский союз)
    Борьба разведок: НКВД против РОВС (Русский общевоинский союз). Часть 2
    Белый экстремизм в 1935-45 гг.
    Белый экстремизм в 1935-45 гг. (часть 2)
    Белый экстремизм в 1935-45 гг. (часть 3)


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 30 марта 2013, 09:51
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018