Третий рейх, «умиротворители», малые страны и СССР накануне Второй мировой войны
Память История и события

    Во внешней политике период диктатуры Улманиса характеризовался растущей зависимостью Латвии от Германии и риском превращения правительства страны в марионетку в руках Гитлера. Такой внешнеполитический курс был обусловлен рядом субъективных и объективных факторов. Среди них важно выделить следующие.

    — Ненависть латышской правящей элиты к СССР и стремление воздвигнуть непреодолимый барьер между Латвией и Советским Союзом, чтобы не допустить у себя в стране восстановления советской власти.

    — Абсолютизация западного вектора во внешней политике и внешней торговле Латвии, что вело к тотальной зависимости страны от ведущих западных держав и суживало свободу манёвра при отстаивании национальных интересов.

    — Отказ ведущих западных держав от создания «большого альянса» с СССР против агрессивных устремлений Гитлера и выбор в пользу политики, имеющей целью столкнуть в смертельной схватке Германию и Советский Союз.

    — Превращение Германии в доминирующую политическую силу в Европе в результате попустительства Великобритании и Франции.

    — Завоевание германским капиталом господствующего положения в Латвии, что явилось мощным средством экономического и политического воздействия на эту страну.

    — Формирование в Латвии «пятой колонны» гитлеровской Германии из числа местных немцев, сохранивших экономические и политические позиции в стране и обладавших сплочёнными политическими организациями.
    — Осознание прибалтийскими странами, что после самовольного «аншлюса» Гитлером Австрии и беспроблемного расчленения, а затем захвата Чехословакии в Европе возникла ситуация, в которой малые страны не могут рассчитывать на помощь ни со стороны западных держав, ни со стороны Лиги Наций.

    — Стремление Улманиса, обогащённого опытом «сотрудничества» с  немцами в  1917–1919  гг., снискать расположение Германии, в надежде на то, что Гитлер в ходе реализации своих целей в Прибалтике пощадит его и не заменит новым ставленником из числа латвийских немцев.

    В то же время действовали факторы, ограничивавшие безусловную ориентацию Латвии на Германию. Во-первых, политика Гитлера на балтийском направлении явно не отвечала национальным интересам Латвии, ставила под угрозу суверенное существование этой страны, сохранение и свободное развитие латышского народа. Во-вторых, прогерманская политика правительства Улманиса не имела поддержки среди народа и расценивалась им как капитулянтская и предательская, тем более что гитлеровская Германия не скрывала своих намерений в отношении Прибалтики. В-третьих, внешняя политика СССР, направленная на сохранение мира в Прибалтике и недопущение агрессии в этом регионе, объективно отвечала интересам Латвии, латышей и других населявших ее народов. В силу этих обстоятельств прогерманский курс Латвии носил противоречивый характер, а правительство К. Улманиса нередко было вынуждено делать робкие шаги навстречу внешнеполитическим инициативам Советского Союза.

    В декабре 1933 г. Советское правительство выдвинуло предложение о заключении Восточного пакта, т. е. многостороннего регионального договора о взаимопомощи в целях защиты от агрессии. Этот пакт отвечал интересам Латвии и других прибалтийских государств, так как, в случае принятия, он укрепил бы их международное положение и безопасность. Документ не был подписан из-за позиции Германии, Польши, Финляндии, а также Франции и Великобритании. Что касается официальной Латвии, то она в целом одобрила этот пакт, но свою подпись под ним поставила в зависимость от готовности Германии присоединиться к данному договору. Такой подход был равносилен отказу. В то же время в ходе переговоров по пакту (1933–1935 гг.), предельно обнаживших позиции и намерения сторон, латвийское правительство начало изучать вопрос о подписании с Советским Союзом соглашения, аналогичного советско-французскому и советско-чехословацкому договорам о взаимопомощи, заключённым в 1935 г. Под давлением Германии, Польши и Эстонии, а также Великобритании Рига отказалась от этого плана. Однако постановка и обсуждение этого вопроса явились своего рода подготовительным этапом к заключению осенью 1939 г. Москвой соответствующих договоров с прибалтийскими странами.

    Примечательно, что контакты между СССР и Латвией, завязавшиеся в процессе переговоров по Восточному пакту, получили продолжение в последующие годы. Они сообщили импульс установлению некоторых связей между военными кругами Советского Союза и Латвии и способствовали активизации дипломатических, хозяйственных и культурных контактов сторон. Это относительное советско-латвийское сближение нашло заметную поддержку населения Латвии, видевшего во взаимодействии с СССР важное условие противодействия планам Гитлера в отношении Прибалтики.

    Дальнейшему укреплению авторитета СССР и росту симпатий к нему среди населения прибалтийских стран во многом способствовала реакция Советского правительства на действия Германии и Польши, ставших с весны 1938 г. на путь открытой агрессии. Так, в ответ на «аншлюс» Австрии, совершённый Гитлером, Москва выступила с предложением о немедленном обсуждении в рамках Лиги Наций или вне её практических мер по предотвращению дальнейшего развития агрессии. Кроме того, своими энергичными действиями СССР способствовал предотвращению одновременного нападения на Литву в марте 1938 г. со стороны Польши и Германии.

    В сентябре 1938 г. Советское правительство столь же активно выступило в поддержку Чехословакии, оказавшейся перед угрозой вторжения германских и польских войск. Москва считала, что расчленения Чехословакии можно было бы не допустить, если бы Великобритания и Франция действовали единым фронтом с СССР.

    Комментируя мюнхенский акт попустительства Великобританией и Францией агрессивным планам Гитлера, Сталин сказал, что «немцам отдали районы Чехословакии как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом». К такому же выводу пришли в 1940-е гг. и американские исследователи М. Сейерс и А. Кан в своей книге «Тайная война против Советской России». О Мюнхене они писали следующее: «Правительства нацистской Германии, фашистской Италии, Англии и Франции подписали мюнхенское соглашение, — сбылась мечта об антисоветском «Священном союзе», которую мировая реакция лелеяла ещё с 1918 г. Соглашение оставило СССР без союзников. Франко-советский пакт — краеугольный камень коллективной безопасности в Европе — был похоронен. Чешские Судеты стали частью нацистской Германии. Перед гитлеровскими полчищами широко открылись ворота на восток».

    Попустительствуя фашистской Германии, правящие круги в Англии и Франции хорошо знали основное направление гитлеровской внешней политики. О ней сам Гитлер сказал следующее: «Мы, националсоциалисты, сознательно подводим черту под направлением нашей внешней политики в довоенное время. Мы начинаем с того, на чём остановились шесть веков тому назад. Мы приостанавливаем вечное стремление германцев на юг и запад Европы и обращаем свой взор на земли на востоке. Мы порываем, наконец, с колониальной торговой политикой довоенного времени и переходим к территориальной политике будущего. Но когда мы сейчас в Европе говорим о новых землях, то мы можем в первую очередь думать только о России и подвластных ей пограничных государствах. Кажется, что сама судьба указывает нам путь».

    30  сентября 1938  г. в  Мюнхене британским премьер-министром Чемберленом и нацистским лидером Гитлером была подписана англо-германская декларация. В ней, в частности, говорилось: «Вопрос германо-британских отношений имеет первостепенное значение для обеих стран и для Европы. Мы рассматриваем подписанное вчера вечером германо-британское морское соглашение как символ желания наших обоих народов никогда не вести войну друг против друга. Мы полны решимости рассматривать и другие вопросы, касающиеся наших обеих стран, при помощи консультаций стремиться в дальнейшем устранять какие бы то ни было поводы к разногласиям, чтобы таким образом содействовать обеспечению мира в Европе».

    6 декабря 1938 г. министрами иностранных дел Франции и Германии Боннэ и Риббентропом была подписана франко-германская декларация, аналогичная англо-германской. В этой декларации заявлялось, что германское и французское правительства единодушно пришли к убеждению, что мирные и добрососедские отношения между Германией и Францией являются одной из существенных предпосылок консолидации отношений в Европе и сохранения всеобщего мира и что оба правительства приложат все усилия, чтобы обеспечить поддержание таких отношений между своими странами. Декларация констатировала, что между Францией и Германией нет больше никаких спорных вопросов территориального характера, и что существующая граница между их странами является окончательной. В заключение в декларации подчёркивалось, что оба правительства твёрдо решают, не касаясь особых отношений с третьими державами, поддерживать контакт друг с другом по всем вопросам, касающимся их стран, и совещаться между собой в случае, если бы эти вопросы в своём дальнейшем развитии могли привести к международным осложнениям.

    Советская сторона квалифицировала обе эти декларации, подписанные Англией и Францией, как, по существу дела, пакты о взаимном ненападении. С помощью мюнхенского и этих соглашений английское и французское правительства стремились отвести угрозу от своих стран и открыть ворота для гитлеровской агрессии на восток, в направлении Советского Союза.

    Что касается Латвии и других прибалтийских стран, то они облегчили задачи Гитлера, заявив в сентябре 1938 г. о своём нейтралитете и отказавшись от выполнения условий статьи 16 устава Лиги Наций (о военных санкциях в отношении агрессора и, в частности, о пропуске через свою территорию иностранных войск). Аналогичные заявления сделал и ряд других стран, например, Польша, Швеция. В результате и без того пошатнувшееся значение Лиги Наций было существенно подорвано, а Германия добилась желаемого, т. е. обеспечения возможности захватывать страны Европы по одиночке, не встречая организованного сопротивления других государств.

    После мюнхенской сделки Советский Союз оказался в положении опасной международной изоляции. Фактически перестал существовать советско-французский договор о взаимопомощи. Правительства Англии и Франции открыто заявляли, что не желают иметь с СССР ничего общего. Отвергая политику коллективной безопасности, на которой настаивал СССР, Лондон и Париж перешли на позицию «невмешательства». По поводу такой политики Сталин сказал следующее: «Политику невмешательства можно было охарактеризовать таким образом: пусть каждая страна защищается от агрессоров, как хочет и как может, наше дело сторона, мы будем торговать и с агрессорами, и с их жертвами. На деле, однако, политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны, — следовательно, превращение её в мировую войну. В политике невмешательства сквозит стремление, желание — не мешать агрессорам творить своё чёрное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем, а ещё лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, — выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, «в интересах мира», и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия».

    «Мюнхенский сговор» подорвал доверие Советского правительства к Великобритании и Франции. Свою последующую политику оно стало строить с учётом уроков Мюнхена и, в частности, с допущением возможности нового умышленного предательства со стороны британских и французских правящих кругов.

    После Мюнхена влияние Великобритании и Франции в европейских делах значительно ослабло, зато серьёзно укрепились стратегические позиции Германии, которая восприняла уступки Лондона и Парижа как проявление слабости. Возможности своего выживания на стороне Германии стали зондировать многие малые страны Европы. Представители правящих кругов Латвии пришли к выводу, что новая политическая система требует от них скорейшего установления более тесных связей с Берлином и вхождения в состав создаваемой Гитлером так называемой «новой Европы». «На наших глазах рождается новая Европа, — писал министр иностранных дел Латвии Мунтерс. — Мы шли в ногу с эпохой и в области культуры, и в области хозяйства, и в области государственной организации, и, наконец, также в понимании социальной системы. Мы должны включиться в новую Европу также в области внешней политики».

    О том, что это означает на практике, поведал в  начале октября 1938  г. германский посланник в Риге Котце своему американском коллеге Уилли. По признанию немецкого дипломата, многие члены латвийского правительства «желают полностью отдать Латвию в руки немцев», «просить Германию взять её под свой протекторат».

    Совершенно противоположной была реакция на усиление Германии со стороны широких масс населения прибалтийских стран. О просоветских настроениях, в частности, в Латвии свидетельствуют представители дипломатических миссий в Риге, а также донесения агентов политического управления. Например, советник германской миссии, касаясь настроений латышей, сетовал в беседе с американским посланником, что 80% латышей симпатизируют СССР. Это подтверждал и французский посланник в Латвии Трипье. «Я знаю, — сказал он, — что латыши пойдут с Советским Союзом, а если на них нападут, то они уйдут в СССР; так говорят все слои, кроме богатых». Осенью 1938 г. политуправление констатировало, что «рабочие настроены крайне враждебно к гитлеровской Германии, и своим единственным спасителем они считают СССР».

    15 марта 1939 г. Германия ликвидировала Чехословакию как самостоятельное государство и завладела её ресурсами. Только Советское правительство в своей ноте от 18 марта 1939 г. осудило захват Чехословакии как акт произвола, насилия, агрессии, совершённый Гитлером при пособничестве Англии и Франции. Немцы захватили в Чехословакии большое количество военной техники и снаряжения, которое оценивалось как достаточное для оснащения 30–35 дивизий. Затем Германия заключила экономическое соглашение с Румынией, поставившее народное хозяйство и ресурсы этой страны на службу агрессивным целям Берлина. 22 марта 1939 г. под угрозой военного вторжения Германия заставила Литву подписать договор о передаче рейху своего единственного крупного портового города Клайпеды (Мемель). За несколько дней до захвата Клайпеды (16 марта 1939 г.) советник министерства пропаганды Германии Бемер прямо заявил латвийскому посланнику в Берлине, что Латвия должна следовать за Германией и тогда немцам не надо будет заставлять её «становиться под защиту фюрера при помощи силы».

    28 марта 1939 г., чтобы предупредить возможных агрессоров и поддержать дух сопротивления в прибалтийских странах, советское правительство передало официальным Риге и Таллину заявление. В нём подчёркивалось, что СССР придаёт огромное значение предотвращению установления германского господства над прибалтийскими государствами, так как это противоречило бы как интересам народов этих стран, так и жизненным интересам советского государства. Советское правительство указывало, что оно не может оставаться безучастным зрителем захвата Прибалтики и в случае необходимости готово доказать это на деле.

    Однако руководство Латвии, по-видимому, предпочитало капитулировать перед Германией. Министр иностранных дел В. Мунтерс в речи 3 апреля 1939 г. уже открыто заявлял: «Мы признаём и уважаем громадную политическую роль Германии в нашей части Европы». А  министр общественных дел А. Берзиньш, он же руководитель националистической военизированной организации айзсаргов, на закрытом собрании актива этой структуры в марте 1939 г. утверждал, что малые страны не имеют никаких перспектив в будущем на сохранение своей независимости и должны присоединиться к какой-либо державе. Так как Латвии ближе западноевропейская культура, то, по словам Берзиня, она должна присоединиться к Германии.

    В условиях роста антигитлеровских настроений в Латвии такая политика не встречала поддержки народа. Начальник Тукумской уездной полиции 4 апреля 1939 г. доносил в Министерство внутренних дел Латвии, что в связи с захватом Гитлером Чехословакии и Клайпедского края «заметно усилилась вражда населения к Германии». Начальник политического управления Лиепайского района свидетельствовал 20 марта, что среди населения проявляются «резкие антигерманские настроения», что крестьяне готовы бороться с немцами «хотя бы с косами в руках». «Говорят также, — писал он, — что латвийское правительство слишком подчиняется влиянию Гитлера. Это порождает подозрения, что оно проводит общую с Германией политику».

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 12 марта 2013, 11:48
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020