Леонид Ивашов о противостоянии СССР и США
Армия и вооружение

    Срок действия СНВ-3 истекает 5 февраля 2021 года. Будет ли он продлен и какие сюрпризы могут подстерегать на пути?

    Прошло четверть века с момента вступления в силу Договора СССР и США о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Работа над этим важным для стратегической стабильности на планете документом длилась почти девять лет, подписан он был в Москве 31 июля 1991 года сроком на 15 лет с возможностью последующего автоматического продления еще на пять. Вступил в силу 5 декабря 1994-го.

    Договору предшествовали десятилетия жесткого противостояния и сложного переговорного процесса, заключение временных соглашений, прочие дипломатические тонкости. Два фактора сыграли в этом процессе решающую роль: Карибский кризис 1962-го и достигнутый к 70-м годам ядерный паритет между США и СССР. Какие уроки из этого мы должны извлечь сегодня?

    Немыслимое имело продолжение


    Важнейшая характеристика американской внешней политики – обязательное использование в своих интересах превосходства США в чем бы то ни было. К концу Второй мировой они стали единственными обладателями атомной бомбы, и упустить такое правящая элита не могла.

    Еще 16 мая 1944 года Комитет начальников штабов (КНШ) США подготовил доклад, в котором СССР признавался вторым полюсом геополитического влияния. По завершении Ялтинской конференции (в феврале 1945 года) по инициативе Черчилля ряд генералов США и Великобритании приступили втайне от американского президента к разработке плана удара по советским войскам в Европе (операция «Немыслимое»). Узнав об этом, Рузвельт запретил своим военным этим заниматься, что вызвало серьезное недовольство среди генералитета, в политической и финансовой элите, включая вице-президента Трумэна. С этим может быть связана и преждевременная смерть Рузвельта в апреле 1945-го. Операцию «Немыслимое» намечали на июль. Помимо англо-американских войск, к ней привлекались десять немецких дивизий. К этому моменту атомная бомба была готова.

    3 ноября 1945 года на рассмотрение КНШ США поступил доклад № 329 Объединенного разведывательного комитета. В его первом параграфе было ясно указано: «Отобрать приблизительно 20 целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки СССР». Более того, в военном ведомстве США один за другим издавались планы различных операций против не только СССР, но и стран Восточной Европы с применением ядерного оружия: «Пинчер», «Бушвэкер», «Кранкшафт», «Хафмун», «Когвилл», «Оффтэк». В 1948 году был разработан план стратегической операции «Чариотир», согласно которому атаке должно было подвергнуться уже 70 советских городов, на которые планировалось скинуть 200 атомных бомб. Советский Союз подлежал оккупации и разделу. В 1946-м СССР объявляется противником англосаксонского мира. Об этом 5 марта 1946 года в Фултоне в присутствии Трумэна заявил Черчилль. 12 марта 1947-го Трумэн в обращении к конгрессу объявляет о новой государственной доктрине США, в которой СССР выставляется главным «душителем» свободы и демократии.

    Доктрина Трумэна реализовывалась через систему политических решений и нормативных документов. Важнейшей была Директива СНБ 20/1, которая определяла содержание внешней и военной политики против СССР. Она имела два варианта уничтожения Советского государства – с помощью ядерного оружия с последующим вторжением и мирный с применением так называемой мягкой силы, в основу которого закладывалась концепция, изложенная в апреле 1945 года руководителем стратегических служб США Алленом Даллесом (Директива СНБ 20/1 «Цели США в отношении России»). Ее суть: «…нашей первоочередной задачей в мирное время является планомерное ослабление влияния и мощи России при балансировании на грани войны, а также преобразование нынешних сателлитов России в независимые государства, самостоятельно действующие на международной арене… Мы должны содействовать развитию в Советском Союзе института федерализма всеми имеющимися у нас средствами… Нашей второй задачей в отношении СССР в мирное время является осуществление тайных операций, направленных на развенчание мифа, который заставляет народы… быть в подчинении Москвы».

    Для реализации Директивы 20/1 в 1949 году Пентагон представил комплексный план операции «Дропшот» (Dropshot), согласно которому предусматривалось нанести удар по ста советским городам (300 бомб и боеголовок), а затем оккупировать страну силами 164 дивизий НАТО, в числе которых 69 американских. Планировалось применение не только атомного, но и других видов ОМП: химического, биологического и радиологического. В плане указывалось: «В данной кампании упор делается на физическое истребление противника».

    Однако «Дропшот» примечателен не столько военными аспектами. Авторы плана подчеркивали: «Психологическая война – чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа, она подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране… Широкая психологическая война – одна из важнейших задач Соединенных Штатов». Диссиденты или так называемые инакомыслящие признавались солдатами по ту сторону фронта: «Эффективного сопротивления или восстаний можно ожидать только тогда, когда западные союзники смогут предоставить материальную помощь и руководство, заверив диссидентов, что освобождение близко...»

    Обращение к конгрессу Трумэн так и назвал «Стратегия мирового преобладания». Но планам не суждено было сбыться.

    «Черная суббота»


    В конце августа 1949 года в СССР завершились успешные испытания советской атомной бомбы РДС-1. А запуск в октябре 1957-го первого в мире искусственного спутника Земли стал тем более отрезвляющим событием для США.

    После тщательного анализа сенатская комиссия под председательством будущего президента США Линдона Джонсона заявила в январе 1958 года, что теперь, когда СССР обладает межконтинентальными баллистическими ракетами, Америка навсегда потеряла географическую неуязвимость. Однако рецидивы «силовой политики» вскоре дали о себе знать. В начале 60-х новая американская администрация президента Кеннеди завершает разработку военной стратегии «гибкого реагирования», которая рассматривала тактическое ядерное оружие как средство ведения военных действий, а стратегическое – как средство «сдерживания/устрашения» (deterrence) СССР. Советское руководство осознает опасность и понимает, что остановить американских «ястребов» можно только угрозой ответного удара по территории США.

    Чтобы понять ход развития Карибского кризиса, стоит вернуться к маю 1960-го, когда был сбит У-2, пилотируемый Пауэрсом. Разведывательные полеты У-2 над Советским Союзом организовало ЦРУ. В мае-июне того же года ценнейший источник ГРУ передал советской разведке «План ядерного удара по СССР и странам народной демократии № 110/59». В феврале-мае 1962 года советской разведкой получен ряд особо важных документов, среди которых новый «План ядерной войны № 200/61» и «Перечень целей для нанесения ядерных ударов на территории СССР и стран народной демократии». Последний включал 696 объектов.

    Именно в такой обстановке 24 мая 1962-го на расширенном заседании Совета обороны СССР принимается решение о создании Группы советских войск на Кубе. Возглавил ГСВК дважды Герой Советского Союза генерал армии Исса Плиев. Об операции «Анадырь» сегодня хорошо известно. Всего за пару месяцев начиная с июля 1962 года Советский Союз скрытно передислоцировал на Кубу целую дивизию Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в составе трех полков. На другой конец света переправили 24 пусковые установки (ПУ), 42 ракеты Р-12 (с радиусом действия более 2000 км) и Р-14 (4000 км) с ядерными боеголовками (36-мегатонной мощности) и восемь тысяч военнослужащих.

    27 октября 1962 года вошло в историю как «черная суббота». В период наивысшей активности полетов американской стратегической авиации над Кубой советской зенитной установкой был сбит один из самолетов-разведчиков, пилот погиб. Но США не решились начать войну. Потому что поняли: ответный удар станет фатальным для Америки. Развернутые на Кубе ракеты «доставали» до Вашингтона и Хьюстона, а уничтожить их одним авиаударом не позволили бы зенитчики – это показал инцидент со сбитым самолетом. 20 июня 1963-го в Женеве был подписан Меморандум о взаимопонимании по вопросу об установлении прямой коммуникационной линии между СССР и США для недопущения несанкционированного ядерного удара.

    Фактором, положившим начало процессу ограничения и сокращения ядерных вооружений, стал, как ни удивительно, именно Карибский кризис. Американцы к 1962 году имели явное преимущество во всех типах стратегических ядерных вооружений перед СССР как по количественным параметрам, так и по качественным. Во-первых, из Второй мировой войны они вышли с более мощной экономикой, удвоили за ее годы золотой запас, превратили доллар в мировую резервную валюту и подчинили своим интересам Западную Европу, Японию, значительную часть Восточной и Юго-Восточной Азии. Во-вторых, не понесли значительных потерь в личном составе, не имели разрушений инфраструктуры жизнеобеспечения и экономики. На территорию США не упало ни одной бомбы. В-третьих, к концу войны они имели ядерную бомбу, развернутую систему научных исследований, серийное производство ракет и стратегических бомбардировщиков, захватили у немцев богатую научно-технологическую документацию, пленили тысячи германских специалистов. СССР ядерную программу начинал с нуля в разрушенной стране и с большим долгом перед союзниками.

    К началу Карибского кризиса на вооружении США имелось 144 МБР «Атлас», развернутых на боевых позициях, около трех тысяч тяжелых бомбардировщиков с ядерными бомбами и, что мало кто знает, 577 сверхзвуковых ракет с ЯБЧ. На территориях Великобритании, Испании, Турции развертывались более 100 РСД «Тор» и «Юпитер». Плюс атомные и дизельные подводные лодки с ракетами «Поларис» и 11 авианосных групп с самолетами-носителями на борту.

    СССР обладал гораздо меньшим потенциалом: 4 ПУ ракет Р-7 (на которой летал в космос Гагарин), развернутых в Плесецке, около 500 дальних Ту-95 и 90 бомбардировщиков 3М, 25 атомных и дизельных подводных лодок с баллистическими ракетами дальностью 650 километров. Самолеты Ту-4 и Ту-16 (около 1000 единиц) американской территории не достигали. Поэтому удар США по СССР был вполне реален.

    Но разум Кеннеди и министра обороны США Макнамары, с одной стороны, сдержанность Хрущева и Малиновского – с другой спасли мир от катастрофы. Соглашение носило компромиссный характер, договоренности были устными через посредников из спецслужб, для оперативности применялся открытый радиоэфир в виде публичных заявлений глав государств.

    Что в итоге. Первое: удалось избежать ядерного столкновения, и это главное. Второе: американцы впервые примерили хиросиму и нагасаки на себя, правящая элита в корне изменила в собственном сознании отношение к фактору ЯО и войне на своей территории. Третье (об этом мне рассказывали американские генералы, в том числе командующий стратегическими силами США генерал Батлер): главной задачей советских и американских штабов и командований стало предотвращение случайностей в системах боевой готовности СЯС. Сама суть планов применения стала другой – обе стороны рассматривают удары как ответную меру. Именно такой принцип закладывается в военные доктрины и последующие договоренности по ограничению и сокращению ОМП. Карибский кризис запустил процесс ограничения, а затем и сокращения стратегических наступательных вооружений.

    Были приняты ключевые договоры:

    • о запрещении испытаний ядерного оружия (1963);
    • о нераспространении (1969);
    • об ограничении систем противоракетной обороны (1972);
    • об ограничении стратегических вооружений ОСВ-1;
    • об ограничении стратегических вооружений ОСВ-2 (1979);
    • о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-1 (1991).
    К концу 60-х обозначился паритет сторон (США и СССР) в ядерных потенциалах, причем динамика количественного и особенно качественного наращивания была уже в пользу советских конструкторов и производственников. Это серьезно изменило сознание генералов и политиков, а также руководителей ВПК. Они пришли к пониманию, что победы в ядерной войне быть не может. Это справедливо и в отношении «ограниченной» ядерной войны с применением только тактического ЯО. На первый план выходила стратегия предотвращения ядерной катастрофы через снижение рисков до минимума.

    Штаб торможения войны


    СЯС СССР и США изменились в структуре и качестве в конце 60-х годов. Советская программа предусматривала развертывание тяжелых баллистических ракет наземного базирования и ввод в строй новых РПКСН. С 1968-го СССР ежегодно развертывал до 200 новых ракет. А арсенал США (1054 МБР, 656 БРПЛ) с 1967 года оставался неизменным. Однако увеличивалось число ракет с разделяющимися головными частями (РГЧ). Укреплению доверия и взаимной ответственности способствовало заключение в 1972 году Договора по ПРО. Одно из его положений требовало от сторон ограничить число участков, защищенных системами ПРО, одним. Советский Союз развернул такую систему вокруг Москвы в 1966-м, а США – вокруг двенадцати пусковых установок на базе «Гранд-Форкс».

    Договор ОСВ-2 станет продолжением процесса ОСВ-1. Автору довелось присутствовать в июне 1979 года в составе экспертной группы в Вене при его подготовке и подписании. Обстановка на переговорах была дружественно-конструктивной, особенно запомнилась встреча министров обороны СССР и США – маршала Дмитрия Устинова и Гарольда Брауна, который пригласил советского коллегу посетить США с официальным визитом. После обсуждения этого предложения с Брежневым и Громыко Брауну было дано согласие на осуществление первого в истории наших отношений визита. Проявлял дружеские знаки внимания к Леониду Ильичу и президент США Джимми Картер.

    Конструктивными, даже моментами с юмором были встречи американских генералов с советским начальником Генштаба Николаем Огарковым, генералами Николаем Червовым и Григорием Борисовым. Обсуждение положений договора продолжалось недолго, обе делегации (в состав американской входил и Бжезинский) проявили стремление не только к ограничению количественного состава ядерных сил, но и к их последующему сокращению. Мне, молодому тогда офицеру, представлялось, что закладывались неплохие основы для будущих процессов торможения холодной войны и гонки вооружений. Договор был подписан 18 июня 1979 года Брежневым и Картером. Но через полгода СССР ввел Ограниченный воинский контингент в Афганистан и договор не был ратифицирован сенатом США. Тем не менее его положения соблюдались обеими сторонами. И это стало прологом к СНВ-1.

    Под крылом паритета


    Инициатором да и движущей силой процесса сокращения ядерных вооружений являлся, как ни странно, советский Генштаб.

    В 1975 году, по воспоминаниям Сергея Ахромеева, он и еще несколько генералов, включая начальника Центрального финансового управления Владимира Дутова, стали в инициативном порядке готовить вариант замораживания военных расходов, главным образом за счет уменьшения поставок вооружения. Этому способствовали улучшение отношений с США и достижение ядерного паритета.

    В ноябре 1974-го успешно прошла встреча Брежнева с президентом США Фордом во Владивостоке. В результате была выработана рамочная договоренность по стратегическим вооружениям – ОСВ-2. Советско-американские отношения характеризовались тогда словом «разрядка». В СССР закончилось создание современных межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ракет средней дальности (РСД) с РГЧ, начались серийное производство МБР и РСД с РГЧ, их постановка на боевое дежурство.

    В 1975 году СССР имел 2530 стратегических носителей (МБР и БРПЛ преимущественно моноблочных) и около четырех тысяч боеголовок на них. США – 2040 носителей (МБР и БРПЛ преимущественно с РГЧ) и 8700 боезарядов. Но американское преимущество в боеголовках оказалось временным. Советскому Союзу потребовалось всего три-четыре года, чтобы догнать США по этому показателю. Именно тогда опять же в недрах Генштаба по инициативе генерал-полковника (будущего маршала и НГШ) Ахромеева началась проработка предложения о полной ликвидации ядерных вооружений. Эта инициатива не получила поддержки наверху, но способствовала не только ограничению, но и сокращению ЯО.

    В 1986 году Минобороны представило руководству страны проект Военной доктрины, подготовленный Генштабом, в котором четко обозначено положение об обязанности высшего руководства по предотвращению войны. Новым было и положение о том, что в случае агрессии против нас Вооруженные Силы СССР не перейдут немедленно к контрнаступательным операциям. Доктрина была одобрена на Совете обороны в декабре 1986-го.

    «Звездные войны» и закулисные игры


    Но на президентских выборах 1980 года в США побеждает ярый антикоммунист – республиканец Рональд Рейган. После вступления в январе 1981-го в должность он резко увеличил военные расходы (на 40%), поддержал развертывание МБР нового типа «Пискипер» (Peacekeeper – «Миротворец»), бомбардировщика В-1 и других ядерных вооружений, утвердил жесткую доктрину борьбы с коммунизмом, направил войска в Гренаду с целью свержения социалистического правительства, в 1986-м отдал приказ бомбить Ливию.

    Самым неприятным для Советского Союза стало объявление Рейганом 23 марта 1983 года программы «звездных войн», официальное название – «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ). Она взрывала весь процесс ограничения и сокращения стратегических вооружений. Помню, как у Дмитрия Федоровича Устинова проводилось одно совещание за другим, чтобы дать объективную оценку этой программы и найти ответ. СОИ по сути дела отменяла Договор о ПРО 1972 года.

    Американцы открыто называли СОИ противоракетным щитом с элементами космического базирования, способными уничтожать баллистические ракеты и боевые блоки на всех участках полета. Предусматривалось создание средств ПРО на новых физических принципах: лазеры, пучковое оружие, спутники-перехватчики, атомная картечь, рельсотроны и пр. И сегодня оценка СОИ неоднозначна: авантюра, попытка сломать ядерный паритет и добиться единоличного господства в космосе, дать импульс развитию новых технологий для американской индустрии или же втянуть Советский Союз в очередной виток гонки вооружений, чтобы ослабить и без того хромающую экономику, увести высокий интеллект от решения народно-хозяйственных и научных задач. Склоняюсь к двум последним вариантам. Но следует учитывать и особенности американского подхода к военно-техническим исследованиям: в большинстве из них предусматривается коммерческий аспект, поскольку участвуют крупные частные корпорации. В программе СОИ до 40 процентов исследований планировалось провести в интересах гражданского сектора: Интернет, мобильная связь, глобальное телевидение, мирный лазер, навигация и др.

    31 августа 1983 года произошла трагедия с южнокорейским пассажирским «Боингом», что еще более осложнило взаимопонимание с США, несмотря на то, что новый руководитель СССР Юрий Андропов поставил Минобороны, МИД, ЦК КПСС и правительству задачу изменить характер отношений с США и Западом в целом, выйти с серьезными предложениями по разрядке напряженности и прекращению гонки вооружений. Однако обстоятельства заморозили все мирные намерения, в том числе процесс ограничения и сокращения ЯО.

    Череда подозрительных смертей генеральных секретарей ЦК КПСС (Брежнев, Андропов, Черненко), министров обороны стран Варшавского договора (Устинов, Дзур, Оллах, Гофман) еще более ослабила международные позиции Советского Союза и социалистического лагеря. Приход к руководству СССР в марте 1985 года Михаила Горбачева неожиданно изменил отношение США и Запада к проблемам стратегической стабильности. О причинах можно только гадать. Отметим лишь, что вместо опытнейшего Андрея Громыко МИД возглавил сплошной непрофессионал Эдуард Шеварднадзе. По инициативе американской стороны на ноябрь 1985 года была намечена встреча Рейгана и Горбачева в Женеве – первая на высшем уровне за шесть лет.

    Переговорный процесс был разморожен, советская сторона заявлением генерального секретаря ЦК КПСС выступила с программой всеобщего ядерного разоружения. Она была подготовлена еще в начале 1985 года Генштабом (Ахромеев) совместно с МИДом (Корниенко). Таким образом запускался проект будущих договоров о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) и о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1).

    В октябре 1986-го состоялась новая встреча Горбачева и Рейгана в Рейкьявике. Положение советской стороны осложнялось произошедшей в апреле того года Чернобыльской катастрофой. Переговоры были сложными, а результаты не вполне удовлетворяющими советскую сторону. Американцы чувствовали себя хозяевами положения, тем более что за спиной набравшегося в первом сроке опыта президента Рейгана стоял выдающийся профессионал – госсекретарь Джордж Шульц (на завершающем этапе Джеймс Бейкер), а за спиной неопытного генсека ЦК КПСС – амбициозный дилетант Шеварднадзе. Впервые в советской да и в целом отечественной истории на переговорах сложилась ситуация, когда руководитель государства (Горбачев) и глава МИДа (Шеварднадзе) по спорным позициям выступали на стороне зарубежных партнеров против членов своей делегации из Министерств обороны, иностранных дел, ОПК. Соглашателей активно поддерживал член Политбюро Александр Яковлев, секретарь ЦК по идеологии, непонятно почему входивший в состав делегации. Американцы, безусловно, использовали этот раздрай, зачастую ужесточая уже оговоренные в рабочих группах позиции.

    Так, по Договору о РСМД первоначально речь шла о ракетах средней и меньшей дальности в Европе, а в результате Советскому Союзу пришлось уничтожать их на всей территории СССР. Второе: наша страна обязалась ликвидировать 1846 РСД и их производство, среди которых большинство составляли новейшие подвижные грунтовые комплексы «Пионер» (СС-20), созданные выдающимся конструктором современности Александром Надирадзе. Это первый в мире стратегический комплекс на колесном шасси с дальностью пять тысяч километров с тремя разделяющимися боеголовками, родоначальник наших «Тополей» и «Ярсов». Американцы же ликвидировали 846 прицепных комплексов «Першинг-2А» (дальность – 1700 км, одна боеголовка).

    Была еще одна с нашей стороны роковая ошибка или игра в поддавки. Шеварднадзе якобы «случайно оговорился» в беседе с Шульцем один на один о готовности уничтожить уникальные ракеты «Ока», не подпадавшие под Договор о РСМД. Горбачев и Яковлев его поддержали («что поделаешь, человек ошибся»). В результате мы уничтожили этот прекрасный комплекс, созданный под руководством замечательного конструктора Сергея Непобедимого («Непобедимый ушел непобежденным», «ВПК», № 13, 2015), а американцы свой «Лэнс-2», превышающий по дальности «Оку», сохранили. ДРСМД был подписан в декабре 1987 года на высшем уровне в Вашингтоне.

    Такие же «оговорки» допускались при согласовании СНВ-1. Не были учтены ракеты Великобритании, Франции. Не удалось привязать к СНВ и программу СОИ через строгое соблюдение Договора о ПРО 1972 года, потому что советский и американский тексты, согласованные в Рейкьявике, оказались неидентичны.

    Но главная уступка со стороны Горбачева и Шеварднадзе состояла в том, что советская сторона устами министра иностранных дел разрешила американцам засчитывать на тяжелых бомбардировщиках по 10 КРВБ (крылатых ракет с ядерными боеголовками), в то время как на самом деле самолеты несли по 20. В нарушение директивы на ведение переговоров Шеварднадзе на встрече с Бейкером в феврале 1990-го в Москве неожиданно согласился на зачет, предложенный американской стороной (по 10 единиц), при этом число американских ТБ не ограничивалось в общем зачете разрешенных носителей. На 280 единиц увеличивалось и количество крылатых ракет морского базирования вопреки советской позиции. Естественно, военные и представители ОПК выразили возмущение, на что Шеварднадзе ответил: он согласовал эти вопросы с Горбачевым по телефону. В ходе последующих переговоров отстоять наши позиции (Горбачев согласился, чтобы военные «дрались» с американцами) не удалось: оппоненты стояли насмерть, ссылаясь на совместное заявление Шеварднадзе – Бейкера.

    Цена уступок – развал Союза


    Договор СНВ-1 был подписан Горбачевым и Бушем в Москве 31 июля 1991 года. В результате при видимом равенстве носителей (1600) и ядерных боезарядов (6000) по Договору СНВ-1 на самом деле США получали 8380 ЯБЗ, а СССР – 7580. Кроме того, соотношение носителей изменялось в пользу США: мы ограничивали число тяжелых ракет с РГЧ, США сохраняли гармонию своей ядерной триады и перспективы ее развития.

    Группа взрывников подготавливает контейнеры ракет средней дальности РСД-10 к уничтожению

    Договором также запрещались производство, испытание и развертывание баллистических ракет воздушного запуска (БРВЗ, в СССР разрабатывалось несколько проектов «Воздушный старт»), донных пусковых установок баллистических и крылатых ракет, в том числе размещаемых во внутренних водах (проект Сахарова), а также орбитальных ракет (Р-36орб).

    Базирование подвижных грунтовых ракетных комплексов разрешалось только в ограниченных районах, при этом требовалось указывать их названия и географические координаты. Это тоже были односторонние уступки советской стороны.

    Подведем итоги. Во-первых, главный результат процесса, запущенного Карибским кризисом 1962 года, – серьезный прорыв в попытках устранения ядерной угрозы, ведущей к самоуничтожению жизни на планете.

    Во-вторых, ядерная гонка, ставшая главным атрибутом холодной войны, била по экономике обеих сверхдержав, отвлекала научно-интеллектуальный потенциал от решения задач в интересах благополучия своих граждан и всех людей планеты.

    В-третьих, достигнутое равновесие есть результат осознания элитами сверхдержав сдержанного отношения к военным авантюрам с применением даже обычных (традиционных) средств. И то, что по сей день не случилось новой мировой войны, – «заслуга» ядерной гонки. То есть ЯО после Второй мировой продолжает играть роль миротворца, как ни парадоксально. И не только в отношениях сверхдержав. Ни одно из государств, обладающих ЯО, не подверглось вооруженной агрессии. Даже Северная Корея, несмотря на грозные заявления и военные приготовления США. Индия и Пакистан стали сдержаннее в вопросе о перманентном конфликте в районе Джамму и Кашмир.

    Так может, Горбачев и Шеварднадзе были ни в чем не повинны, идя на уступки и компромиссы? В силу должностных полномочий мне приходилось серьезно изучать вероятного противника, направленность его менталитета, историю, военные доктрины, стратегии, культуру мышления. Американцы с уважением и конструктивностью ведут дела с равным, независимым партнером и соперником. Пусть он даже в чем-то слабее янки. Мы это видели на Ялтинской и Потсдамской конференциях, особенно в отношениях Рузвельта и Сталина. Но как только им удается поставить руководителей или элиту какой-либо страны в зависимость, они будут выжимать из этого максимум выгоды. Слабого не жалеют, на уступки ему не идут. Выгода – их культурно-цивилизационный код.

    Разведчик и военный аналитик Алексей Вандам писал: «Плохо иметь англосакса врагом, но не дай бог иметь его другом». Горбачев, Шеварднадзе, Яковлев и другие стремились подружиться любой ценой, предавая за мелкие подачки типа Нобелевской премии мира, премии фонда «Наследие» (Шеварднадзе) интересы государства. Результатом стало создание мощной «пятой колонны» в СССР во главе с высшими должностными лицами страны, геополитически совершенно безграмотными, пустыми нравственно. Далее продуктом этого предательства стал алкоголик Ельцин. Американцы свой шанс не упустили: Союз перестал существовать. И не в результате ядерных ударов.

    После того как наши военные жестко выступили против необоснованных уступок американцам, события развивались так. «После нашего отъезда из Вашингтона, словно по команде, в средствах массовой информации США, а затем в Европе и у нас началась кампания против советского военного руководства и руководителей оборонного комплекса, – вспоминал Сергей Ахромеев. – В нашей «независимой» прессе эта антиармейская кампания приобретает еще один дополнительный оттенок. Мало того, что советское военное руководство обвиняется в срыве переговоров из корыстных побуждений, «независимые» утверждают одновременно, что военные, не желая сокращать вооружения, подрывают экономику страны. Именно военно-промышленный комплекс, по их мнению, является виновником всех наших бед, постигших страну. Для распространения этой версии немало сделал, начиная с лета 1990 года, и Шеварднадзе, приводя явно надуманные цифры наших военных расходов и в то же время не менее фантастические цифры экономической эффективности руководимой им дипломатии. С лета 1990 года действовали фактически заодно и Шеварднадзе, и американские дипломаты» (Ахромеев С. Ф., Корниенко Г. М. «Глазами маршала и дипломата». М., Международные отношения, 1992).

    Разоружив морально армию и ВПК, демократия также согласованно повела операцию против КГБ и МВД. Путь к госперевороту и уничтожению страны был открыт.

    Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник
    По материалам: vpk-news.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • +1
    • 28 января 2020, 09:21
    • mukasei

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020