Латыши по разные стороны фронтов Великой Отечественной войны. Установление советской власти
Память История и события

    первая часть

    Важнейшим политическим событием начавшихся преобразований в Латвии стали выборы в Народный сейм, который должен был решить вопрос о будущем государственном устройстве страны. Выборы были проведены 14 и 15 июля 1940 г. на основе принятых правительством законов о проведении выборов в сейм и о внесении изменений в избирательный закон Латвии от 9 июля 1922 г. Изменения сводились к снятию недемократических ограничений избирательных прав граждан. Было установлено, что выборы Народного сейма должны быть всеобщими, равными, прямыми, при тайном и пропорциональном голосовании. Избирательное право получили все граждане Латвии, достигшие к дню выборов 21 года. Равенство выборов обеспечивалось, например, тем, что, в отличие от периода до 1934 г., каждый избиратель имел один голос. Право голоса получили военнослужащие. Ранее в выборах принимали участие только те из них, кто проходил службу по месту своего постоянного жительства. Активное и пассивное избирательное право предусматривалось и для представителей свергнутого режима Улманиса. Кандидатов в депутаты могли выдвигать общественные организации и группы граждан, предоставившие в избирательные комиссии списки, подписанные не менее 100 избирателями.

    Официозные историки современной Латвии оценивают этот закон как нарушение Конституции 1922 года. Они считают, что для его принятия было необходимо «пересозывать» состав сейма, распущенного Улманисом в 1934 году. При этом они не хотят принимать во внимание тот факт, что легитимный срок старого депутатского корпуса давно истёк. Кроме того, правительству Кирхенштейна приходилось в срочном порядке ликвидировать многие последствия антидемократического и антиконституционного переворота 15 мая.

    Сразу же после опубликования 5 июля 1940 г. законов о проведении выборов развернулась избирательная кампания. Коммунисты впервые после 20 лет пребывания в подполье в полной мере использовали легальные возможности агитации и убеждения масс. В ходе предвыборной кампании был сформирован (с участием в конфиденциальных консультациях советских представителей) Блок трудового народа Латвии. Он объединил все 26 созданных к тому времени отраслевых профсоюзов, Союз трудовой молодёжи Латвии, «Красную помощь», представителей армии, культурные, спортивные и другие общества и организации.

    6 июля 1940 г. была опубликована избирательная платформа Блока трудового народа, которая предусматривала коренное улучшение положения населения. В название этого документа был вынесен лозунг «За мир, за хлеб, за свободу народа!». 350 тыс. экземпляров избирательной платформы Союза трудового народа Латвии было разослано по всей стране. О признании платформы население заявляло на многотысячных манифестациях, митингах, собраниях. Некоторые активисты выступали с прямыми лозунгами установления в Латвии советской власти.

    Объектом критики является крайне малый срок, отведенный на избирательную кампанию. Но ведь в Европе шла война, и стремительные темпы изменения международной обстановки требовали быстрых и оперативных решений. Оставлять Латвию на неопределённый срок без законодательных органов власти, когда враг стоял у ворот, только ради того, чтобы дать передышку представителям свергнутого режима, ожидавшим прихода Гитлера, было бы не только неразумно, но и политически наивно.

    Конечно, коммунисты в полной мере использовали то привилегированное положение, в котором они оказались к июлю 1940 г. после 20 лет подполья. Они быстро развернули свои организационные структуры и составили внятную предвыборную программу. И даже если бы полностью отсутствовало «подыгрывание» им со стороны Москвы, всё равно у сил, противостоявших КПЛ, не было реальных шансов в той обстановке жажды перемен получить весомое представительство в сейме. Решающую роль при этом сыграл фактор ненависти значительной части населения к режиму Улманиса. В обстановке эйфории и непримиримости на них смотрели как на свергнутых, проигравших, бывших политических игроков. Кроме того, антикоммунистические силы были дезорганизованы и деморализованы стремительным ходом событий. Они не имели единого плана и общего руководства в предвыборной борьбе, поскольку буржуазных партий не существовало, а фашистские и профашистские организации в конце июня — начале июля 1940 г. были распущены. Попытки прибегнуть к подкупу, угрозам и запугиванию населения только вредили им. Так, бурю негодования вызвали изготовленные на гектографе листовки, в которых избиратели предупреждались, что через несколько дней в Латвию вступят войска гитлеровской Германии и расправятся со всеми голосовавшими за представителей Блока трудового народа. Обратный эффект имели и случаи преследования прокоммунистически настроенных солдат со стороны офицеров. Несмотря на их противодействие, в полках состоялись собрания солдат, которые в массовом порядке переходили на сторону Блока трудового народа.

    Из 17 списков кандидатов, поступивших в Центральную избирательную комиссию Латвии, только 5 списков Блока трудового народа отвечали всем требованиям избирательного закона. Остальные были признаны недействительными, поскольку не были поддержаны ни на одном предвыборном собрании. Фигурировавшие в них кандидаты вызывали отторжение у большинства избирателей, так как они или представляли прежнюю власть на всех её уровнях, или, как считалось, смогли при ней хорошо устроиться. В результате кандидаты, воспринимавшиеся в народе как представители улманисовского режима, не смогли воспользоваться пассивным избирательным правом. Безусловно, это было отсечение слабых конкурентов, но не по формальным, а скорее по неформальным признакам. С позиций сегодняшнего дня можно говорить о слабо развитом правосознании латвийских граждан и тех же коммунистов. Но эта критика, чтобы быть справедливой, должна быть направлена не в адрес населения Латвии, а в адрес её этнополитических элит. На заре латвийской государственности они заявили о своей приверженности демократии, но приняли закон о запрете компартии и выдавили её из легального политического процесса. Они не встали на защиту парламентаризма, когда Улманис совершил государственный переворот и установил профашистскую диктатуру в стране. Несомненно, политические последствия улманисовского авторитарного правления сказались и на избирательной кампании лета 1940 г. Тогда мало кто сочувствовал политикам, прежде не перечившим воле «вождя», а теперь не допущенным к пользованию пассивным избирательным правом. Тем более что эти политики из числа правых, националистов и центристов не могли упрекнуть левые силы в том, что в своё время вели себя иначе, т. е. относились к идейным противникам, руководствуясь демократическими ценностями, и были более терпимыми. Так что в те июньские дни улманисовский авторитаритарный режим без особых проблем начал трансформироваться в государство «диктатуры пролетариата», которым был в то время СССР. В этих условиях выборы превращались в референдум о доверии правительству и кандидатам Блока трудового народа.

    За два дня до выборов с речью по радио выступил глава правительства проф. А. Кирхенштейн. Обращаясь к народу, он сказал, что «все настоящие патриоты Латвии должны отдать свои голоса кандидатам Союза трудового народа Латвии». Он заявил также, что правительство выполнит задачи, возложенные на него народом, а избранники трудящегося народа — депутаты нового сейма — разработают конституцию, которая самыми тесными узами свяжет Латвию с её великим историческим соседом Советским Союзом. 

    В выборах в Народный сейм Латвии приняли участие 94,8 % граждан, имевших право голоса. За кандидатов Блока трудового народа Латвии отдали свои голоса 97,8 % пришедших на участки избирателей. Представители сил, бывших опорой режима Улманиса, в день выборов намеренно портили бюллетени. Около 60 % испорченных бюллетеней приходилось на избирательные округа Видземе и Земгале. Именно в этих районах Латвии было сосредоточено наибольшое количество зажиточных крестьянских хозяйств, которые больше всех выиграли от аграрной реформы Улманиса. Так, в Видземе из 12 086 испорченных бюллетеней на сельскую местность пришлось 10 771, а на город всего 1315 бюллетеней.

    Исход выборов был предрешен большим доверием народа к правительству Кирхенштейна, широкой агитацией в печати и по радио, самим фактом проведения голосования после 6 лет авторитаризма. Задним числом современные латышские историки указывают ещё на одну причину столь высокой явки — опасения остаться без штампа в паспорте от избирательной комиссии. М. Вирсис в этой связи отмечает: «Правда, отметка в паспорте об участии избирателя в выборах соответствовала прежнему порядку выборов в сейм, однако настойчивые призывы участвовать в них вызывали у избирателей опасения о возможных репрессиях в связи с отсутствием подобной отметки». В то же время М. Вирсис не говорит о том, что избиратели в условиях тайного голосования незаметно могли испортить бюллютени — некоторые именно так и поступили.

    Депутаты Народного сейма Латвии по роду занятий распределились следующим образом: 22 человека — рабочие, 3 — сельскохозяйственные рабочие, 13 — крестьяне, 17 — работники свободных профессий, 14 — общественные деятели, 5 — военнослужащие, 14 — служащие, 11 — преподаватели высших учебных заведений и учителя, 1 человек — торговец. Депутатами были избраны коммунисты — Я. Калнберзин, Ж. Спуре, Р. Нейланд, Ф. Деглав, М. Биркенфельде, П. Плесум, И. Палдынь, А. Матисон и др., известные общественные деятели, учёные, писатели — А. Кирхенштейн, В. Лацис, В. Латковский, Ю. Паберз, П. Галеник, Ю. Лацис, А. Упит, А. Рудевиц и др.

    Выборы в Народный сейм стали своего рода плебисцитом, подведшим черту под старым режимом. Они явились важной вехой на пути восстановления советской власти в Латвии, дважды насильственно свергнутой — в 1918 г. и 1919–1920 г. — с иностранным военным участием.

    Правительство Латвии 20 июля приняло поправки к закону о полномочиях президента страны, согласно которым с момента созыва сейма обязанности президента страны исполняет министр-президент (председатель правительства). Таким образом, К. Улманис отправлялся в отставку. Протестов с его стороны не последовало. 22 июля Улманис направил в Министерство благосостояния уже Латвийской СССР прошение о предоставлении ему пенсии, в котором в качестве основания для просьбы указывал на свою «политическую деятельность в освободительном движении» с 1905 г. и статус «преследуемого царским правительством».

    21 июля 1940 г. в Риге Народный сейм Латвии собрался на своё первое заседание. Оно проходило в обстановке широкой гласности. На заседании присутствовали многочисленные делегации рабочих, крестьян, интеллигенции, представителей армии, корреспонденты газет. В повестку дня были включены вопросы, ставшие основными лозунгами многотысячных демонстраций: о восстановлении советской власти в Латвии, о вступлении Латвии в состав СССР, о национализации земли, банков, крупных промышленных и торговых предприятий. После принятия повестки дня, когда стало ясно, что будет решаться вопрос о восстановлении советской власти, присутствовавшие на открытии заседания дипломатические представители иностранных государств покинули зал заседания Народного сейма.

    После обстоятельного обсуждения Народный сейм принял декларацию «О государственной власти». В ней провозглашалось установление советской власти на всей территории Латвии, а Латвия объявлялась Советской Социалистической Республикой. Одновременно с вопросом о власти был решён вопрос о вступлении Латвии в состав Союза ССР в качестве равноправной союзной республики. Необходимость вступления обосновывалась общностью исторических судеб с народами СССР, общностью революционной борьбы, идеалов и целей этой борьбы. Кроме того, в СССР проживало значительное количество латышей. Поскольку почти каждая латышская семья имела здесь родственников, то вхождение Латвии в Советский Союз означало для многих и возобновление родственных связей.
    Среди обстоятельств, обусловивших вступление Латвии в Союз ССР, важную роль играла конкретная международная обстановка лета 1940 г. Опыт 1919 г. учил, что одно только провозглашение советской власти не даёт твёрдой гарантии защиты социалистической государственности от внешних покушений на её существование. «Каждый из нас понимает, — говорил писатель и министр В. Лацис, — что есть только один путь, который обеспечит суверенность нашего государства, расцвет нашей страны… — это вступление Латвии в состав Союза Советских Социалистических Республик».

    Декларация Народного сейма Латвии гласила: «Наш народ связан с братскими народами Союза Советских Социалистических Республик прочными узами многих и многих лет революционной борьбы с царизмом, капиталистами и помещиками, угнетавшими русских и латвийских рабочих и крестьян. Настал час эти узы закрепить навечно. Латвийский народ, вступив в братскую великую семью счастливых народов страны социализма, развернёт все свои богатые творческие силы и рука об руку с трудящимися Советского Союза пойдёт вперёд по пути строительства новой жизни. Только в составе Союза Советских Социалистических Республик латвийский народ сможет залечить раны, нанесённые ему долгими годами порабощения. Только с помощью своего великого друга — Советского Союза и как равноправный член братской семьи советских республик латвийский народ сможет поднять своё хозяйство, развивать свою национальную культуру, обеспечить национальное равноправие, обеспечить мир, хлеб и подлинную свободу трудящимся Латвии». Начало созданию социалистической экономики в Латвии было положено декларацией Народного сейма об объявлении земли всенародным достоянием и о национализации банков и крупной промышленности.

    5 августа 1940 г. Верховный Совет СССР, заслушав заявление полномочной комиссии сейма Латвии, постановил удовлетворить просьбу Сейма Латвии и принять Латвийскую Советскую Социалистическую Республику в Союз Советских Социалистических Республик в качестве равноправной союзной Советской Социалистической Республики. 

    24–26 августа 1940 г. состоялась вторая сессия Народного сейма Латвийской ССР. Парламент был переименован в Верховный Совет Латвийской ССР. Председателем Президиума Верховного Совета был избран проф. А. Кирхенштейн. Главой нового правительства — Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР — был назначен В. Лацис.

    Безусловно, ввод советских войск в Латвию серьёзно ослабил моральный дух правящего режима, радикализировал настроения всех оппозиционно настроенных к нему сил. Однако было бы абсолютно неоправданно отрицать, что события лета 1940 г. в Латвии были результатом выступлений самого латышского народа, большая часть которого активно или пассивно поддержала линию КПЛ на коренные преобразования внутренней жизни и вхождение Латвии в СССР.

    Значение Восточного фронта


    22 июня 1941 г. в соответствии с планом «Барбаросса» Германия напала на СССР. Целью войны являлись не борьба с коммунизмом» за восстановление «старой России», а раздел территории СССР, присоединение одних областей (Прибалтика, Крым, Кольский полуостров, Баку) к Германии и превращение других в её колониальные владения. Началась война, которую Гитлер называл борьбой на уничтожение: большевизма, советских вооружённых сил, СССР как государства. Жестокость на востоке провозглашалась благом будущего.

    Италия, Румыния, Венгрия, Финляндия вступили в войну против Советского Союза на стороне Германии.

    Одним из важных факторов, воспрепятствовавших реализации германского плана молниеносной войны против СССР, явилось формирование советским правительством Восточного фронта против гитлеровской агрессии от Балтийского до Чёрного моря. Создание Восточного фронта было завершено присоединением к СССР 27 июня 1940 г. Бессарабии и Северной Буковины, что не было результатом договорённостей с Германией, а явилось самостоятельным волевым решением Советского правительства.
    Умиротворители Гитлера, проводя политику международной изоляции Москвы и подталкивая Гитлера к нападению на СССР, подняли пропагандистскую шумиху по поводу ущемления национальных прав Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Румынии. Они намеренно игнорировали тот факт, что накануне решительного столкновения с Гитлером Советское правительство отдавало себе ясный отчёт в том, что эти государства в лице своих лидеров были готовы согласиться с нацистским господством и порядком. В чрезвычайно опасной предвоенной обстановке абсолютным, первоочередным и крайне важным приоритетом было предотвратить превращение бывших российских провинций в плацдарм для нападения на СССР, оставленного один на один с германским агрессором, и не допустить реализации захватнических, колониальных и расистских целей гитлеровского рейха. Поэтому все усилия Советского Союза были направлены на то, чтобы создать преграду продвижению немецких войск во всех районах, где только это было возможно, обеспечить надёжную оборону, а потом перейти в контрнаступление, разбить гитлеровские войска и освободить Европу от нацистской угрозы.

    Реализовать эти цели можно было только путём организации Восточного фронта и размещении своих войск как можно дальше от Москвы, Ленинграда и Киева.

    Западные политологи и историки, а за ними и  представители сегодняшних прибалтийских, польских, украинских, молдавских националистических элит вкупе с некоторыми ангажированными российскими исследователями и журналистами намеренно не считаются с фактами, чтобы доказать неоправданность передвижения фронта от старой советской границы и обвинить СССР в «ущемлении национальных прав» граничащих с ним государств. Выходит, что расчленять Россию в ходе реализации немецкой оккупационной политики и иностранной интервенции можно, а восстанавливать стратегически важную историческую целостность страны для организации отпора агрессору, подчинившего всю континентальную Европу, нельзя. В этой связи заслуживает внимания доклад «Некоторые исторические тенденции русской внешней политики», подготовленный 17 апреля 1945 г. Исследовательским отделом английского МИДа. В этом докладе сделан, в частности, вывод, что границы СССР, сформировавшиеся к 1940 г., «представляют собой на всём своём протяжении на западе не результат притязаний, а исторически обусловленную стратегическую и географическую черту».

    Советское информационное бюро (Совинформбюро) сразу же после окончания войны дало развёрнутый ответ на то, что было бы, если бы фронт против гитлеровской агрессии проходил не по линии Выборг — Каунас — Белосток — Брест — Львов, а по старой советской границе Ленинград — Нарва — Минск — Киев. Это дало бы возможность войскам Гитлера выиграть пространство на сотни километров, приблизив немецкий фронт к Ленинграду, Москве, Минску, Киеву на 200–300 километров. Это позволило бы немцам гораздо быстрее продвигаться в глубь СССР, ускорило бы падение Киева и Украины, привело бы к захвату Москвы и Ленинграда и заставило бы СССР перейти к длительной обороне в глубине своей территории. В результате немцы получили бы возможность высвободить на востоке дивизий пятьдесят для высадки на английские острова и для усиления немецко-итальянского фронта в районе Египта. Вполне вероятно, что английскому правительству пришлось бы эвакуироваться в Канаду, а Египет и Суэцкий канал попали бы под власть Гитлера.
    Но это не всё. СССР был бы вынужден перебросить большую часть своих войск с маньчжурской границы на восточный фронт для укрепления своей обороны, а это дало бы возможность японцам высвободить до 30 дивизий в Маньчжурии и направить их против Китая, против Филиппин, против Юго-Восточной Азии вообще, в конечном счёте — против американских вооружённых сил на Дальнем Востоке. Всё это привело бы к тому, что война могла затянуться по крайней мере ещё года на два. Это обернулось бы дополнительными миллионами человеческих жертв и ещё большими материально-техническими разрушениями.

    К сказанному можно добавить, что японские дивизии могли вторгнуться не только в Китай, но и на территорию СССР, как это было в годы Гражданской войны. Тогда под угрозу было бы поставлено военно-техническое сотрудничество СССР и США со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Кроме того, если бы война затянулась, то Гитлер мог бы не только получить атомное оружие нужной мощности, но и применить его. В общем, если бы погиб так ненавидимый на Западе большевистский Советский Союз, то вместе с ним, судя по всему, закатилась бы цивилизованная, высокомерная и лукавая Европа.

    Следует сказать, что и через многие десятки лет после начала Великой Отечественной войны российские аналитики подтверждают судьбоносную важность создания Восточного фронта, отодвинувшего советские государственные границы как можно дальше на запад от крупных военно-промышленных и политических центров СССР. Главный редактор журнала «Международная жизнь» Б. Пядышев, подытоживая содержание статьи «Прибалтика и геополитика», подготовленной для журнала генералом внешней разведки Л. Ф. Соцковым, приходит к следующему выводу: «Для меня совершенно ясно, что несколько дней, которые немцы потратили на то, чтобы пройти литовские и прибалтийские земли, дорого стоили. Наши успели прийти в себя, улеглась паника. Когда немцы прошли Литву, в Белоруссии начались уже настоящие бои. На Москву немцы накатились к холодам, к зиме. Русские прочно встали на ноги. И Ленинград был спасён тем, что немецкая атака пошла не в прямую, а через прибалтийские территории, которые германскому командованию ещё предстояло захватить, тратя силы и, главное, время».

    Продолжение...


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 23 декабря 2012, 09:48
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018