Внешняя политика третьего рейха (1933 – 1945) - первая проба сил
История и события

    Германские планы подготовки мировой войны предусматривали использование экономических ресурсов Испании и ее выгодных военно-стратегических позиций. Установление немецкого контроля над добычей в Испании железной руды, а также меди, ртути и других цветных металлов значительно укрепило бы сырьевую базу Германии, а создание немецких военных баз на Пиренейском полуострове не только поставило бы под удар с тыла французскую армию на Рейне, но подорвало бы позиции Англии в западной части Средиземного моря. Кроме того, Германия рассматривала Испанию как важный трамплин для развертывания борьбы за передел в свою пользу африканских владений Франции и Англии, а также для проникновения в Латинскую Америку.

    Сразу после прихода к власти гитлеровцы установили тесные контакты с испанскими военными, в частности с генералом Франсиско Франко. Немцы обещали оказать франкистам поддержку в свержении республики, а взамен последние обязались предоставить Германии возможность создания военных баз на территории Испании. Победа антифашистского Народного фронта на выборах в Кортесы в феврале 1936 года поколебала уверенность нацистов в осуществлении их военно-стратегических планов в отношении Испании. Будучи в курсе глубокого недовольства правящих кругов Англии и Франции успехом антифашистских сил, нацисты беспрепятственно приступили к реализации своих замыслов под флагом борьбы с «угрозой коммунизма, нависшей над Испанией».

    18 июля 1936 г. испанские заговорщики подняли мятеж. И уже 24 июля эмиссары Франко прибыли в Берлин, где при посредничестве руководителя заграничной службы НСДАП Боле были приняты Гитлером и Герингом. Они передали руководителям Германии письмо Франко с просьбой о немедленной помощи мятежникам. Германское и итальянское правительства, надеясь, что западные державы не окажут сопротивления их действиям, пошли на вмешательство в гражданскую войну, выступив против Испанской республики. В течение двух недель на транспортных самолетах, предоставленных Германией, Франко смог перебросить в южную Испанию 18-тысячную армию и развернуть там военные действия. В захваченные мятежниками порты стали прибывать немецкие транспорты с оружием и военным снаряжением. С каждым днем вмешательство Германии и Италии расширялось. Поддержка франкистов была первым случаем партнерства Берлина с Римом. Помимо тех целей, которые ставили перед собой немцы, они стремились использовать Испанию в качестве полигона для отработки военной тактики и испытания новых образцов оружия.

    22 августа 1936 г. адмирал Рёдер представил Гитлеру меморандум, в котором предлагал использовать против испанских республиканцев регулярные части вермахта. Это предложение было принято. С 27 августа 1936 г. самолеты, пилотируемые гитлеровскими пилотами, стали совершать налеты на Мадрид. В ноябре в Испанию стали прибывать итальянские и немецкие воинские контингенты. Речь шла не о регулярных частях, а о так называемых «легионерах» («легион Кондор»). Германские и итальянские части составили ударный кулак франкистской армии. Именно это и обеспечило им многократный перевес в танках и авиации над республиканской армией и позволило не только удерживать захваченную территорию, но и вести наступательные операции.

    Личный состав немецких частей в Испании непрерывно обновлялся, чтобы дать возможность большему количеству военнослужащих вермахта получить боевой опыт на поле сражения; постоянно пополнялся запас вооружения и снаряжения. Общая численность немецких солдат и офицеров, принимавших участие в войне против Испанской республики, достигла 50 тыс. человек.

    В августе 1936 года 26 европейских государств (в том числе Германия и Советский Союз) подписали соглашение о «невмешательстве» в испанские дела. В сентябре в Лондоне был создан Международный комитет по соблюдению политики невмешательства, опять же с участием Германии и СССР. Было принято решение о введении эмбарго на поставки оружия воюющим сторонам. В августе американская администрация также рекомендовала компаниям США воздерживаться от поставок оружия в зону конфликта. Но на деле эмбарго постоянно нарушалось.

    Осознав бесполезность соблюдения эмбарго перед лицом массовых нарушений со стороны Германии и Италии, Москва вышла из режима «невмешательства. Через два дня после отказа СССР соблюдать эмбарго на поставку оружия мадридскому правительству, 25 октября 1936 г., в Берлин прибыл зять Муссолини граф Галеаццо Чиано, только что назначенный министром иностранных дел. В тот же день был подписан германо-итальянский протокол о взаимопонимании, который несколько дней спустя Муссолини окрестил «осью Берлин-Рим». Германия признала существующее положение в Эфиопии, стороны оговорили линии разграничения их экономических интересов в бассейне Дуная, и, самое главное, договорились о проведении согласованной линии в испанском вопросе – по сути дела, речь шла о согласованном военном вмешательстве. Берлинский протокол оформил партнерские отношения между Германией и Италией без установления между ними официального союза. Двусторонние связи были формализованы 22 мая 1939 г. с заключением военно-политического союза («стальной пакт»), который ознаменовал уже боевую расстановку сил накануне мировой войны.

    Для того чтобы легитимировать свою военную и экономическую интервенцию, 18 ноября 1936 г. нацисты официально признали режим Франко. Вскоре после начала мятежа Германия заключила с франкистским правительством соглашение о создании германо-испанского общества «Хизма», которое получило монопольное право на экспорт железной руды на всей занятой мятежниками территории. Состоявшиеся в конце 1936 года переговоры между германским правительством и представителями Франко привели к заключению временного соглашения, предоставившего Германии право импортировать в 1937 году из Испанского Марокко 1 млн. т железной руды. Одновременно в целях развития испано-германского экономического «сотрудничества» с помощью Геринга была создана компания «Ровак». В 1937 году «Хизма» и «Ровак» были объединены.

    20 марта 1937 г. германский генерал Фаупель и Франко подписали в Саламанке секретный протокол. Франкисты обязались согласовывать с фашистской Германией «необходимые меры для защиты страны от коммунизма»; «поддерживать контакт и информировать» Германию «по вопросам международной политики, представляющим интерес для обеих сторон»; если Германия окажется в состоянии войны, «избегать всего, что может оказаться полезным ее противнику». Наконец, Испания, согласно секретному протоколу, обязалась расширять экономические связи с Германией «в максимально возможной степени» и в ближайшее же время заключить с ней соглашение по конкретным экономическим, политическим и культурным вопросам.

    В соответствии с этим наряду с официальным торговым договором, заключенным между Германией и франкистской Испанией 12 июля 1937 г., был подписан ряд секретных соглашений. Одно из них устанавливало, что, прежде чем заключить торговую сделку с какой-либо страной, Испания предварительно предложит эту сделку Германии. Протокол от 15 июля 1937 г. обязывал Испанию оказывать всемерное содействие Германии поставками сырья и продовольствия. Наконец, 16 июля 1937 г. генерал Фаупель и франкистский министр иностранных дел Хордана подписали в Бургосе секретное соглашение, которое предоставляло немецким монополиям право беспрепятственного инвестирования средств в испанскую экономику и вывоза прибылей.

    С появлением в Испании итальянских и немецких солдат соотношение сил стало меняться в пользу франкистов. Ни СССР, ни западные державы не были готовы пойти на риск силового противодействия итало-германской интервенции. К концу 1937 года Франко получил явное военное преимущество. В марте 1939 года антифранкистские силы потерпели окончательное поражение. В стране была установлена диктатура.

    Антикоммунизм и антисоветизм стали основой и для сближения между тоталитарными режимами в Германии и Японии. Берлину было также важно, чтобы в случае войны Токио оттянул на себя в азиатско-тихоокеанском регионе значительные стратегические силы Великобритании и Соединенных Штатов Америки. По инициативе германского правительства переговоры о создании германо-японского альянса начались еще весной 1935 года. Позже их продолжили в неофициальном порядке Риббентроп (тогда еще германский посол в Лондоне) и японский военный атташе в Берлине Осима. В Токио полагали, что заключение союза с Германией значительно повысит шансы Японии в борьбе за господство на Тихом океане и в Восточной Азии. К середине 1936 года немецкое правительство подготовило проект двустороннего соглашения. Он был окончательно доработан Риббентропом и японским послом в Берлине Мусякодзи и 23 октября 1936 г. парафирован обеими сторонами. Подписание германо-японского документа «Антикоминтерновский пакт») состоялось в Берлине 25 ноября 1936 г.

    «Антикоминтерновский пакт» был направлен на координацию действий в вопросах противодействия коммунизму. Документ предусматривал обмен информацией о деятельности Коминтерна и приглашал к сотрудничеству все страны, считавшие угрозой для себя деятельность Коммунистического интернационала. Договор заключался сроком на 5 лет (был продлен в 1941 году). Согласно секретному приложению к договору Германия и Япония обязывались в случае войны одной из них с СССР не принимать мер, способных облегчить положение Советского Союза и не заключать с ним соглашений, противоречащих духу «антикоминтерновского пакта». Фактически это означало, что Берлин и Токио заключили соглашение о взаимном нейтралитете на случай войны с СССР и под прикрытием борьбы против Коминтерна готовились первый к столкновению с Англией и Францией, второй – к нападению на Китай.

    В ноябре 1937 года к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия, которую сознательно не проинформировали о существовании секретного протокола. Образование фашистской коалиции привело к слиянию трех разрозненных очагов агрессии в единый агрессивный фронт (по словам Гитлера, «великий мировой треугольник»), простиравшийся от Атлантики до Тихого океана. Это явилось важным условием развязывания гитлеровской Германией и ее союзниками второй мировой войны.

    В 1937 году Германия отрывала от Франции ее союзников и активно создавала «пятые колонны» по всей Европе, в том числе в Голландии, Дании, Швеции, Румынии, Чехословакии. Очередной дипломатический успех в плане расширения влияния Берлина был достигнут гитлеровской дипломатией на польском направлении. 5 ноября 1937 г. был опубликован германо-польский договор о национальных меньшинствах. Формально в его основу был положен принцип «взаимного уважения прав национальных меньшинств». В действительности речь шла об обеспечении плацдарма в Польше для развертывания националистической пропаганды среди немецкого населения польских областей.

    Гитлер, урожденный австриец, считал задачу объединения двух немецких государств первостепенной важности. После успешного поигрывания мускулами в Испании нацисты были уверены, что обстановка в 1938 году складывается для них благоприятно, и решили повторить попытку силового присоединения Австрии, ссылаясь на общность языка, исторических корней и на принадлежность к единой германской нации. Требуя восстановления исторической справедливости, они стремились получить и передать в распоряжение своих военных концернов австрийскую экономику. Кроме того, аншлюс Австрии серьезно улучшил бы и военно-стратегическое положение Германии. Перед ней открылся бы коридор для экспансии в страны Дунайского бассейна и Балканского полуострова; Чехословакия оказалась бы с трех сторон зажатой в тиски.

    12 февраля 1937 г. австрийский канцлер Курт фон Шушниг прибыл на аудиенцию в альпийскую резиденцию Гитлера Берхтесгаден для обсуждения «взаимных недоразумений», которые вопреки ожиданиям австрийца оказались германским ультиматумом. Фюрер потребовал немедленного подписания нового соглашения с Германией. Шушнигу предписывалось амнистировать и снять запрет на деятельность австрийских нацистов, назначить одного из их лидеров Артура Зейс-Инкварта министром общественного порядка и безопасности, а другого – Глейс-Хорстенау – главой военного ведомства. Германская и австрийская армии должны были установить между собой тесные контакты, включая обмен офицерами. Австрия должна была быть включена в германскую экономическую систему. Для этого еще один нацист Фишбок должен был стать министром финансов. При этом Гитлер указал австрийцу, чтобы тот не строил иллюзий, дескать, Италия, Великобритания и Франции не придут дунайской республике на помощь. Так оно и произошло.

    Под давлением гитлеровской верхушки канцлер Шушниг вынужден был сдаться, назначив при этом на 13 марта проведении плебисцита по вопросу о независимости Австрии. Гитлер решил не рисковать и в категорической форме потребовал 11 марта отмены референдума. В тот же день Шушниг ушел в отставку. Его преемником стал нацист Зейс-Инкварт, который под диктовку немцев послал в Берлин телеграмму с просьбой незамедлительно прислать в Австрию войска для предотвращения кровопролития.

    12 марта немецкие войска вошли в Австрию. Вместо сопротивления их ждали восторженные толпы сторонников аншлюса. В тот же день, выступая в Линце, где будущий фюрер провел свои школьные годы, Гитлер триумфовал: «И если однажды судьба принудила меня покинуть этот город, чтобы стать вождем рейха, то она же возложила на меня миссию. Этой миссией могло быть только присоединение моей любимой Родины к германскому рейху. Я верил в это, я жил и боролся ради этого, и я считаю, что теперь эту миссию выполнил». На следующий день был подписан документ об аншлюсе Австрии, которая стала провинцией германского рейха.

    По всей стране развернулись аресты «неблагонадежных». Только после «зачистки» страны от «неблагонадежных состоялся референдум о «воссоединении». Голосование 10 апреля было практически открытым. 99,75 % проголосовали «за». «Великая Германская империя», о которой мечтали многие немцы, стала реальностью.

    Успех первой пробы сил за периметром третьего рейха, убедил Гитлера в том, что ему не следует опасаться западных держав. Уже 28 марта 1938 г. он принял решение аннексировать Чехословакию (заметим, он рассматривал ее как бывшую территорию Священной Римской империи германской нации), которая привлекала нацистское руководство выгодным геостратегическим положением, высоким уровнем промышленного развития, богатыми залежами каменного угля, железных руд и наличием других природных ресурсов. В 1938 году в Чехословакии проживало 14 млн. человек, из них 3,5 млн. этнических немцев, компактно проживавших в Судетской области, а также в Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы). Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента германской оккупации и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за тот же период вся военная промышленность Великобритании. Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортеров оружия, ее армия – превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области. Гитлер учитывал, что после первой мировой войны в стране проживало большое количество немцев, и использовал этот факт для подогревания межнационального конфликта между требовавшим автономии немецким меньшинством и чехословацкими властями.

    Так называемый первый «судетский кризис» был спровоцирован прежде всего действиями гитлеровской агентуры в пограничных районах Чехословакии – Судетской области. В октябре 1934 года по инициативе и при финансовой поддержке Берлина была создана политическая партия судетских немцев под названием Германский внутренний фронт, преобразованная весной следующего года в Судетскую немецкую партию (СНП). СНП строилась по образцу НСДАП. Чтобы избежать запрета и иметь возможность беспрепятственно заниматься подрывной деятельностью, СНП формально стояла на базе признания чехословацкой конституции и отрицала связь с нацистской Германией. Если бы судетские нацисты не применили подобную маскировку, разъяснял впоследствии лидер партии Конрад Генлейн, то «было бы в высшей степени сомнительно, чтобы мы смогли выполнить нашу политическую задачу – уничтожить Чехословакию». Раздувая пропагандистскую кампанию о якобы имевшем место притеснении немцев, руководство третьего рейха стремилось превратить судетский вопрос в международную проблему и тем самым открыть гитлеровской Германии двери для вмешательства во внутренние дела Чехословакии под флагом защиты «угнетенных».

    Сразу после захвата Австрии Гитлер вызвал к себе Генлейна и изложил ему тактику, которую должна была применять его агентура в Чехословакии. Гитлер объявил, что ближайшая задача судетских нацистов состоит в том, чтобы путем постоянного повышения планки своих требований не допустить заключения соглашения с правительством в Праге. Дескать, таким образом миру будет продемонстрирована невозможность достижения согласия между чехами и немцами. Вина за это падет на чехословацкое правительство, и оно будет морально изолировано. Оккупация Чехословакии будет проведена под флагом осуществления прав судетских немцев на самоопределение.

    Возвратившись в Чехословакию, Генлейн на съезде своей партии в Карловых Варах 24 апреля 1938 г. предъявил чехословацкому правительству целый каталог претензий (так называемая «карлсбадская программа»). Судетские нацисты требовали признать немецкую национальную группу юридическим лицом; точно определить территорию, населяемую в Чехословакии немцами, и предоставить ей полное национальное самоуправление; на этой территории всех чиновников-чехов заменить немцами; автономию распространить и на немцев, живущих за пределами этой территории; предоставить полную свободу для нацистской пропаганды по всей Чехословакии. При этом Генлейн заявил, что указанные требования, которые фактически вели к созданию государства в государстве и расчленению Чехословакии, являются минимальными.

    Провокационный демарш генлейновцев нашел поддержку в правящих кругах Англии, Франции и США. Посол США в Германии Вильсон, опережая генлейновцев и явно подталкивая их на новые требования, выступил с предложением провести в Судетской области плебисцит по вопросу о ее государственной принадлежности. 7 мая 1938 г. английский и французский представители в Праге официально заявили чехословацкому правительству, что, если оно не пойдет навстречу Генлейну, Англия и Франция будут считать себя свободными от всех обязательств в отношении защиты Чехословакии. Не встречая никакого противодействия со стороны западных держав, гитлеровцы во второй половине мая 1938 года резко усилили нажим на Чехословакию. Они стремились создать обстановку военной тревоги, чтобы принудить Прагу к капитуляции и вырвать у западных держав окончательное согласие на ее оккупацию.

    Гитлеровская провокация против Чехословакии началась утром 19 мая 1938 г. Части вермахта форсированным маршем передвигались к чехословацкой границе. Вступил в силу разработанный еще зимой 1937/38 года план сосредоточения частей вермахта для удара по Чехословакии. Берлин стремился создать впечатление, что в пограничных с Чехословакией районах концентрируется чуть ли не вся немецкая армия. Небольшие подразделения вермахта, переброшенные из глубинных районов Германии, безостановочно передвигались вдоль чехословацкой границы с целью замаскировать сосредоточение у города Аш 6-й немецкой армии для удара в направлении Карловы Вары. Вооруженные отряды «добровольческого корпуса фюрера» вторглись в Чехословакию и захватили пограничный город Аш. Вечерние выпуски фашистских газет вышли с призывом немедленно вмешаться и защитить судетских немцев от «террора» со стороны чехов. Немецкие агенты в Чехословакии распространяли слух, что вторжение немецких войск – дело ближайших часов. Вечером 20 мая Риббентроп вызвал чехословацкого посланника в Берлине Мастного и заявил, что Гитлер не отступит перед военной акцией в отношении Чехословакии.

    Чехословацко-германские отношения, как этого и добивались гитлеровцы, в результате провокационных действий накалились до предела. Однако нажим фашистской Германии и политика правительства Чехословакии переполнили чашу терпения чехословацкого населения. По всей стране прокатилась волна демонстраций и митингов. Манифестанты, поддержанные военнослужащими чехословацкой армии, требовали от правительства проведения энергичных мероприятий по обороне страны от возможного вражеского нападения. В пограничных областях из чешских и немецких антифашистов стали формироваться отряды рабочей самообороны.

    Чехословакии старался оказать помощь Советский Союз. 28 марта 1938 г. в Прагу была направлена советская военная делегация. Ее глава официально заверил начальника штаба чехословацкой армии, что в случае гитлеровской агрессии СССР окажет всю необходимую помощь в соответствии с заключенным в 1935 году пактом о взаимной помощи. Однако в Праге его рассматривали лишь как разменную монету в торге с гитлеровской Германией, как документ «минувшей эпохи», не имевший принципиального значения. Все это убеждало гитлеровцев в том, что чехословацкое правительство в решающий момент откажется от помощи Советского Союза и капитулирует.

    Под давлением внутриполитической оппозиции чехословацкое правительство пошло на проведение половинчатых мер: 20 мая оно отдало распоряжение о частичной мобилизации. В кратчайший срок были пополнены гарнизоны и обслуживающий персонал 8 крепостей, 725 тяжелых дзотов и 8774 других оборонительных объектов. В то же время о поддержке Чехословакии заявили СССР и Франция (во исполнение советско-французского договора от 2 мая 1935 года и советско-чехословацкого договора от 16 мая 1935 года). Протест по поводу силового разрешения кризиса заявила даже союзник Германии Италия. Попытка отторгнуть Судеты при опоре на сепаратистское движение судетских немцев в этот раз не удалась. Гитлер перешел к переговорам. Переговоры велись между Генлейном и чехословацким правительством при посредничестве специального представителя Великобритании лорда Ренсимена.

    На фоне международных протестов и предостережений со стороны начальника генерального штаба сухопутных сил вермахта генерал-полковника Людвига Бека (которого, правда, быстро отправили в отставку) в сложившейся обстановке Гитлер был вынужден временно отступить. Решение об этом было принято поздним вечером 21 мая на совещании руководителей правительства и вермахта в Бергхофе. Немецкие войска были остановлены. Благодаря решимости чехословацкого народа сопротивляться нацистской агрессии и демонстративной поддержке Чехословакии со стороны Москвы «майский кризис» 1938 года не вылился в войну.

    Военное планирование, тем не менее, шло своим чередом. В свою очередь, часть германской военной элиты, испугавшись перспективы крупномасштабной европейской войны и поражения в ней Германии, поспешила проинформировать британское правительство о намеченном на 1 октября вторжении в Чехословакию.

    12 сентября, после провала переговоров между Генлейном и чехословацким правительством, был спровоцирован второй судетский кризис. Генлейновцы организовали массовые выступления в Судетах, что вынудило правительство Чехословакии ввести в населенные немцами районы войска и объявить там военное положение. Генлейн во избежание ареста скрылся в Германии. На следующий день британский премьер Н.Чемберлен телеграммой уведомил Гитлера о готовности посетить его «ради спасения мира».

    13 сентября Чемберлен предложил Гитлеру провести переговоры. Встречаясь с фюрером 15 и 22 сентября (В перерыве между встречами, 18 сентября в Лондоне прошли англо-французские консультации. Стороны пришли к соглашению, что территории, на которых проживает более 50 % немцев, должны отойти к Германии, и что Великобритания с Францией гарантируют новые границы Чехословакии. 20 — 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что в случае, если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Также они сообщили следующее: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне») на его территории, он сообщил, что вопрос о судетских немцах решен английским и французским правительствами в точном соответствии с пожеланиями Германии. Тем самым он надеялся удержать нацистское руководство от агрессии. Фактически ему пришлось выбирать между немедленной оккупацией и «мирным присоединением» Судет к Германии. Окончательная формула гласила, что Чехословакия должна была эвакуироваться из Судетской области к 1 октября. Однако Гитлер выдвинул новые требования: заодно нужно было удовлетворить территориальные притязания Венгрии и Польши, с которыми Берлин был связан дружественными отношениями. Казалось, переговоры зашли в тупик. Тогда англичане обратились за посредничеством к итальянцам.

    28 сентября Муссолини сообщил Гитлеру, что по просьбе Великобритании готов выступить посредником в решении судетского вопроса и попросил воздержаться от мобилизации. Гитлер сразу же пригласил глав правительств Великобритании, Франции и Италии в Мюнхен, отказавшись при этом вступить в диалог с представителями Чехословакии.

    Встреча Гитлера, Чемберлена, Даладье и Муссолини состоялась днем 29 сентября 1938 г. в Мюнхене и продолжалась до поздней ночи. Текст проекта почти дословно повторял требования, выдвигавшиеся Гитлером. Хотя английская и французская стороны согласились принять предложенный Муссолини проект за основу переговоров, никакого обсуждения его по существу не произошло.

    К 11 часам вечера текст договора был готов, а в 1 час ночи 30 сентября состоялось его подписание. Соглашение предусматривало «уступку», а по сути насильственное отторжение от Чехословакии и передачи Германии Судетской области и пограничных с Австрией районов. Чехословакия должна была также удовлетворить необоснованные территориальные претензии хортистской Венгрии (получила часть Словакии) и Польши (получила Тешенскую Силезию). В результате от нее было отторгнуто около 20% территории, где проживала четверть населения страны и размещалось около половины мощностей тяжелой промышленности. Представителей Чехословакии, судьбу которой решали мюнхенские «миротворцы», на конференцию не допустили. Чехословацкую делегацию впустили в зал заседаний лишь после того, как договор и приложения к нему были уже подписаны. В тот же день стали очевидны условия, на которых правящие круги Англии согласились выдать Германии Чехословакию. Это было обещание Гитлера не нападать на Англию, зафиксированное в англо-германской декларации. Похожую гарантию получила и Франция, подписав 6 декабря с Германией соглашение об окончательном характере существующих границ. По существу франко- германская декларация означала, что и Париж, якобы обеспечив неприкосновенность своих границ со стороны Германии, фактически развязывает Гитлеру руки в Восточной Европе.

    Сговорчивость англо-французской дипломатии поощряла гитлеровскую армию к наращиванию экспансии. По указке из Берлина 4 марта 1939 г. парламент Словакии, созванный премьер-министром автономии Йозефом Тисо, принял решение о выходе Словакии из состава Чехо-Словакии и об образовании Словацкой республики. Премьер-министром нового государства был избран сам Й.Тисо. 15 марта 1939 года объявила о независимости Подкарпатская Русь. Таким образом, Чехо-Словакия распалась на государства Чехию (в составе земель Богемия и Моравия), Словакию и Карпатскую Украину (последняя была оккупирована Венгрией). 15 марта 1939 г. Й. Тисо от имени словацкого правительства направил просьбу правительству Германии установить над Словакией протекторат.

    14 марта 1939 г. под давлением Гитлера президент оставшейся Чехии Гаха согласился на оккупацию Германией оставшихся в составе Чехии земель: Богемии и Моравии. 15 марта Германия ввела на территорию этих земель свои войска и объявила над ними протекторат (протекторат Богемия и Моравия). Чешская армия не оказала оккупантам никакого заметного сопротивления. В распоряжение Германии попали значительные запасы оружия бывшей чехословацкой армии, позволившие оснастить 9 пехотных дивизий, и чешские военные заводы. Перед нападением на СССР из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства.

    Сразу после Мюнхена Германия стала создавать благоприятные политические и дипломатические условия для агрессии против Польши. Германская дипломатия добилась приобретения нового опорного пункта на Балтийском побережье в непосредственной близости и угрожающем соседстве с Польшей. 22 марта 1939 г. в Берлине был подписан германо-литовский договор о передаче Германии Мемельской области с портом Мемель (Клайпеда) (Вопрос о Мемельском крае был самым болезненным в германо-литовских отношениях. После того, как в 1923 году этот населенный немцами район был фактически силой взят под контроль Литвы, обстановка оставалась в нем напряженной. Большинство местного немецкого населения не было лояльно по отношению к Литве и стремилось к воссоединению с Германией). Поводом для аннексии послужили местные выборы в декабре 1938 года, на которых тамошние немцы получили более 90% голосов. Это обстоятельство и дало основание Берлину требовать передачи Мемеля посредством ссылки на национальное самоопределение жителей края. На следующий день под угрозами отнять у союзника Польши – Румынии – Трансильванию в пользу Венгрии Бухарест вынужден был подписать с Берлином экономический договор, превращавший Румынию в аграрный придаток Германии. Вся эта ситуация привела к тому, что Польша с трех сторон оказалась окруженной немецкими силами.

    21 марта Риббентроп предъявил польскому послу требования Германии передачи ей Данцига и экстерриториальных магистралей и железной дороги в «польском коридоре» уже в ультимативной форме. Он пригрозил, что польскому правительству не следует создавать у Гитлера впечатление, будто Польша отвергает все его предложения. В ответ на это на следующий день британское и французское правительства обменялись нотами, содержавшими обязательства об оказании друг другу помощи в случае нападения на одну из стран. Чувствуя поддержку со стороны Лондона и Парижа, польское правительство вручило 26 марта Германии меморандум, отклонявший ее требования. Передавая меморандум Риббентропу, посол Липский добавил, что, «если Германия в дальнейшем в какой-либо форме будет настаивать на своих планах, в особенности в отношении передачи Данцига рейху, это означало бы войну с Польшей».

    Поведение германского правительства переполнило чашу терпения Чемберлена, который, выступая 31 марта в Палате общин, дал гарантии оказать Варшаве помощь в случае агрессии со стороны Германии. 6 апреля соответствующее соглашение было подписано в Лондоне. К этому соглашению присоединилась и Франция.

    28 апреля 1939 г. Гитлер заявил с трибуны рейхстага, что Данциг – немецкий город и что данцигская проблема так или иначе будет решена в пользу Германии. Принятие же Польшей английских гарантий представляет, мол, угрозу для Германии, и поэтому она денонсирует германо-польский пакт о ненападении от 26 января 1934 года. В тот же день и под тем же предлогом был аннулирован и англо-германский морской договор.

    Еще 11 апреля 1939 г. Гитлер утвердил «директиву о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939/40 год». 10 мая он подписал дополнительный документ, касавшийся экономических целей в предстоящей войне. В нем предписывалось захватывать польские промышленные предприятия «по возможности неразрушенными», быстро овладеть важнейшими промышленными районами – Верхней Силезией и Тешинской областью, имеющими «большое экономическое значение». Очевидно, что война с Польшей рассматривалась фюрером лишь как ступень к решающей схватке с основными соперниками Германии – Англией и Францией. Окончательные и исчерпывающие установки в отношении предстоящей войны с Англией и Францией были даны Гитлером на следующий день после заключения военного блока с Италией – 23 мая 1939 г. на совещании с высшим военным командованием. Оценивая сложившуюся к этому времени для фашистской Германии обстановку, Гитлер прямо заявил, что «без вторжения в чужие страны и захвата чужого имущества» невозможно разрешить экономические проблемы, стоящие перед Германией. «Данциг, – сказал он, – это не тот объект, о котором стоит говорить. Для нас речь идет о расширении жизненного пространства на востоке». «Проблему Польши, – по его словам, – нельзя отделить от войны против Запада… Англия стоит на пути установления нашей гегемонии. Англия должна быть лишена мощи. Англия – наш враг и борьба с ней будет вестись не на жизнь, а на смерть» ( Вопрос о Мемельском крае был самым болезненным в германо-литовских отношениях. После того, как в 1923 году этот населенный немцами район был фактически силой взят под контроль Литвы, обстановка оставалась в нем напряженной. Большинство местного немецкого населения не было лояльно по отношению к Литве и стремилось к воссоединению с Германией.). Вооруженные силы фашистской Германии получили в тот же день приказ развернуть планомерную подготовку к нападению на Англию. Задача сухопутных сил состоит в том, указывал Гитлер, чтобы дать возможность флоту и авиации занять удобные позиции для атаки на Англию. Для этого необходимо разгромить Францию. «Голландские и бельгийские воздушные базы должны быть захвачены, не принимая во внимание заявления этих стран о нейтралитете». Закончил совещание Гитлер словами: «Нашей целью было, есть и будет поставить Англию на колени».

    Германское посольство в Москве уже в первые дни после заключения Мюнхенского соглашения предвидело возможность пересмотра внешней политики СССР и связанные с ним персональные перемещения в наркомате иностранных дел. В начале 1938 года германское правительство предложило СССР вступить в переговоры о заключении торгового соглашения. Немцы намеревались предоставить Москве кредит в 200 млн. марок. Однако стороны не договорились о конкретных условиях соглашения. В конце 1938 года германское правительство вернулось к своим предложениям. Так, 3 октября 1938 г. советник германского посольства в Москве В. фон Типпельскирх докладывал в Берлин: «Обращаясь к области политического прогноза, нельзя отказываться от мысли, что Советский Союз пересмотрит свою внешнюю политику. В этой связи надо иметь в виду прежде всего отношения с Германией, Францией и Японией… Я не считаю невероятной гипотезу, что современное положение открывает благоприятные возможности для нового и более широкого экономического соглашения Германии с СССР». В Берлине этими возможностями стремились максимально воспользоваться.

    СССР, только что начавший переговоры по вопросу о кредитно-финансовых отношениях с Германией, сознательно избегал темы разделения сфер влияния, оставляя инициативу немцам. По одной версии, причина этому заключалась во все ещё не потерянной надежде на заключение военно-политического союза с Парижем и Лондоном. Когда же в первых числах августа 1939 г. в Москве на англо-франко-советских военных переговорах не удалось преодолеть разногласий (английская миссия к тому же не имела соответствующий полномочной), СССР сделал решительный шаг навстречу Германии. По другой версии (во всяком случае, так считает отечественный историк С.Случ), Сталин сознательно шел на затягивание и срыв трехсторонних переговоров, постоянно поднимая планку советских претензий в неформальном диалоге с Берлином (в котором видел естественного союзника) о возможном разделе сфер влияния в Европе накануне большой войны.

    Первым шагом стало подписание 19 августа 1939 г. советско-германского торгового соглашения. По его условиям Советскому Союзу на выгодных условиях предоставлялся долгосрочный кредит на сумму в 200 млн. марок, а немцам – возможность получения сырья и сбыта в СССР своих промышленных товаров.

    Обе стороны не ограничились укреплением экономических связей. В условиях явного цейтнота ввиду приближавшегося срока начала запланированной польской кампании Гитлер вынужден был сделать Сталину долгожданное и далеко идущее предложение заключить договор о ненападении.

    В ходе предварительных секретных переговоров между Германией и СССР были достигнуты договорённости, приведшие в конечном итоге к подписанию в Москве 23 августа 1939 года министром иностранных дел Германии Риббентропом и народным комиссаром иностранных дел СССР В.М. Молотовым пакта о ненападении («пакт Риббентропа-Молотова»). Основное содержание договора сводилось к следующему:

    1. Обе стороны обязались воздерживаться от всякого насилия, агрессивных действий и нападения в отношении друг друга.

    2. В случае агрессии со стороны третьей державы стороны обязались отказаться от поддержки агрессора.

    3. Правительства пообещали оставаться друг с другом во взаимном контакте для консультаций по вопросам, представляющим взаимный интерес.

    4. Германия и СССР договорились не участвовать ни в какой группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

    5. Стороны обязались разрешать все споры и конфликты мирным путем.

    Советско-германский договор о ненападении заключался сроком на 10 лет. 11 февраля 1940 г. он был дополнен двусторонним торговым договором.

    В секретном протоколе к договору разграничивались «сферы интересов» Германии и СССР в Восточной Европе: бόльшая часть Польши за исключением восточных областей становилась немецкой «сферой интересов», а Прибалтика, Восточная Польша, Финляндия, Бессарабия и Северная Буковина – «сферой интересов» СССР.

    Тот факт, что пакт Риббентропа-Молотова не означал вообще никакой ревизии проводимой до того антисоветской политической линии и программных целей Германии, доказывает высказывание Гитлера за двенадцать дней до этого, 11 августа, в разговоре с Верховным комиссаром Лиги наций в Данциге Карлом Буркхадтом: «Все, что я делаю, направлено против России; если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, я буду вынужден договориться с русскими, разбить Запад и затем после его разгрома концентрированными силами обратиться против Советского Союза. Мне нужна Украина, чтобы нас не уморили голодом, как в последней войне».

    Гитлер таким образом пытался избежать опасности ведения войны на два фронта и обеспечить свободу действий Германии в Польше и на Западе, чем он быстро воспользовался. Не опасаясь нападения со стороны СССР, уже через неделю утром 1 сентября 1939 г. под предлогом нарушения Польшей границ и якобы устроенного Варшавой нападения на радиостанцию Глейвиц он отдал приказ германским войскам перейти польскую границу. Фюрер выступил с речью в рейхстаге и представил операцию как полицейскую акцию, которая не направлена против западных держав. 3 сентября Великобритания и Франция в соответствии с принятыми ими в отношении Польши обязательствами объявили войну Германии. Им последовали страны Британского содружества наций – Австралия, Новая Зеландия, Канада, Южная Африка и Индия. В тот же день президент США провозгласил нейтралитет своей страны.


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 15 декабря 2012, 08:38
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018