Перед германским нападением
Память История и события

    ...ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

    Советский Союз, располагавший сведениями о планах Гитлера, неоднократно предлагал Англии и Франции вступить переговоры с целью заключения договора о взаимной помощи, включая и военные обязательства в случае германской агрессии. Однако Англия и Франция тянули время. Англо-франко-советские (или тройственные) переговоры были начаты только в марте 1939 г. и продолжались около четырёх месяцев. Согласие ведущих европейских держав на переговоры объяснялось несколькими причинами. Во-первых, правительства обеих западных держав не могли не считаться с общественным мнением в своих странах, склонявшимся к решительным мерам по обузданию агрессора. Во-вторых, несмотря на жертвы, принесённые в рамках мюнхенской политики, поведение Гитлера становилось всё более вызывающим и опасным, и это требовало усиления англо-французской позиции в продолжавшемся торге с ним. И, в-третьих, признавалась необходимость мер перестраховки на случай, если планы достижения соглашения с Гитлером сорвутся, и война с Германией станет неизбежной.

    Программа СССР в ходе переговоров сводилась к трём пунктам.

    1. Заключение между Англией, Францией и СССР эффективного пакта о взаимопомощи против агрессии.

    2. Гарантирование со стороны Англии, Франции и СССР государств Центральной и Восточной Европы, включая в их число все без исключения пограничные с СССР европейские страны.

    3. Заключение конкретного военного соглашения между Англией, Францией и СССР о формах и размерах немедленной и эффективной помощи друг другу и гарантируемым государствам в случае нападения агрессоров.

    Согласно мнению английского журналиста И. Колвина, «советские предложения были больше того, что Чемберлен мог проглотить». Дело в том, что реализация этих инициатив могла способствовать не только безопасности восточноевропейских государств, но и безопасности СССР, а это в планы Великобритании не входило, поскольку она придерживалась принципа: «чтобы жила Британия, большевизм должен умереть». Поэтому на гитлеровскую Германию, делавшую ставку на уничтожение СССР и раздувавшую тезис об «угрозе большевизма», правительство Великобритании смотрело как на естественного союзника в доведении до конца миссии, которая не удалась в 1918–1920 гг.

    Характеризуя поведение британского правительства, английский историк Ф. Ротштейн писал: «Пожалуй, во всей истории дипломатии (включая политическую подготовку народа внутренней пропагандой) не было такого примера длительного подталкивания агрессора (с 1935 по 1939 г.) к нападению на государство, которое уже давно было избрано правящим классом Великобритании в качестве мишени (1926 г., 1933 г. и т. д.)». Ни Англия, ни Франция не хотели никакого соглашения с СССР и потому блокировали принятие решений по существенным вопросам путём внесения мелких поправок и выдвижения бесчисленных «пустых» вариантов.

    Между тем международная обстановка требовала незамедлительных решений, поскольку в это время Германия усиленно готовилась к нападению на Польшу. Другим фактором, существенно повлиявшим на развитие переговорного процесса, явились контрмеры германской дипломатии с целью предотвращения англо-франко-советского союза. Они предпринимались на трёх направлениях: балтийском, британском и советском и предусматривали вбивание клина во фронт неагрессивных государств.

    Камнем преткновения стал вопрос о  предоставлении гарантий безопасности прибалтийским государствам. Таких обязательств британское правительство брать на себя не желало, ведь они ставили заслон политике развязывания рук Гитлеру и направления его агрессии на восток, к границам Советского Союза. Чтобы снять вопрос о гарантиях, Берлин оказал давление на правительства Латвии и Эстонии. 18 апреля 1939 г. они заявили, что нет оснований говорить об угрозе для их стран со стороны Германии, послали в Берлин своих представителей на пышные торжества по случаю 50-летия Гитлера, а затем 7 июня 1939 г. подписали с Германией договоры о ненападении. При этом министры иностранных дел обоих государств сделали заявления, в которых они отказывались от англо-франко-советских гарантий и обязывались самостоятельно заботиться о сохранении политической независимости своих государств и придерживаться строгой политики нейтралитета.

    Несамостоятельность и неадекватность этих заявлений и обязательств была очевидна ввиду слабого военного потенциала латвийской и эстонской армий. Вместе с тем вопрос о гарантиях оставался на повестке дня вплоть до окончания тройственных переговоров. Великобритания соглашалась на предоставление гарантий прибалтийским странам только в случае вооружённой агрессии и отказывала им в поддержке при косвенной агрессии (т. е. по примеру сдачи Чехословакии правительством Гахи), хотя именно на путях косвенной агрессии Гитлер и намеревался прибрать к рукам Прибалтику.

    Деструктивная позиция английской делегации в Москве объяснялась также успешностью тактики немецкой дипломатии, которая предполагала разъединение возможных противников путём сговора с одними против других. Преследуя свои цели, Германия охотно пошла на тайные переговоры с Великобританией, которая хотела заключить «широкое соглашение» с немцами за счёт жертв их будущей агрессии на востоке. Стремление к такому соглашению делало невозможным союз с СССР, который фигурировал в британских ожиданиях как основной объект разрушения в ходе германского «Drang nach Osten».

    Советская делегация стала подозревать, и не без основания, что переговоры ведутся западными партнёрами исключительно ради переговоров. «Мне кажется, — писал А. А. Жданов в газете «Правда» 29 июня 1939 г., — что англичане и французы хотят не настоящего договора, приемлемого для СССР, а только лишь разговоров о договоре для того, чтобы… облегчить себе путь к сделке с агрессором». Для СССР было важно, чтобы подписание политического соглашения произошло одновременно с заключением военной конвенции, с тем чтобы предоставляемые гарантии обеспечивались в том числе и военной силой. Однако конкретные инициативы советской стороны не нашли поддержки западных держав. Речь, в частности, шла о возможности использования английского и французского флотов в защите балтийского побережья, а также о достижении договорённости с прибалтийскими странами о временном размещении флотов Англии, Франции и СССР в портах Латвии и Эстонии в целях охраны нейтралитета этих стран от угрозы со стороны Германии. На этом этапе Москва была готова на сохранение «контролируемого нейтралитета» прибалтийских стран с перспективой их перехода в союзный лагерь.

    Поскольку СССР не имел общих границ с Германией, то эффективное военное сотрудничество трех государств требовало также решения вопроса о проходе советских частей через определённые районы Польши, с тем чтобы войти в соприкосновение с немецкими войсками в случае их нападения на гарантируемые государства. Однако польские власти всё ещё не оставляли надежды договориться с Германией и объясняли занятую позицию своими негативными подозрениями и предубеждениями в отношении Москвы. Они высказались против упоминания Польши в договоре трёх держав и не дали согласия на проход советских войск через свою территорию. Тем самым и они внесли свою лепту в недопущение англо-франко-советского военного соглашения. В случае же его принятия (что, впрочем, было маловероятно) немецкое нападение на Польшу могло быть предотвращено, так как одновременная война на два фронта после опыта Первой мировой войны принципиально исключалась Гитлером.

    Комментируя позицию Варшавы, французский историк М. Мурен высказал мнение, что польский министр иностранных дел Ю. Бек надеялся на германо-русское столкновение и считал, что Польша от этого не пострадает. Что касается Англии и Франции, то они ничего не предприняли, чтобы убедить Польшу занять реалистичную позицию. В результате московские переговоры военных миссий трёх держав зашли в тупик.

    Провал переговоров не был случайным, поскольку контактам с Берлином Лондон придавал несравненно большее значение, чем параллельной работе своих делегаций в Москве. Английские дипломаты выражали готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». О программе англо-германских переговоров можно судить по речи министра иностранных дел Великобритании лорда Галифакса, произнесённой 29 июня 1939 г. на банкете в Королевском институте международных отношений. Обращаясь к представителям Германии, он заявил: «Мы могли бы обсудить колониальную проблему, вопрос о сырье, о торговых барьерах, о «жизненном пространстве», об ограничении вооружений и все другие вопросы, затрагивающие европейцев».

    Английский министр по делам заморской торговли Хадсон и ближайший советник Чемберлена Вильсон предлагали уполномоченному Гитлера Вольтату, а затем германскому послу в Лондоне Дирксену начать англо-германские секретные переговоры о заключении широкого соглашения. Оно должно было включать соглашение о разделе сфер влияния в мировом масштабе и об устранении «убийственной конкуренции на общих рынках». При этом предусматривалось предоставление Германии преобладающего влияния в Юго-Восточной Европе. Таким образом, усилия английской дипломатии были направлены на обеспечение прочных договорённостей с Германией и на «канализацию» германской агрессии на восток против Польши, недавно получившей гарантии, и против СССР. Германо-советское столкновение обескровило бы обе стороны, повторив ситуацию Первой мировой войны.

    Нацистские лидеры были заинтересованы в тайных переговорах с британской стороной, но вовсе не желали быть орудием в руках Англии и Франции и не собирались свои агрессивные планы борьбы за «жизненное пространство» сообразовывать с интересами западных держав. Хотя пропагандистская машина Запада неустанно твердила о слабости Красной Армии, о непрочности советского тыла, о том, что СССР — колосс на глиняных ногах, Гитлер считал, что пока не готов к войне с Советским Союзом. Принимая во внимание богатые природные ресурсы советской страны и глубину её оперативного пространства, он полагал необходимым продолжить наращивание германской военной мощи и подготовку к мировой войне. Этот план уже исключал бескровные победы и требовал обстрелять солдат вермахта в локальных конфликтах. Поэтому требования уступки «польского коридора», или Данцига, были уже пройденным этапом в германо-польских отношениях. Теперь немцы хотели войны с Польшей, которую рассчитывали победоносно завершить до наступления осенней распутицы. Одновременно ими намечался также захват прибалтийских государств.
    После присоединения этих стран к германскому «жизненному пространству» и укрепления тыла на востоке и северо-востоке предполагалось перебросить войска на запад и обрушить всю мощь удара на Францию. Как и в случае с Чехословакией, Гитлер делал ставку на изоляцию своих жертв. Он был уверен, что при нападении немецких войск на Польшу Великобритания и Франции будут придерживаться оборонительной тактики и не окажут Варшаве военной помощи. Поэтому основное внимание было уделено нейтрализации Советского Союза. С этой целью, согласно выражению статс-секретаря МИДа Германии Э. Вайцзеккера, «немцы начали ухаживать за русскими».

    Хотя Москва испытывала обоснованное недоверие к западным партнёрам и была хорошо осведомлена о тайных контактах Лондона и Парижа с Берлином (в том числе благодаря утечкам информации, организованным германской стороной), она всё же не оставляла надежды на заключение англо-франко-советского соглашения. Поэтому в течение мая, июня, июля и первой половины августа 1939 г. советское руководство весьма холодно и настороженно относилось к инициативным предложениям немцев по «нормализации германо-советских отношений». В Москве квалифицировали германские инициативы как провокацию, попытку сорвать тройственные переговоры и склонить Лондон к активизации контактов с Берлином. И это при том, что Германия, по свидетельству советского поверенного в делах в Берлине Г. А. Астахова, «ради предотвращения эвентуального англо-франко-советского военного соглашения была готова на такие декларации и жесты, которые полгода тому назад могли казаться совершенно исключёнными».

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 14 марта 2013, 08:28
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    оставлять комментарии можно только в полной версии сайта

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020