Белый экстремизм в 1935-45 гг.
История и события

    Начало крупных военно-политических конфликтов в Европе, а затем и второй мировой войны дало белоэмигрантскому экстремизму новый шанс. В отечественной и зарубежной историографии проблема антисоветского экстремизма обычно сводилась к власовскому движению, о котором написано немало книг и исследований. Однако нам кажется, что данная проблема намного шире и требует более вдумчивого и глубокого подхода. Нельзя ограничивать тему белого экстремизма участием эмигрантов в армии генерала А. Власова; белоэмигрантский реваншизм проявился намного раньше — уже в Испании и Финляндии, и обрел более разнообразные формы: создание отрядов «белых добровольцев», подготовка диверсионных актов в прифронтовой полосе, идеологическая война (заброска листовок, проникновение на советскую территорию белых агитаторов и т.п.). Ставший доступным в недавнее время исследователям ранее находившийся на спецхранении исторический материал заставляет по-новому взглянуть на данную проблему.

    Несмотря на тяжелые военные поражения, понесенные белым экстремизмом на советской территории в 1920-30-е годы (провал попыток интервенции, аресты боевиков и т.п.), среди значительной части эмигрантской молодежи в конце 1930-х годов сохранялись реваншистские настроения, готовность принять участие в вооруженной борьбе против советской власти. Именно молодежь составит социальную базу белого экстремизма в 1939-45 годах. С началом второй мировой войны эмигранты-экстремисты пытаются найти новые формы для своего движения. В частности, возникает идея создания независимой белоэмигрантской армии за рубежом с тем, чтобы направить ее в СССР, создаются эмигрантские вооруженные формирования в составе испанских и финляндских войск, разрабатываются проекты комплектования отдельных «русских дивизий» в армиях Польши и Эстонии.

    Белоэмигрантский экстремизм во второй половине 1930-х годов резко активизировался: боевики РОВС и сопутствующих реваншистских организаций пытаются принять участие в разгорающихся социально- политических конфликтах в Европе и на Дальнем Востоке, создают новые террористические группы, в то же время стремятся придать себе более «респектабельный» имидж, в частности, подключиться к крупным зарубежным экстремистским движениям — германским нацистам, испанским и итальянским фашистам.

    Российский белоэмигрантский экстремизм в период 1920-30-х гг. пытался найти почву в идеологической доктрине германского фашизма. "… Поскольку составной частью национал-социалистической доктрины был антикоммунизм, то вполне естественно, что «новый порядок» привлекал к себе симпатии и сочувствие части русской эмиграции", — писал один из российских эмигрантов. В то же время от единой отправной точки — антикоммунизма — германский нацизм и белоэмигрантский реваншизм выстраивали различные проекции, что давало возможность говорить лишь об определенном тактическом совпадении интересов, при принципиальном различии целей: идеологи НСДАП мечтали о покорении России с ее последующей колонизацией и уничтожением всех форм государственности, а лидеры зарубежной военной эмиграции, наоборот, создавали проекты «возрождения российского государства и восстановления единой и неделимой России в границах 1917 года», что неизбежно порождало взаимный антагонистический конфликт. Временные успехи германского национал- социализма и итальянского фашизма в начале 1930-х годов вызвали в среде российской эмиграции эффект копирования: начинается увлечение фашистской идеологией, заимствование символики, ритуалов и т.п.

    В 1933 году в Берлине российский эмигрант А.П. Светозаров основал «Российское национально-социалистическое движение» (РОНД) (в первоначальной версии — РНСД или RNSB — в немецкой транскрипции). Впрочем, А. Светозарова на этой роли вскоре заменил князь П.М. Бермонд-Авалов, балтийский немец, бывший российский офицер, участник Гражданской войны в Латвии в 1919-20 гг., попытавшийся стать лидером российских зарубежных фашистов.

    Члены РОНДа в 1930-е годы совместно с гитлеровскими штурмовиками принимали участие в уличных демонстрациях, факельных шествиях, митингах. РОНДовцы разработали собственный вариант нацистской униформы — белая рубаха, черные брюки и высокие бутсы. На левой руке у них были красные повязки с белой свастикой в синем квадрате (расцветка флага царской России).

    РОНД открыло свои секции в Париже, Праге, Белграде и Лондоне, пытаясь создать объединенный антисоветский фронт и привлечь к участию в нем массу проживавших в этих городах российских эмигрантов. В этой части предприятие РОНДа завершилось полнейшей неудачей. Первоначально германские фашисты были готовы принять поддержку российских эмигрантов. В этот период (1929-33 гг.) любые силы, которые только замышляли борьбу против Коминтерна и Народного фронта в Европе, легко принимались в ряды немецкого нацистского движения. Однако, когда после событий 1933 года нацисты утвердились у власти, они приобрели склонность смотреть свысока на «сею списанную с них самих славянскую карикатуру». А неоднократные заявления главного идеолога германского нацизма А. Розенберга о том, что славяне принадлежат к породе недочеловеков (унтерменшей) и должны быть подвергнуты колонизации, ставили русских фашистов, членов РОНДа, просто в глупое и смешное положение.

    Отношения между РОНДом и германскими нацистами по различным иторостепенным вопросам продолжались вплоть до заключения в августе 1939 года советско-германского пакта, которым, в частности, предусматривалось незамедлительное прекращение в пределах нацистского Рейха всякой антисоветской деятельности, по крайней мере, в форме публичных манифестаций. Таким образом, деятельность РОНДа была приостановлена. Необходимо отметить, что наибольшую активность н попытках создать русское фашистское зарубежное движение проявили именно российские военные эмигранты, идеологические наследники белого движения, пытавшиеся таким образом реанимировать идеи белоэмигрантского экстремизма.

    Наиболее активно себя проявили российские эмигранты- жстремисты во время Гражданской войны в Испании в 1936-39 гг. Руководство РОВС было склонно рассматривать события в Испании как пролог к началу масштабных антибольшевистских действий в Европе, а в перспективе — и как первый шаг к интервенции в СССР с целью свержения советской власти.

    В сентябре 1936 года ряд руководителей белоэмигрантских организаций Германии и Маньчжурии опубликовали призывы к российской военной эмиграции оказать помощь испанским фашистам в их борьбе против республиканской армии.

    Контрразведка РОВС в 1936-39 годах первостепенное внимание уделяла событиям гражданской войны в Испании, в частности, приводила слежку за организацией советской помощи республиканскому правительству. Так, 1-й отдел РОВС получил в октябре 1936 года копию Донесения военно-морского атташе в Испании военно-морскому министру Франции «о перевозке испанскими и советскими судами грузов для республиканской Испании» и о их проходе через Дарданеллы.З Российские эмигрантские экстремистские организации — РОВС, БРП — консультировали западные разведки, принимали активное участие в сборе и обработке информации о деятельности Коминтерна, осуществляли переводы разведывательных материалов с русского языка на французский, немецкий, английский и др.

    В середине 1930-х гг. Испания, в силу специфики ее географического положения и внутриполитической ситуации, становится полем геополитического. противостояния двух мощных тоталитарных режимов: нацистской Германии и сталинского Советского Союза, каждый из которых стремился к усилению своего влияния в Европе. Испания превратилась в своеобразный полигон, на котором Москва и Берлин проверяли свои оперативные и военно-тактические концепции, испытывали новые образцы боевой техники, обучали кадровый состав своих вооруженных сил. Российская военная эмиграция оказалась втянутой в вихрь политических событий на испанской земле: уже в 1936 году, вскоре после начала боевых действий между войсками генерала Франко и республиканскими силами, в Испанию начинают отправляться российские эмигранты-добровольцы, выразившие сочувствие вооруженному выступлению испанских военных против левого республиканского правительства. Российские офицеры-эмигранты во многих случаях на собственные скудные денежные средства отправлялись в Испанию, чтобы вступить в войска генерала Франко, поддержать силы путчистов в борьбе против революции. При этом российские военные переводили происходившие в Испании события на свою, понятную им шкалу координат: в испанских республиканцах, бойцах интербригад они прежде всего видели революционеров, «красных», т.е. своих традиционных противников, а в генерале Франко — «продолжателя дела белого генерала Корнилова».

    Уже в июле 1936 года российские военные эмигрантские организации — «Русский национальный союз участников войны» и РОВС — выступили с призывом сформировать «Русский добровольческий отряд» для отправки в Испанию на помощь войскам франкистов. Проблема создания российских эмигрантских отрядов затруднялась труднодоступностью Испании: больших денежных средств для организованной переброски добровольцев у РОВС и эмигрантов не было, а франко-испанская граница сразу же после мятежа генерала Франко была закрыта. Поэтому российские экстремисты были вынуждены пробираться через границу в индивидуальном порядке, нелегально, рискуя быть задержанными или даже убитыми французскими пограничниками.

    Организационные структуры военной эмиграции — РОВС, ВМС, БРП оказывали административную помощь при формировании офицерских добровольческих групп, направлявшихся в Испанию. В отделениях РОВС, воинских союзах и обществах открываются тайные пункты вербовки добровольцев для отправки на испанский фронт.

    Особую активность по организации записи белых экстремистов в армию генерала Франко проявил старший руководитель Парижской группы корниловцев полковник Г.З. Трошин. В начале марта 1937 г. первая группа офицеров из 7 человек (главным образом, марковцы- артиллеристы) выехала из Парижа в Сен-Жан-де-Люс, находящийся на границе с Испанией, около г. Иру на. Переправу белогвардейцев- добровольцев через границу обеспечивал поручик инженерных войск Савин. 16 марта 1937 г. выехала вторая группа офицеров. Наибольшее число российских военных эмигрантов, приехавших в Испанию для участия в боевых действиях на стороне франкистов, составляли члены отдела РОВС во Франции, однако некоторые приехали и из отдаленных, даже экзотических мест — из Мадагаскара, Эфиопии, Туниса.

    Первыми русскими добровольцами, вступившими в Национальную испанскую армию, были генералы А.В. Фок и Н.В. Шинкаренко, капитан Н.Я. Кривошея и штабс-капитан Я.Т. Полухин, которые приехали в Испанию из Африки, нелегально перейдя границу испанского Марокко. Российским военным эмигрантам удалось быстро переломить некоторое предубеждение испанских военных против русских, поскольку они ассоциировались с Советским Союзом, поддерживавшим их противников республиканцев и завоевать воинский авторитет и доверие. Российских эмигрантов, вступивших в Национальную испанскую армию, вскоре стали называть «руссо бланко» — «белые русские».

    Следует заметить, что возраст некоторых российских добровольцев вызывал сомнение у испанских военных: так, например, генералу А.В. Фоку было 70 лет и ему с большим трудом удалось добиться зачисления в офицерскую резервную роту, где он получил назначение в «терсию» (треть-батальон) армии генерала Франко. В дальнейшем генерал А. Фок за отличие в боях был произведен в тениенте (поручики) испанской армии и переведен на Арагонский фронте Российские офицеры с пафосом описывали происходившие военные события в Испании, а самих себя изображали в роли защитников мировой цивилизации: "… в испанской белой армии я почувствовал себя, как и мои товарищи, наконец исполняющим свой долг… защиты веры, культуры и всей Европы от нового натиска большевизма". Всего в испанской армии в годы гражданской войны 1936-1939 гг. состояло 72 русских офицера- белоэмигранта.

    Впервые о русских добровольцах в Испании мир узнал в начале 1937 г., когда первым иностранным журналистам удалось проникнуть на территорию, которую контролировали войска генерала Франко. В губернаторском доме в Саламанке, куда был переведен из Бургоса штаб национальных сил, одиннадцать журналистов (5 итальянцев, 5 немцев и 1 русский) были представлены Франко. Когда дошла очередь до русского журналиста капитана В.В. Орехова, удивленному генералу объяснили, что это «руссо бланко-белый русский». В ответ Франко заметил, что он знаком с белым антибольшевистским движением и высоко ценит его заслуги в борьбе с большевизмом.

    Большая часть белых добровольцев была направлена в городок Молина-де-Арагон, расположенный в 10 километрах от реки Тахо в провинции Гвадалахара. Там формировался терсио «рекете» — батальон карлистов-монархистов. В состав батальона входили четыре роты, каждая из которых имела собственное наименование: 1-я рота — Донна Мария де Молина, 2-я и 3-я роты — Марко де Бельо; 4-я рота — Нумансия. Сам батальон именовался по месту расположения его штаба — терсио Донна Мария де Молина. С марта 1937 г. терсио рекете Донна Мария де Молина находился на Арагонском фронте, где удерживал две позиции на реке Тахо, в 20 и 14 километрах от Молина де Арагон, где располагался штаб батальона. По другую сторону реки Тахо стояли интербригады республиканской армии. Батальоном в течение всего периода боевых действий командовал капитан, позднее майор, Л.Руис-Фернандес, которого белые добровольцы неофициально называли «папой». На данном этапе вооруженной борьбы российские экстремисты находились под жестким контролем испанского командования. Но в апреле 1937 г. штаб генерала Франко решил предоставить российским эмигрантам большую самостоятельность: было разрешено сформировать отдельную русскую добровольческую часть с русским командованием и своим воинским уставом. Белоэмигрантские экстремисты получили шанс создать собственные воинские формирования. Однако вследствие малочисленности русских добровольцев удалось создать лишь один «Национальный русский отряд» в составе отряда Донна Мария де Молина.

    Российские эмигранты-добровольцы проявили большую стойкость в боях в Испании. Белый экстремизм пытался завоевать авторитет в глазах консервативных сил, показать, что на него можно сделать ставку. В конце августа 1937 г. отряд Донна Мария де Молина был брошен в район Кинто де Эбро против красной интернациональной бригады, прорывавшейся в направлении Сарагосы, и ему был дан приказ задержать противника до подхода подкреплений. 2-й ротой терсио командовал тенненте штабс- капитан Я.Т. Полухин.

    Российские экстремисты проявляли в период «испанской войны» фанатизм и готовность бороться до конца, даже в безнадежных ситуациях. Например, генерал-майор А.В. Фок, в то время состоявший при штабе терсио, сам вызвался пойти во 2-ю роту добровольцем. В течение 2-х дней 2-я и 3-я роты вели оборонительный бой в полном окружении. Погибло больше половины личного состава. Генерал Фок, штабс-капитан Полухин и испанский фельдфебель Пастор перенесли раненых в небольшую деревенскую часовню и организовали в ней круговую оборону.

    Отрезанные от своих, они держались в часовне 12 дней, пока она не была сметена артиллерией красных. Будучи окруженным республиканцами, А.В. Фок застрелился. А капитан Я.Т. Полухин был ранен, а затем погиб под развалинами часовни. Оба они были награждены посмертно коллективной лауреадой (высшей испанской боевой наградой). Тяжело раненный разрывной пулей ротмистр Г.М. Зелим-Бек, признанный негодным к службе, отказался от демобилизации, добился перевода в терсио Донья Мария де Молина и до конца войны «находился в строю среди своих».

    Российские военные добровольцы проводили строевые занятия в испанских воинских подразделениях, при этом испанские офицеры отмечали высокую профессиональную подготовку российских офицеров- эмигрантов и их преподавательское мастерство. «Равняйтесь по русским, это — старые солдаты», — говорил один из испанских офицеров своим подчиненными Российским экстремистам удалось добиться достаточно высокого авторитета у испанских военных, что объяснялось также тем, что гражданская война в Испании аккумулировала наиболее активную часть белых реваншистов.

    Весь 1938 и начало 1939 гг. русские добровольцы в составе своего батальона вели активные оборонительные и разведывательные действия на своем участке фронта на реке Тахо. Недостаток сил не позволял батальону иметь сплошную линию обороны, поэтому роты батальона, растянувшиеся на 50 километров, занимали лишь отдельные командные высоты, отстоящие друг от друга на расстояние 5 и более километров. Связь между ними поддерживалась с помощью гелиографа и патрулями боевого охранения. В сентябре 1938 г., после поражения республиканских частей в районе горной гряды Сан-Хуан, белые добровольцы заняли господствующую высоту Эль-Контандеро (отметка 1639 метров) в районе Махон Бланко и оборудовали там образцовый опорный пункт. В феврале 1939 г. батальон с русским отрядом был передислоцирован через Теруэль в населенный пункт Эль-Торо, где русские занимали боевые позиции «Пенья Кемада» и «Пенья дель Дьябло» до окончания боевых действий.

    К марту 1939 г. русский отряд в терсио Донья Мария де Молина состоял из 26 человек под начальством тениенте Н.Е. Кривошея и при сержанте П.В. Белине. В терсио рекете Наварра служили 2 русских, в терсио Ареаменди — 1, в терсио Монтехура — 2 человека, в легионе — 3. В эскадроне рекете Бургонья был один русский. Среди русских добровольцев имелся один георгиевский кавалер (ротмистр Г.М. Зелим- Бек), трое имели георгиевское оружие и десять — солдатские георгиевские кресты.

    В апреле 1939 года гражданская война в Испании закончилась победой сил генерала Франко, революционная республиканская армия прекратила свое существование. В Валенсии 3 мая 1939 г. состоялся военный парад, в котором приняли участие в русские добровольцы, прошедшие в составе «войск первой линии» (т.е. фронтовых частей), что было особенно почетно, при этом «русский батальон» показал на параде такую отличную строевую выучку, что его командир был приглашен на обед к генералу Франко, 30 июня 1939 г. русские добровольцы были официально уволены из рядов испанской национальной армии. Франко не забыл своих русских соратников. Всем им были присвоены звания сержантов (за исключением тех, кто уже получил офицерский чин в ходе боевых действий), они получили двухмесячный отпуск с сохранением денежного содержания и испанские военные награды «Военный Крест» и «Крест за воинскую доблесть». Кроме того, всем русским эмигрантам- добровольцам была предоставлена возможность получить испанское гражданство, чем многие и воспользовались.

    20 октября 1939 г. группа российских военных эмигрантов во главе с полковником Н.Н. Болтиным была принята генералом Франко в его резиденции во дворце Пардо под Мадридом. На прощанье Франко спросил, что еще он может сделать для русских? Болтин ответил ему: «Мы ничего не просим для себя лично, мы только просим, чтоб Вы устроили желающих офицерами в Испанский африканский легион». Эта просьба была также удовлетворена, и российские эмигранты получили право продолжить свою службу в подразделениях испанской армии.

    Российские экстремисты понесли серьезные потери в ходе гражданской войны в Испании в 1936-39 гг. В боях погибли генерал-майор А.В. Фок, фельдфебель Н. Иванов, штабс-капитан Я.Т. Полухин, военный летчик капитан В.М. Марченко, князь Лаурсов-Магалов, доброволец Кученко, подпрапорщик З.К. Компальский, С. Чиж, капитан А.А. Бонч- Бруевич, всего 34 человека. Из оставшихся в живых 9 было ранено, при этом легионер Н.П. Зотов — 5 раз, а лейтенант К.А. Константино (Гогниджаношвили) и С.К. Гурский (Али) — по 3 раза. Тяжелое ранение в голову получил генерал-майор Н.В. Шинкаренко. Из первых четырех добровольцев (генералы А.В. Фок и Н.В. Шинкаренко, капитан Н.Я. Кривошея и штабс-капитан Я.Т. Полухин) остался невредимым только капитан Марковского артиллерийского дивизиона Николай Евгеньевич Кривошея, который фактически командовал русским отрядом в терсио Донья Мария де Молина. Находясь в эмиграции, он постоянно следил за развитием военного искусства (в Париже окончил курсы генерала Головина), пользовался исключительной боевой репутацией не только у своих соотечественников, но и у испанского командования. Он успешно воевал на различных участках фронта, однако по испанским законам, как иностранец, не имел права на занятие высших командных должностей. Следует заметить, что участие российских военных эмигрантов во франкистской армии и событиях испанской гражданской войны является военно-политическим опытом, в наибольшей степени приближавшим ее к футурологической модели возобновления гражданской войны с большевизмом. В других воинских соединениях (на Дальнем Востоке, в Финляндии и т.п.) российские белые экстремисты играли более подчиненную роль, не имея возможности заявить собственные политические лозунги, тем более получить под свою ответственность отдельные участки фронта.

    Редактор журнала «Часовой» капитан В.В. Орехов в статье «Испания и мы» писал: «Вряд ли в другой стране могли установиться такие… полные взаимного понимания отношения между хозяевами страны и бесподданными иностранцами. В Испании нас понимают, нашу борьбу ценят...». Для российского эмигрантского экстремизма было жизненно важно добиться признания и поддержки у европейских консервативных кругов. Дальнейшая судьба «испанских русских» сложилась по-разному. Многие из них остались в Испании и выбрали сугубо мирные профессии, другие продолжали военную службу. Ряд российских белых добровольцев, сражавшихся в Испании, в годы второй мировой войны принимал участие в боевых действиях на Восточном (советско-германском) фронте в составе испанской «Голубой дивизии». Среди них Н.С. Артюхов, К.А. Гончаренко, С.К. Гурский, В.А. Клименко, В.Е. Кривошея, Л.Г. Тонкий, А.А. Трингам.

    Таким образом, в период гражданской войны в Испании в 1936- 39 гг. белые военные эмигрантские формирования впервые в Европе заявляют о себе, пытаясь продолжить вооруженную борьбу с большевистским режимом и реализовать разработанные в 1930-е гг. военно-политические доктрины. В Испании происходит столкновение идеологии белого движения и идей мировой революции и III Интернационала. В результате, участие «руссо бланко» в испанской гражданской войне на некоторое время реанимировало комплекс военно-политических доктрин белого экстремизма.

    Российские военные эмигранты, на протяжении двух десятилетий мечтавшие о возобновлении борьбы с РККА, (а советские офицеры- добровольцы находились в составе интербригад) наконец получили такую возможность: в результате накопившийся потенциал ненависти выразился в жестоких формах борьбы, отказе сдаваться в плен и самоубийствах, стойкости в боях, расстрелах пленных и т.п.

    Успешное для белых экстремистов завершение гражданской войны в Испании (победой сил генерала Франко) вселило надежду в российских эмигрантов на грядущий успех и в ожидавшейся новой гражданской войне в СССР и в итоге привело к значительной переоценке своих возможностей: белые реваншисты всерьез надеялись, что им удастся в 1939-40 годах сформировать собственные белогвардейские армии и перенести вооруженную борьбу на территорию СССР. Определенную роль в усвоении испанцами идей белого движения сыграл и менталитет «испанидад», во многом схожий с российским консерватизмом. В то же время необходимо заметить, что полного единства в среде российской военной эмиграции по вопросу о поддержке франкистского режима достигнуто не было: значительная часть военных эмигрантов поддержала республиканцев, вступив в интербригады и сражаясь на стороне левого правительства против франкистов, надеясь заслужить себе прощение и возможность вернуться в СССР. Таким образом, «испанский пролог» открыл страницу непосредственного участия российской военной эмиграции в мировых военно-политических конфликтах конца 1930 — середины 1940-х гг.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 27 марта 2013, 10:35
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018