Коллаборационизм и предательство: партизаны против Каминского
Память История и события

    ПЕРВАЯ, ВТОРАЯ, ТРЕТЬЯ, ЧЕТВЁРТАЯ, ПЯТАЯ, ШЕСТАЯ, СЕДЬМАЯ и ВОСЬМАЯ ЧАСТИ

    Формирование первых партизанских отрядов в Орловской области, как и в других прифронтовых областях, началось в начале Великой Отечественной войны. Густые, трудно проходимые брянские леса, перемежавшиеся болотами, давали возможность создать партизанские базы и не позволяли командованию вермахта использовать здесь крупные войсковые соединения. Лесные массивы, через которые проходили железные и грунтовые дороги, облегчали устройство засад и проведение диверсионных действий.

    21 августа 1941 г. начальник Управления НКВД по Орловской области К. Ф. Фирсанов доложил Л. П. Берия: «Всем районам области по линии УНКВД были даны указания о том, что если с того или иного района части Красной Армии вынуждены будут отойти, то начальник райотдела НКВД самостоятельно решает вопрос о переводе проверенной части истребительного батальона в партизанские отряды. Они остаются в тылу у врага и действуют в зависимости от местных условий. В ряде районов, захваченных врагом (Мглин, Дубровка, Унечи и др.), такие отряды уже организованы и уже действуют в тылу у противника. Как правило, в партизанские отряды вливается ряд наших работников, а остальные работают в смежных районах и осуществляют руководство оставленной агентурой». Фирсанов сообщал, что в Орловской диверсионной школе «уже подготовлены и завтра будут выпущены 50 человек инструкторов, которые выедут в районы для обучения людей, отобранных партийными и нашими органами для выполнения диверсионных заданий. <…> Кроме этого, в школе будет проведено обучение отобранных людей примерно в количестве 500 человек, которые нами будут переброшены в тыл противника с конкретными задачами. Школой приняты меры по изготовлению средств вооружения диверсионных групп (гранаты, мины, бомбы и т. п.), которыми будут снабжены как группы диверсантов, так и одиночки».

    В августе 1941 г. в тыл врага было заброшено 18 отрядов (около 1 тыс. чел.) и 5 диверсионных групп (51 чел.). К тому времени Орловская спецшкола НКВД подготовила 435 человек, в том числе 289 диверсантов, в лабораториях было изготовлено около 5 тыс. бомб.

    Для установления «нового порядка» в Локотском уезде на его территории был введен жесткий административно-полицейский режим. Тем не менее, Каминскому не удавалось подавить народное сопротивление оккупантам и партизанское движение.

    Партизаны укреплялись организационно: для координации действий их отрядов в южных районах Орловской области в тыл противника в сентябре 1941 г. была направлена оперативная группа во главе с бывшим начальником Мглинского райотдела НКВД Емлютиным.

    В октябре Емлютин приступил к установлению связи с разрозненными партизанскими отрядами. К концу 1941 г. в 63 районах области действовало 72 партизанских отряда общей численностью 3 тыс. 257 человек и 86 диверсионных групп численностью 615 человек.

    После зимнего контрнаступления Красной Армии Брянский фронт стабилизировался на линии Киров — Болхов — Новосиль — Ливны. Весь 1942 г. здесь шли бои местного значения, которые не оказывали существенного влияния на общую стратегическую обстановку.

    В ноябре 1941 г. в районе г. Дятьково Орловской области партизанский отряд под командованием Д. Медведева провел несколько нападений на немецкие гарнизоны. В результате партизанских акций были уничтожены два самолета противника (находившихся на земле), несколько грузовых автомашин и более 50 германских военнослужащих.

    В январе 1942 г. Емлютин объединил под своим управлением 6 партизанских отрядов общей численностью более 3 тыс. человек. Результатом деятельности его оперативной группы и объединенных отрядов (налеты на немецкие гарнизоны и их разгром) стало создание в южном массиве Брянского леса обширного партизанского края, протянувшегося на 260 км с севера на юг и на 40–50 км на запад и восток. Партизаны освободили в тылу противника 379 населенных пунктов, в которых проживали свыше 200 тыс. человек. Здесь были восстановлены партийные и советские органы, работали предприятия и колхозы, школы и медицинские учреждения, имелось четыре аэродрома, издавалась газета «Партизанская правда». Здесь партизаны готовились к боевым операциям, отдыхали после их проведения, отправляли раненых на лечение, пополнялись людьми, получали вооружение, боеприпасы, продовольствие.

    Четкой границы между партизанским краем и районами, контролировавшимися отрядами Каминского, не существовало: в одной и той же местности в одних населенных пунктах находились партизаны, в других — хозяйничали сторонники Каминского, третьи — переходили из рук в руки.

    Например, в феврале 1942 г. 350 партизан совершили налет и освободили г. Трубчевск, но через сутки оставили его, не принимая боя.

    Командир 200-й стрелковой дивизии генерал Блауман в феврале 1942 г. писал: «Разведкой установлено большое количество партизан. Партизаны хорошо одеты, имеют хороших лошадей, сани, лыжи, маскировочные халаты. Хорошо вооружены. Население им сочувствует и помогает. В селах нет ни старост, ни полицейских».

    В феврале 1942 г. партизанские отряды под командованием М. И. Дука освободили от полиции и оккупационных органов власти Дятьково и прилегавшие к нему районы. В Дятькове была восстановлена советская власть, работали райисполком, милиция, суд. Город был объявлен на военном положении.

    С февраля 1942 г. советские самолеты стали доставлять на партизанские аэродромы Орловской области специалистов по партизанской войне, оружие, боеприпасы, медикаменты, почту, вывозили раненых. 20 апреля через линию фронта в партизанские отряды юго-западных районов Орловской области, руководимые Емлютиным, был командирован представитель 4 управления НКВД СССР Забельский. Он предпринял меры по повышению эффективности деятельности партизанских отрядов, их координации и взаимодействия. Забельский участвовал в разработке нескольких боевых операций по ликвидации отрядов полиции в населенных пунктах Шемякино и Тарасовка. В результате была обезоружена вся полиция, захвачены 156 полицейских, 3 пушки, несколько минометов 28 пулеметов, 200 винтовок, 400 ящиков патронов, снаряды, мины и другое снаряжение.

    Весной 1942 г. был создан партизанский край в южных массивах Брянского леса, он смыкался с Дятьковской «Малой землей». Под контролем партизан оказалась большая территория, на которой находилось около 400 пунктов с населением 200 тыс. человек. В партизанском крае были созданы райкомы ВКП(б), райисполкомы, сельсоветы и колхозы, работала почта. Телефонная связь имела протяженность около 600 км. На освобожденной территории работали кожевенные заводы, пошивочные мастерские, предприятия по выработке скипидара, дегтя. В партизанском крае был создан постоянно действующий аэродром, на который принимались и легкие, и тяжелые самолета, доставлявшие для партизан боеприпасы, продовольствие, газеты и книги.

    Значение края для развития партизанского движения на оккупированных территориях Орловской области хорошо понимало и германское командование. Бывший генерал-полковник германской армии К. Типельскирх в своей книге «Вторая мировая война» отмечал: «В тылу 2-й танковой армии, где в начале октября 1941 г. бушевал огонь Брянского сражения, возникла большая партизанская область, вскоре достигшая ста семидесяти километров в ширину и семидесяти километров в глубину. Она была первой из областей, которые планомерно создавало и поддерживало русское командование в тылу группы армий «Центр», вплоть до 1944 года».

    С апреля 1942 г. руководство органов госбезопасности стало проявлять повышенный интерес к происходящему в Локотском уезде. К тому времени партизанские отряды южного массива Брянского леса насчитывали около 10 тыс. бойцов и командиров, на вооружении которых имелось стрелковое оружие, артиллерия и боевая техника. Для руководства этими силами был создан специальный штаб. Командиром объединенных партизанских отрядов был утвержден Емлютин. Приказом по объединению для каждого района был определен головной партизанский отряд, которому подчинили все отряды, действовавшие в данном районе. Следующим шагом стало создание централизованных органов управления партизанскими бригадами и отрядами, назначение на руководящие должности кадровых сотрудников органов государственной безопасности и внутренних дел. К маю 1942 г. в партизанских отрядах, руководимых Емлютиным, находились 18 сотрудников органов госбезопасности и милиции Орловской области.

    В мае 1942 г. был создан Центральный штаб, а в июне — Орловский штаб партизанского движения, координировавший деятельность 84 партизанских отряда и групп (13 тыс. 804 чел.). Кроме того, в населенных пунктах, освобожденных партизанскими отрядами под командованием Емлютина, было организовано 199 групп самообороны (11 тыс. 900 чел.). Партизаны вели борьбу с немецкими подразделениями и отрядами Каминского, регулярно наносили удары по населенным пунктам, совершали диверсионные акты на железных дорогах.

    В августе 1943 г. в руки партизан попал интересный документ — брошюра «Политические задачи немецкого солдата в России в свете тотальной войны», изданная в немецкой армии. В предисловии отмечалось, что брошюра предназначена для занятий с личным составом германских частей и подразделений. Издание состояло из нескольких разделов: «Необходимость этой задачи», «Русский народ и его историческое развитие», «Русский человек», «Общением с русскими», «Русские рабочие в Германии». В разделе «Русский человек» авторы подчеркивали: «Нельзя отрицать талантливости русского народа. Только этим и можно объяснить отдельные выдающиеся достижения русских. Характерной чертой русских является богатство чувств и аффектов, иначе говоря, интенсивность внутренней жизни. Честность, правдивость, доброта и верность у них сочетаются с замкнутостью, ложью, хитростью, насилием, жестокостью и фанатичной ненавистью. Русский живет не умом, а чувством. Он следует своему сердцу. Этим и объясняется его большая религиозность. Русские веруют, они хотят веровать во что-нибудь или кого-нибудь: это надо понимать не только в религиозном смысле. Если нам не удастся заставить русских поверить в нас, то вряд ли подействуют разумные аргументы. Поэтому основное: своим поведением завоевать неограниченное доверие русских. При этом они очень хорошо отличают естественное от фальшивого. Одной из характерных черт русских является выносливость, непонятная для немцев. Русский привык переносить страдания и обиду. Это не значит, что у него атрофировалось чувство обиды: причиненная несправедливость вызывает глубокие моральные переживания, хотя внешне это незаметно. В то время как европеец старается отомстить за обиду, русские научились переносить страдания с фанатичным трепетом. Если же чаша переполнена, русский восстает и долгое терпение разражается с бешеной, безумной силой. Они радостно следуют за дерзким, энергичным и признанным ими вождем, который личным примером и теплым чувством сумеет завоевать их доверие. Они готовы на жертвы и являются храбрыми бойцами. Особенно русские благодарны за доверие и теплоту со стороны руководства. Каждому русскому свойственна глубокая любовь к Родине и Матушке России. Русские по природе не шовинисты, ненависть на национальной почве среди русских непопулярна. Их гигантское государство состоит из множества народов и рас, и общение с людьми других обычаев и культуры для них привычно».

    3 июня 1942 г. начальник Управления НКВД по Орловской области Фирсанов направил донесение начальнику 2 Управления НКВД СССР П. В. Федотову и начальнику 3 Управления Н. Д. Горлинскому. Фирсанов сообщал, что, несмотря на противодействие партизан и убийство Воскобойника, контрреволюционная организация в Локте продолжает свое существование, а сам Локоть превратился в крупный узел сопротивления, и попытки партизан разгромить его не увенчались успехом. В партизанских отрядах, руководимых Емлютиным, в результате проведенной агентурно-оперативной работы в течение мая 1942 г. были разоблачены и после следствия и утверждения командованием приговоров расстреляны 67 изменников Родины. Задания обезвреженным агентам противника давались, например, такие: внедриться в отряд под видом окруженца или бежавшего из плена и уничтожить его командование; под видом партизан заниматься бандитизмом и мародерством и тем самым дискредитировать народных мстителей; разведать места дислокации партизанских сил и высадки советских парашютистов. В ходе следствия один из агентов дал ценные сведения на ряд своих «коллег», что дало чекистам возможность их обезвредить.

    11 июня 1942 г. Фирсанов доложил Федотову об итогах оперативной работы контрразведывательного отдела УНКВД по Орловской области за май 1942 г. В частности он отметил, что при штабе Емлютина создано оперативно-чекистское отделение. В  некоторых районах партизанского края, в том числе в Брасовском, Суземском и Навлинском, были воссозданы райотделы НКВД, как правило, из их бывших работников, которые развернули по своим районам оперативно-чекистскую работу. Кроме того, при партизанских отрядах из работников НКВД были созданы 15 оперативных групп, занимавшихся контрразведывательной работой в партизанских отрядах и близлежащих населенных пунктах. Контрразведчикам удалось завербовать 31 агента для разработки противника, внедрения в административные органы уездного самоуправления и в полицию.

    В ночь на 25 августа 1942 г. на партизанский аэродром прибыли самолеты, чтобы вывезти в Елец группу командиров партизанских отрядов, отличившихся в боях в брянских лесах, для доклада командованию фронта и получения указаний о дальнейших боевых действиях. После беседы у члена Военного Совета фронта, первого секретаря Орловского обкома ВКП(б) А. П. Матвеева и секретаря обкома партии Н. Г. Игнатова командиры партизанских отрядов узнали, что их приглашают в Москву в Центральный штаб партизанского движения и ЦК ВКП(б). В Москве с партизанами встречались руководители Коммунистической партии и советского правительства, а также они были приняты председателем ГКО И. В. Сталиным.

    Указами Президиума Верховного Совета СССР в 1942 г. 1 тыс. 18 партизан брянских лесов были удостоены правительственных наград, семи командирам партизанских отрядов, в том числе Емлютину, было присвоено звание Героя Советского Союза. Награды партизанам вручил в Кремле М. И. Калинин.

    В последних числах декабря 1942 г. Фирсанов, обобщив агентурные и разведывательные данные, а также информацию из открытых источников, направил во 2 Управление НКВД СССР очередное донесение о положении в Локотском самоуправляющемся округе, которое заставило руководство органов госбезопасности активизировать работу по противодействию Каминскому и главным деятелям окружного самоуправления и бригады РОНА. Фирсанов писал, что полученные официальные материалы дают основание полагать, что партия «Викинг» представляет собой основу создания русской национально-социалистической партии. В качестве примера он привел выдержку из газеты «Голос народа» о том, что благодаря стараниям Каминского и Мосина манифест этой партии был отпечатан и распространен среди населения Орловской, Смоленской, Курской, Черниговской и ряда других областей. 20 ноября 1942 г. Каминский вместе с руководящими работниками округа и бригады РОНА был принят командующим 2-й танковой армией генерал-полковником Шмидтом и его штабом, и после приема обер-бургомистр заявил: «По всей вероятности, в ближайшем будущем мы получим официальное разрешение на создание русской национал-социалистической партии».

    Органы госбезопасности принимали меры, чтобы убедить бойцов бригады Каминского перейти на сторону партизан. Зимой 1943 г. на сторону партизан перешли около 1 тыс., в июле–сентябре 1943 г. около 700 человек.

    Органы НКВД неоднократно принимали меры по похищению или физическому устранение Каминского. Однако все попытки оказались безуспешными. Из партизанских засад Каминский выходил невредимым.

    Так, 18 февраля 1943 г. на большаке Брасово-Локоть партизаны обстреляли автомобиль обер-бургомистра. Вскоре выяснилось, что в машине ехал не Каминский, а его заместитель Мосин в сопровождении сотрудника военно-следственного отдела бригады РОНА А. Свинцова. Мосин не пострадал, а Свинцов получил тяжелое ранение руки. В ответ на эту акцию Каминский приказал расстрелять 40 заложников.

    В середине августа 1943 г., незадолго до эвакуации бригады РОНА в Лепель, на Каминского было совершено еще одно покушение. Сделал это А. Лешуков, солдат одного из националистических формирований, действовавших на Брянщине. Лешуков был снабжен «миной-книгой», запечатанной в пакет с адресом на имя Каминского и рассчитанной на моментальный взрыв при открытии пакета либо лицевой стороны обложки книги. Лешуков, одетый в соответствующую униформу, снабженный подлинными и фиктивными документами, беспрепятственно прошел в Брасово и вручил пакет Каминскому. Обер-бургомистр надорвал пакет, прочел лежавшую внутри него записку, не стал вынимать книгу и расписался в ее получении. После этого сел в машину и уехал в Локоть. Прибыв из Брасова, Каминский в сопровождении начальника штаба бригады РОНА И. П. Шавыкина и начальника военно-следственного отдела бригады Г. С. Процюка пришел на свою квартиру. Он извлек из пакета книгу и, открыв ее с угла, крикнул: «Мина! Уходите!». По каким-то причинам взрывное устройство не сработало. Обер-бургомистр вызвал саперов, которые взорвали «мину-книгу». Взрыв, по свидетельству очевидцев, был большой силы. После этого, вечером, во время заключительного концерта по поводу эвакуации округа, Каминский выступил перед собравшимися и подробно рассказал о происшедшем. Один из перебежчиков, присутствовавший на этом мероприятии, впоследствии свидетельствовал, что многие солдаты бригады РОНА, восхищаясь действиями советских патриотов, высказывали сожаление, что обер-бургомистр остался невредимым. В Локте были расстреляны несколько десятков заложников.

    Летом 1943 г. Каминский обратился к партизанам с личным посланием, в котором пытался убедить их в бессмысленности и бесполезности сопротивления, предлагал сложить оружие. Те составили ответ, огласили его в боевых подразделениях и передали текст локотскому обер-бургомистру. И Каминскому, и немцам стало окончательно ясно, что партизаны не помышляют о сдаче.

    В июле 1943 г. советские войска, измотав противника в тяжелых боях на Курской дуге, перешли в решительное контрнаступление. Среди бойцов и командиров бригады РОНА все чаще стали вестись разговоры, свидетельствующие об их антигерманских настроениях. Агентура органов госбезопасности приводила характерные примеры: «У партизан силы все растут и растут, а что будет дальше? Побьют нас здесь, как блох. Черт знает, что за время пришло, лупим брат брата по бокам, а немцы в стороне». «За что мы воюем? В первом бою перебьем немцев и уйдем к партизанам». «Если бы мы точно знали, что партизаны нас не будут расстреливать, то мы давно бы перешли к ним и вместе стали бы защищать советскую Родину». В то же время, правда, можно было услышать и другие разговоры: «Пей, гуляй, наслаждайся жизнью сегодня, а завтра нам, быть может, поотрывают головы».

    Участились случаи индивидуальных и групповых переходов к партизанам или на сторону Красной Армии. Контрразведка Каминского все чаще вскрывала подпольные антифашистские группы в частях и подразделениях бригады РОНА, участников которых, как правило, расстреливали.

    15 августа 1943 г. начальник 2 Управления НКГБ СССР Федотов получил спецсообщение 4 Управления о том, что Каминский 29 июля издал приказ об эвакуации бригады РОНА и населения Локотского округа в Витебскую область — в район Лепеля и Бешенковичей. Здесь же сообщалось о том, что гарнизон деревни Чернь в количестве 940 человек перешел на сторону партизан.

    О кризисных явлениях в бригаде Каминского свидетельствовали и данные, полученные по линии военной контрразведки. Так, о стремлении многих сторонников Каминского перейти на сторону партизан или Красной Армии говорилось в подброшенном письме, обнаруженном красноармейцами при освобождении села Каменка Орловской области: «Товарищи командиры и красноармейцы Красной Армии, русских, которые находятся в немецкой армии, вы называете изменниками Родине. Товарищи, мы с радостью желаем влиться в ряды своей армии, но трудно очень уйти из немецкой армии разбоя и грабежа. Кроме того, немцы нам говорят, что если мы перейдем к русским, то нас расстреляют. Мы хотим перейти к своим и боимся: так смерть, и придешь — смерть. Просим вас через листовки сообщить нам все положение, чтобы мы и все русские знали точно и не боялись за свою жизнь. Тогда вы увидите, как русские хлынут со всех концов к своей родной армии. Мы не изменники и не добровольцы, как они нас называют. Нас насильно загнали, чтобы мы били своих братьев и отцов. Немецкие войска отступают вовсю и все и везде минируют, будьте осторожны. Настанет день, когда мы вместе с Красной Армией будем беспощадно бить фрицев. С приветом. Ваши братья».

    Информируя об этом письме Государственный комитет обороны, В. С.  Абакумов сообщал о принятых мерах: «Главным управлением „Смерш“ даны следующие указания органам контрразведки фронтов и армией: всех перебежчиков из числа советских военнопленных, состоявших на службе в национальных формированиях и так называемой „Русской освободительной армии“, немедленно на месте тщательно проверять, после чего через командование направлять в штурмовые батальоны и штрафные роты. Лиц, о которых будут данные об их шпионской или активной предательской деятельности, арестовывать и вести следствие, выявляя их преступные связи».

    Начальник УКР «Смерш» Центрального фронта А. А. Вадис доложил своему руководству о добровольной сдаче в плен двух групп бойцов и командиров гвардейского батальона бригады РОНА, в том числе командира взвода и пропагандиста роты. По словам перебежчиков, многие желали бы перейти на сторону Красной Армии или партизан, но это было сопряжено с большими трудностями. Молодежь пополняла бригаду только под угрозой оружия и репрессий по отношению к семьям. Невзирая на это, дезертирство росло. Так, из 300 призывников 1925–1926 гг. рождения, направленных на пополнение гвардейского батальона, примерно 100 человек разбежались сразу, частью уйдя к партизанам. Из-за массового бегства распалась учебная рота этого батальона. Дезертирству способствовал приказ Каминского о передислокации бригады из Локотского округа в Лепель. Из вышеизложенного Вадис делал вывод о том, что бригада Каминского совершенно развалилась и как боевая единица перестала существовать.

    Этот вывод советских военных контрразведчиков был преждевременным и не соответствовал действительности. Переход на сторону партизан некоторой части бойцов из бригады РОНА неожиданно положительным образом повлиял на качественное укрепление: из бригады уходили колеблющиеся и ненадежные лица, а также те, кто не запятнал себя кровью соотечественников. Оставшиеся понимали, что им не оставалось иного пути как идти с Каминским до конца. Они осознавали, что если германская армия потерпит поражение, то всех помощников и пособников оккупантов ждет суровое советское правосудие, наказание от различных сроков лишения свободы до высшей меры наказания. Кроме того, уход бойцов из бригады РОНА вовсе не означал, что они спешили присоединиться к партизанам или войти в состав частей Красной Армии. Некоторые из них, организовав самостоятельные группы и укрывшись в лесах, переходили к «партизанским действиям» и доставили местным органам госбезопасности много забот и после освобождения ранее оккупированных территорий.

    Часть бойцов из бригады РОНА перешла на сторону партизан и Красной Армии вовсе не для того, чтобы искупить свою вину перед Родиной в боях с немецкими захватчиками. В конце августа 1943 г. советская контрразведка получила информацию: групповые переходы полицейских на сторону партизан немцы начали использовать для засылки в партизанские отряды агентуры с заданиями террористического характера. Так, начальник 1-го отдела 4 Управления НКГБ СССР Шарок сообщал Федотову, что у него находится немецкий агент К., направленный с заданием ликвидировать командира партизанской бригады Дука.

    Заместитель начальника 2 Управления НКГБ СССР комиссар госбезопасности Л. Ф. Райхман со ссылкой на данные 4 Управления НКГБ в сентябре 1943 г. информировал начальника Управления НКГБ по Орловской области подполковника госбезопасности А. Д. Домарева о подготовке немцами из военнослужащих бригады Каминского групп для бандитской деятельности в советском тылу и для внедрения агентуры в партизанские отряды с разведывательными целями и заданиями террористического характера. Ориентируя об этом, Райхман предлагал усилить работу по разоблачению агентуры этой категории и ликвидации бандитских группировок в тылу.

    После того как в сентябре 1943 г. советские войска освободили территорию бывшего Локотского округа, советские контрразведчики приступили к розыску агентуры противника, оставленной на оседание в данном регионе. Наряду с лицами, активно сотрудничавшими с немецкими оккупантами, выявлялись и те, кто занимался антисоветской агитацией и пропагандой. Так, Домарев докладывал Федотову, что оперативной группой Управления НКГБ по Орловской области, выехавшей в Локоть для очистки района от антисоветского элемента, по состоянию на 15 сентября 1943 г. были задержаны 199 человек, из них арестованы — 100, в том числе изменников Родины — 4, подозрительных по шпионажу — 4, разоблаченных агентов немецкой разведки — 3, полицейских, служащих и работников гестапо — 64, старост — 10, руководящих работников оккупационных учреждений — 5, других служащих — 10. В результате оперативной работы «по разложению бригады Каминского из 3-го батальона перешли к партизанам 200 человек, из 11-го — 140. Перешедший к партизанам командир 4-го батальона Хомченко заявил, что по приказу нашей агентуры привел 50 человек для сдачи в плен».

    В акте от 22 апреля 1944 г., составленном районной комиссией по учету ущерб и злодеяний немецко-фашистских захватчиков, их сообщников и причиненного ими ущерба государственным предприятиям, учреждениям, общественным организациям, колхозам, совхозам, МТС и гражданам Брасовского района Орловской области, были указаны факты массового истребления советских граждан. «Гитлеровцами и их пособниками в последние дни своего существования в Брасовском районе в 1943 году, в лесу Погребской дачи истреблено более 2500 человек, на поле конесовхоза № 17 метрах в 600 от тюрьмы «Крапина» свыше 1500 человек, в Вороновом логу (Шемякинская лесная дача) и противотанковом рву (с. Хутор Холмецкий Купецкого сельсовета) — 825 человек, по неполным данным гитлеровские мерзавцы уничтожили в Брасовском районе ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей 4895 человек».

    Согласно зарегистрированным данным, по спискам, представленным в мае 1944 года в Орловскую областную комиссию по учету грабежа и злодеяний, общее количество злодейски уничтоженного населения составляет 1119 человек, в том числе повешено 12 человек, сожжено 83 человека, расстреляно 1024 человека, из них: женщин — 427 человек, детей — 227 человек. Персональных списков лиц, совершавших злодеяния, не имеется. Все злодеяния совершались под руководством немецкого и мадьярского командования и их представителей на местах, фамилии которых для комиссии неизвестны.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 10 марта 2013, 07:12
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020