Коллаборационизм и предательство: новая власть в Орловской области
Память История и события

    … ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

    В августе 1941 г. немецкие войска вошли на территорию Орловской области. Перейдя к обороне в полосе группы армий «Центр», они повернули на юг и разгромили группировку советских войск на Украине.

    В конце сентября 1941 г. германское командование, перегруппировав войска, начало операцию «Тайфун», имевшую целью захват Москвы. 2-я танковая группа под командованием генерал-полковника Х. Гудериана, пробив на левом фланге Брянского фронта широкую брешь, ринулась к Москве. 3 октября немецкие подвижные соединения практически без боя заняли Орел. В результате армии Брянского фронта оказались расчлененными, а их тыловые коммуникации — перехваченными.

    4 октября 1941 г., после скоротечного боя, немецкие войска вошли в поселок Локоть. Передовые части вермахта, не задерживаясь, двинулись на Тулу, и несколько дней центр Брасовского района оставался без власти.

    В этих условиях инициативу проявил преподаватель физики Локотского лесохимического техникума Воскобойник, провозгласивший себя старостой.

    За его плечами было участие в последних боях старой русской армии и в Февральской революции, школа прапорщиков и незаконченный курс юриспруденции в Московском университете. Во время Гражданской войны он служил на командных должностях в запасных кавалерийских частях Красной Армии. В 1920 г. Воскобойник был демобилизован по болезни. Тем не менее, это не помешало ему в 1921 г. вступить в отряд Попова и бороться против большевиков. В дальнейшем сам Воскобойник называл этот отряд бандой. После разгрома большевиками отряда Попова Воскобойник приобрел документы на имя крестьянина Ивана Лошакова и прожил под этим именем 10 лет. За это время он окончил электротехнический факультет Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова и поработал в должности заведующего мастерской Стандарткома в Москве. В 1931 г. Воскобойник явился с повинной на Лубянку. Учитывая чистосердечное признание и добросовестную работу, его приговорили к 3 годам исправительно-трудовых лагерей в Сибири, а также восстановили прежнюю фамилию. После освобождения Воскобойник под надзором органов НКВД работал на промышленных предприятиях Кривого Рога и Орска. Он сумел подделать документы, в которых уже ничего не говорилось о судимости, получил по ним в Наркомате легкой промышленности направление в Локоть, прибыл туда в сентябре 1937 г. и стал преподавать физику в местном лесохимическом техникуме.

    К этому времени Воскобойник уже был убежденным противником советской власти, ненавидел большевиков и с воодушевлением воспринял начало Великой Отечественной войны. Немецкая оккупация, по его мнению, давала надежду на переустройство СССР, смену политического режима и формирование альтернативной власти.

    С первых дней немецкой оккупации Воскобойник приступил к активной деятельности. Он считал, что настала пора осуществить план действий «по возрождению Новой России». Немцы разрешили Воскобойнику создать небольшой отряд самообороны, первоначальная численность которого составляла 20 человек. Оружие для бойцов отряда собирали в местах недавних боев.

    Стремясь придать легитимный статус самостоятельно провозглашенной должности, Воскобойник искал контакты с немецким командованием. 16 октября 1941 г. начальник тылового района 2-й танковой армии вермахта генерал-майор Бранд утвердил Воскобойника Локотским волостным старостой. Вскоре после этого Воскобойник собрал в больнице оставшееся население поселка Локоть и объявил, что «советская власть больше никогда не вернется. Немецкие войска, ведущие борьбу только с большевиками, но не с русским народом, поручили ему возглавить жизнь в районе». Он пообещал, что будет вести беспощадную борьбу с партизанами и строго карать за неисполнение его приказов.

    16 ноября 1941 г. было официально объявлено о создании Локотской особой волости. К этому времени численность вооруженного отряда Воскобойника уже достигла 200 человек, поскольку немцы разрешили формировать вооруженные отряды самообороны во всех крупных населенных пунктах.

    То, что слова Воскобойника о борьбе с партизанами и лицами, им сочувствующими, не расходятся с делом, стало ясно с первых дней его прихода к власти. До оккупации в хирургическом отделении больницы поселка Локоть работала пожилая медсестра. При наступлении немецких войск, опасаясь разграбления, она забрала к себе на квартиру хирургические инструменты. На требование Воскобойника выдать инструменты женщина ответила отказом, обозвав старосту самозванцем. Медсестра была арестована и после короткого разбирательства расстреляна у стены волостного управления.

    В середине декабря Локотская волость была преобразована в Локотский особый район, а Воскобойник — назначен его бургомистром. Он продолжил расправы с неугодными и подозрительными лицами. 21 декабря 1941 г. по приказу Воскобойника в коридоре тюрьмы, в которую было превращено общежитие лесохимического техникума, были расстреляны без суда и следствия шесть заключенных: трое военнопленных, в том числе комиссар полка, у которого нашли партбилет, бывший председатель Дубровского сельсовета и двое граждан из поселка Красный Колодец.

    Фактическим заместителем Воскобойника стал главный инженер Локотского спиртзавода Каминский, исключенный из ВКП(б) в 1935 г. за связь с троцкистами. В 1937 г. он был арестован и через несколько месяцев административно выслан из Ленинграда в г. Шадринск Челябинской области, где занимал разные должности на местном винзаводе. В 1940 г. Каминский перебрался в Локоть. В аппарате Воскобойника он занял должность заведующего приемной, в обязанности которого входил разбор писем, заявлений и жалоб, мелких житейских вопросов.

    В ноябре 1941 г. к Воскобойнику и Каминскому, пострадавшим от большевиков, присоединился директор неполной средней школы в Суземском районе С. В. Мосин. Он не был ни в лагерях, ни в ссылке, хотя и исключался из ВКП(б) в 1937 г. за критику коллективизации. В коммунистической партии перед войной его восстановили, но с прерыванием партийного стажа. В сентябре 1941 г. Мосин был мобилизован в Красную армию, но спустя месяц самовольно покинул воинскую часть, вернулся в Брасово и вскоре поступил на службу в районную управу в качестве заместителя начальника приемной.

    Архивные документы свидетельствуют о том, что германское командование широко практиковало назначение на должности в оккупационной администрации бывших советских руководителей. В рядах коллаборантов оказывались и члены ВКП(б), которые по разным причинам остались на оккупированной территории. Гитлеровцы расстреливали враждебно настроенных коммунистов, а тех, кто демонстрировал лояльное отношение к немецкому новому порядку, привлекали на свою сторону.

    Так произошло и в Локотском округе. На руководящие должности в окружном аппарате были назначены лица, в недалеком прошлом состоявшие в рядах ВКП(б), работавшие в местных партийных и советских органах (члены бюро райкомов, ответственные работники райисполкомов, председатели колхозов и сельсоветов, директора школ и промышленных предприятий). Многие из них хорошо знали друг друга с довоенных времен: встречались на заседаниях бюро райкомов, совещаниях райисполкомов и партийно-хозяйственного актива, слетах ударников труда. Среди сотрудников администраций многие имели педагогическое образование. Их профессиональные качества: умение работать с людьми, донести до аудитории в доходчивой форме ту или иную необходимую информацию — позволяли им занимать важные посты в Локотском окружном самоуправлении, в пропагандистском аппарате подразделений охраны и в редакции окружной газеты «Голос народа».

    В течение нескольких недель войска вермахта оккупировали ряд западных областей СССР. Все партийно-государственные органы были разрушены, возвращение советской власти казалось невероятным. Геббельсовская пропаганда набирала обороты, убеждая, что германские войска несут советскому народу освобождение от большевиков. Часть населения оккупированных территорий поверила обещаниям Гитлера.

    К концу 1941 г. все районы бывшей Орловской области, за исключением Красненского, Чибисовского и Задонского, были оккупированы противником. В результате сложившейся сложной военной и политической обстановки, стремительного продвижения германской армии к Москве, активной работы немецких пропагандистов и энергичных действий Воскобойника некоторые группы населения Орловской области посчитали возможным встать на путь сотрудничества с оккупационными властями. Началось добровольное вступление бывших советских военнослужащих, попавших в окружение в первые дни войны, в отряды самообороны Локотского района. Вскоре покинули леса и вернулись домой некоторые партизаны из наспех созданных отрядов, не имевших ни заранее созданных баз, ни оружия, ни продовольствия. Они тоже стали поступать на службу к Воскобойнику. Лица, пытавшиеся высказать сомнение в правильности курса локотского районного старосты и его единомышленников, подвергались репрессиям.

    Последние месяцы 1941 г. на оккупированных территориях Орловской области прошли сравнительно спокойно, массового сопротивления партизан и местного населения пока организовать не удавалось. Жители занимали выжидательные позиции, приглядываясь к «новому порядку» и, сравнивая его со сталинским режимом, не торопились браться за оружие. Не спешили пополнить ряды партизан и лица, оказавшиеся в окружении и осевшие в окрестных деревнях и селах. Следует сказать, что осенью и зимой 1941 г. сопротивление оккупантам и их пособникам было незначительным. Изредка происходили лишь несерьезные стычки между партизанами и отрядами самообороны.

    Большое внимание в Локотском округе уделялось Еврейскому вопросу. Едва ли не в каждом номере газеты «Голос народа» встречались словосочетания «жидо-большевики», «иудо-большевизм», «жидокомиссары» и т. п. В статье, посвященной 44-летию Каминского, в числе основных добродетелей обер-бургомистра был назван его антисемитизм.

    Все евреи, проживавшие в г. Дмитриеве Курской области, были согнаны на окраину и поселены в нескольких домах. По приказу руководства Локотского самоуправления их направляли на разминирование дорог и полей, при этом многие гибли. При отступлении отрядов Каминского из Дмитриева все уцелевшие евреи были расстреляны.

    Построение «Новой России» требовало идеологического обоснования, и поэтому в конце ноября 1941 г. Воскобойник обнародовал манифест Народной социалистической партии «Викинг», в котором предусматривалось уничтожение коммунистического и колхозного строя, наделение крестьян пахотной землей и приусадебными участками, развитие частной инициативы. Манифест партии «Викинг» предусматривал «беспощадное уничтожение всех евреев, бывших комиссаров».

    Воскобойник попытался распространить деятельность партии «Викинг» за пределы Орловской области. Ее эмиссары побывали в Курской, Сумской и Черниговской областях. Воскобойник надеялся на скорое приглашение в Берлин, он верил, что новой партией заинтересуется руководство рейха и лично Гитлер. В своих выступлениях Воскобойник настраивал население против советской власти, расхваливал «новый порядок».

    Он пытался заручиться поддержкой немецкого военного командования, чтобы распространить манифест своей партии в соседних областях и даже забросить за линию фронта в тыл Красной Армии. С этой целью осенью 1941 г. Воскобойник направил на переговоры с немецким командованием Каминского и Мосина. Однако они вернулись, не получив желаемой поддержки. Гитлер не намеревался создавать на оккупированных территориях какие-либо «русские партии». Немецкие войска стояли у стен Москвы, многим казалось, что война уже подходит к концу, и в покоренной России представлялось неуместным создавать национальные партии, пусть даже похожие на германскую национал-социалистическую.

    Неудача по легализации партии «Викинг» не остановила Воскобойника, наоборот, она усилила его желание во что бы то ни стало организовать свою партию и доказать, что она необходима немцам. Воскобойник решил создать партию, минуя немецкие военные власти, и предложил Каминскому с Мосиным вступить в нее. Для этого было необходимо заполнить анкету, написать заявление и автобиографию (несколько позже автобиографию отменили). Рекомендаций и поручительств не требовалось. К началу 1942 г. партия насчитывала около 300 членов, в нее вступили все сотрудники самоуправления, волостных управ и полиции. В основном, это были лица, недовольные советской властью, репрессированные, раскулаченные и т. п.

    В декабре 1941 г. началось советское контрнаступление под Москвой, немецкому военному командованию, пожалуй, впервые пришлось организовывать отражение. Стало ясно, что план молниеносной войны и  бесспорной победы Советского Союза окончательно провалился. Красная Армия сумела отбросить немецкие части и соединения от столицы.

    После провала операции по захвату Москвы, 25 декабря 1941 г., Гитлер снял с поста командующего 2-й танковой армии генерал-полковника Гудериана, и приказом верховного командования на эту должность был назначен Р. Шмидт.

    В конце 1941 г. командование 2-й германской танковой армии разрешило Воскобойнику, кроме отрядов самообороны, создать вооруженные отряды для борьбы с партизанами и охраны коммуникаций, по которым шло снабжение группы армий «Центр». Серьезной угрозы для отлаженной германской военной машины эти импровизированные формирования в случае их неповиновения не представляли, зато немецких солдат можно было освободить для фронта, а не терять их в дремучих лесах и непроходимых болотах.

    Организуя борьбу с партизанами и теми, кто их поддерживал, в конце декабря 1941 г. Воскобойник издал приказ: «Предлагаю всем партизанам, оперирующим в Брасовской районе и близлежащих окрестностях, а также всем лицам в недельный срок, то есть до 1 января 1942 года сдать старостам все имеющееся у них оружие, а самим явиться для регистрации к старосте в поселок Локоть. Являться небольшими группами в 2–3 человека. Все неявившиеся будут считаться врагами народа и беспощадно уничто жаться».

    Такая активность Воскобойника не могла остаться незамеченной. Орловский областной комитет ВКП(б) поставил перед управлением НКВД по Орловской области задачу ликвидировать предателя и не допустить укрепления профашистской партии. В ночь на 8 января 1942 г. партизаны на 120 санных упряжках ворвались в райцентр, окружили здание лесохимического техникума, а также Дом культуры, где находился бургомистр района. Бой шел до рассвета. Партизаны достигли своей главной цели: Воскобойник был убит. О том, как проходил партизанский налет, подробно описано в воспоминаниях К. Ф. Фирсанова.

    Еще одна версия партизанского налета и гибели Воскобойника приводится в статье А. Колокольцева «Константин Павлович Воскобойник», опубликованной в специальном выпуске газеты «Голос народа»: «Он умер в бою. 8 января 1942 года, в 6 часов утра, партизаны напали на Локоть. Он был дома, спал. При первом же выстреле КП  был на ногах, а через несколько минут с пулеметом в руках он вел наступление. Но это был конец, такой горький, такой тяжелый. Он был ранен в живот. Когда КП принесли в управление, он был в полном сознании, он считал, что рана не опасна, он был убежден, что будет жить, он так хотел жить, и он руководил боем до тех пор, пока партизаны не отступили. Он давал приказы, он посылал людей, он вселял уверенность в окружающих, и никто не думал, что смерть рядом. Управление окружено партизанами. Ему об этом доложили. Он дал распоряжение: „Не сдавать здание, огонь, они отступят!“. <…> И они отступили. Но с их уходом ушла и его жизнь. В 9 часов утра Константина Павловича не стало».

    Вместо убитого Воскобойника немцы назначили бургомистром Локотского особого района Каминского, который утвердил своим заместителем Мосина.

    В ответ на партизанскую акцию и убийство Воскобойника Каминский и Мосин организовали расстрел 7 заложников, обвиненных в связях с партизанами. После этого в Локте по инициативе Каминского стали активнее создаваться отряды самообороны и специальные отряды для действий против партизан. В этих целях Каминский издал приказ о всеобщей мобилизации, в соответствии с которым призыву подлежало все мужское население Локотского особого района от 18 до 50 лет, способное носить оружие, в том числе бывшие военнопленные и окруженцы. За уклонение от приказа в условиях военного времени полагался расстрел. Призывникам надлежало прибыть в Локоть для регистрации и прохождения военно-врачебной комиссии. Мобилизация прошла организованно, быстро и успешно. На такое поведение мобилизованных повлияли и угроза расстрела, и боязнь последующих налетов партизан.

    Каминский выступил с краткой речью перед собранными по мобилизации. Он подверг резкой критике коллективизацию и индустриализацию в СССР, тяжелую жизнь и нищенскую зарплату, жестокую репрессивную политику, созданную систему концлагерей и тюрем. Свою речь Каминский закончил призывом: «Если вы этого не хотите, то вы должны добровольно стать под ружье на службу мирного труда нашего народа».

    После этого началась регистрация добровольцев. Лица пожилого возраста, семейные, единственные кормильцы в семье, а также слабые по состоянию здоровья зачислялись в отряды самообороны по месту жительства. Оружие для отрядов собирали по местам недавних боев.

    Создаваемые отряды Каминский назвал бригадой милиции. Он считал, что слово «полиция» слишком «старорежимное». Себе Каминский присвоил звание комбрига и некоторое время подписывал документы: «комбриг милиции Каминский».

    Вскоре антипартизанские отряды получили «боевое крещение». Они проводили «зачистки» населенных пунктов, выявляя партизан и тех, кто их поддерживал. Зимой 1942 г. по приказу Каминского в березовой аллее после пыток и побоев был публично повешен бывший милиционер Брасовского района. Весной того же года был схвачен и расстрелян председатель колхоза «Большевик». В марте за связь с партизанами расстрелян старшина Шаровской волости Комаричского района.

    Подобные отряды самообороны начали формироваться и в соседних районах: Навлинском, Суземском и Камаричском. Командиры новых отрядов стали приезжать в Локоть, чтобы получить необходимые разъяснения. Таким образом, перспектива объединения ряда районов в более крупную территориальную единицу стала более реальной.

    Изначально создание национальных вооруженных сил в государствах, оккупированных Германией, не входило в дальновидные планы Гитлера. На совещании с руководителями фашистского рейха, проведенном 16 июля 1941 г., фюрер рассказал о целях в войне против Советского Союза. Он подчеркнул, что речь идет о занятии района, наведении в нем порядка и установлении безопасности. Для этого осуществляются и будут осуществляться все необходимые меры — расстрелы, выселения и т. п.: «Создание военной державы западнее Урала никогда не должно снова стать на повестку дня, хотя бы нам для этого пришлось воевать сто лет». Гитлер считал, что ни одно из порабощенных нацистами славянских государств не должно возродиться, поскольку их население «принадлежит к низшей расе», а господствовать должны только немцы — «представители высшей».

    Первые неудачи вермахта на восточном фронте, провал операции «Тайфун» не повлияли на отношение Гитлера к вопросам создания нового русского государственного образования, даже в сравнительно небольших регионах, и тем более к формированию национальных вооруженных сил в «освобожденной от коммунистов России».

    Гитлер отвергал предложения о формировании русской национальной армии и после сдачи в плен генерала А. А. Власова отказывался даже принять его. Первоначально серьезное внимание Власову весной 1943 г. уделил генеральный штаб сухопутный армии, который предложил сформировать и вооружить русские части под командованием бывшего советского генерала. Секретарь Имперской канцелярии министр Г. Г. Ламмерс в специальном письме обратил внимание фюрера на эту попытку. Гитлер, тем не менее, запретил все мероприятия по формированию русских частей и отдал приказание В. Кейтелю  проследить за выполнением его директивы.

    Несмотря на такую принципиальную позицию Гитлера, некоторые немецкие генералы стали постепенно приходить к мысли, что формирование добровольческих частей и соединений из числа бывших советских военнопленных и лиц, добровольно перешедших на сторону Германии, позволяет получить не только моральные, но и материальные преимущества.

    Вначале Гудериан, а затем сменивший его на посту командующего 2-й германской танковой армии Шмидт поняли выгоду формирования в тылу немецких частей и соединений антисоветских вооруженных подразделений, готовых бороться с партизанами, охранять тыловые районы и коммуникации. Это позволяло, во-первых, использовать весь личный состав германских вооруженных сил непосредственно для боевых действий, не отвлекая его на охрану коммуникаций и важных объектов, и тем самым увеличить состав боевых подразделений. Во-вторых, руками коллаборационистов можно было собирать налоги и подати в пользу Германии. В-третьих, антисоветские формирования находились почти на полном самообеспечении, их не требовалось вооружать, кормить и одевать.

    После нескольких удачных боевых операций против партизан, в марте 1942 г., Каминский был вызван в Орел к командующему 2-й танковой армией генерал-полковнику Шмидту. Поблагодарив за помощь, оказываемую немецким войскам, генерал ознакомил Каминского с приказом об образовании Локотского особого уезда, в состав которого вошли: Брасовский, Навлинский, Суземский, Комаричский и Севский районы Орловской области, а также Дмитиевск-Орловский район Курской области.

    Каминский был назначен обер-бургомистром Локотского особого уезда и  начальником вооруженных отрядов. Вернувшись, он рассказал своему заместителю Мосину, что генерал Шмидт вполне удовлетворен их действиями и помощью, оказываемой немецким властям в борьбе против партизан. Каминский назначил Мосина своим заместителем по гражданским делам и поручил ему организовать уездное самоуправление и органы власти в районах, волостях и селах. Сам Каминский сосредоточился на военных вопросах. Его заместителем по военным делам стал бывший командир Красной Армии Г. Н. Балашов, а после его смерти в январе 1943 г. — Г. Д. Белай, бывший политработник Красной Армии.

    В середине июля 1942 г. на совещании в ставке Гитлера в Виннице, на котором присутствовали В. Кейтель, Г. Геринг, А. Йодль, М. Борман, Ф. Гальдер, Й. Дитрих и другие представители Верховного командования и национал-социалистической партии, а также командующие германскими армиями на советско-германском фронте, обсуждался план предстоящего наступления армейской группировки «Центр». После совещания Шмидт в присутствии М. Бормана, Г. Юттнера, Р. Шмундта и генерал-полковника Г. Рейнгарда беседовал с Гитлером о возможности создания органов русского самоуправления в некоторых районах Орловской области, оккупированных германскими войсками.

    Именно после этого совещания произошло дальнейшее территориальное расширение и развитие Локотского уезда. Возвратившись из ставки Гитлера, 19 июля 1942 г., Шмидт издал приказ, в соответствии с которым Локотский уезд был преобразован в Локотский особый округ, в состав которого вошли восемь районов: Брасовский, Севский, Суземский, Навлинский, Комаричевский (Орловской области) и  Дмитровск-Орловский, Дмитриев-Льговский и Михайловский (Курской области).

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 26 февраля 2013, 06:06
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018