Из истории спецслужб: высокопоставленный крот «Бурбон»
Армия и вооружение

    Генерал-майор ГРУ Поляков Дмитрий Федорович был самым высокопоставленным «кротом», которого когда-нибудь имели американцы внутри ГРУ Генштаба ВС СССР. По учетам ФБР он проходил под псевдонимом «Топ Хэт», а работая в дальнейшем на ЦРУ, агент стал «Бурбо­ном».

    Однако все по порядку…

    В 1951 – 1956 годах Поляков в качестве сотрудника ГРУ Генштаба работал в Военно-штабном комитете ООН в Нью-Йор­ке. Именно в это время он впервые был замечен американской разведкой.

    В конце 1950-х годов в Берлине, где майор Поляков выполнял специальные задания Центра, на него, как на кандидата на вербовку, обратили внимание бывшие сотрудники ЦРУ Дик Кович и Джорж Кайзволтер.

    В октябре 1959 года полковник Поляков снова был назначен в Нью-Йорк для проведения разведы­вательной работы под прикрытием секретаря советской де­легации в ООН. ФБР, узнав о появлении кандидата на вербовку, стало подготавливать оперативные условия под необходимую ситуа­цию.

    При всем том к осени 1961 года Поляков сам стал искать возможности предложить свои услуги ФБР. Через некоторое время он уста­новил личный контакт с представителем американской контрразведки. Его предложение о негласном сотрудничестве было принято.

    Поляков среди коллег

    Возглавлявший сек­цию ФБР по контрразведывательной деятельности против СССР Билл Брэгиган вспоминал, что Поляков был весьма недоволен низкой за­работной платой в ООН и пошел на сотрудничество с американской спецслужбой скорее из корыстных соображе­ний, чем идеологических.

    В своей книге «Беспощадный воитель» корреспондент Британ­ской радиовещательной корпорацииТом Мэнгоулд приводит слова Брэгигана о том, что Поляков был настойчивый в получении дорогостоящих подарков и сувениров за свою преда­тельскую деятельность. Это хорошо видно в следующем эпизоде:

    «…хотел получить от ФБР два дорогих охотничьих ру­жья, чтобы увезти в Москву. Мы сказали ему, что этого делать нельзя, потому что это может вызвать подозре­ние и он не сможет объяс­нить их появление у него. Но он настоял на своём, и в конце концов мы передали ему ружья».

    В то же время Поляков строго из принципа самосохране­ния придерживался правила, чтобы общая сумма подарков, которые он получал от спецслужб США, не превышала половины его месячного оклада.

    В первый же год работы на американцев Поляков выдал ФБР четырех советских агентов, которые действовали в вооруженных силах США в начале 1960-х годов. Одним из них был подпол­ковник Уильям X. Волен — советник по вопросам раз­ведки в Комитете началь­ников штабов Министерства обороны США. За время своей работы Волен передал представителям советской военной разведки большой объем секретной информации по ядерному оружию США, перемещению войск, военно-стратегическим планам и оценкам, возможностям спутниковых систем, а также систе­мам управления и связи. Его информацию докладывали вы­сшему военному и политическому руководству СССР. Уи­льям Волен являлся самым высокопоставленным офицером армии США, который когда-нибудь был осужден за сотрудничество с советской разведывательной службой.

    16 ноября 1961 года Поляков, находясь под прикрыти­ем начальника секретариата Представительства СССР в Военно-штабном комитете (ВШК) ООН, обратился к ру­ководству американской военной миссии при ВШК генералу О’Нейли с просьбой организовать ему встречу с кем — либо из высокопоставленных лиц американской разведки для передачи важных сведений.

    * * *


    Через 20 дней в посольство СССР на имя военного атташе и Полякова пришли приглашения на приём, который проводился на квартире американского генерала. После приёма при выходе на улицу Поляков был остано­влен одним из присутствовавших, который назвался Джоном и предложил ему встретиться в городе на пересечении 6-й авеню и 60-й стрит через полтора часа

    В ходе тридцатиминутной встречи Джон заявил Полякову, что считает его подставой советских спецслужб и попросил назвать тут же пофамильно шифроваль­щиков, которые работают «под крышей» Представительства СССР. Поляков, совершенно не колеблясь, выполнил это требование.

    23 и 24 ноября состоялись ещё две конспиративные встречи с Джоном, а через десять дней — ещё одна. На этой встрече, проходившей в номере на де­вятом этаже гостиницы «Троцкий» — конспиративной квартире ФБР, были обсуждены мотивы сотрудничества Полякова, его гарантии и надежность. Поляков получил кличку «Топ Хэт». В конце беседы произошло практическое закрепление вербовки: по требованию американца Поляков назвал известных ему сотрудников совет­ской военной разведки, которые работали в то время в Нью-Йорке…

    В 1962 году Поляков был отозван в Москву. Предпо­лагая, что агента ещё раз уже не направят в США, ФБР бы­ло предложено передать его на связь представителям ЦРУ. С этого периода «Топ Хэт» исчезает, а Поляков становится агентом ЦРУ под кличкой «Бурбон».

    Аме­риканцы, инструктируя Полякова перед отъездом из США, рекомендовали сразу же после прибытия на новое ме­сто службы вручить руководите­лям дорогостоящие подарки, которые были специально закуплены агенту.

    Подарки для «служебного роста» Полякова, закупленные ЦРУ

    Они настойчиво советовали ему принять все меры, чтобы попасть на выборную партийно-политическую должность, стать активным пропагандистом марксистско-ленинской идеологии, осесть в подразделении стратегической агентурной разведки с целью повышения гарантий будущих выездов за границу и получения «жи­вой» информации.

    Личные встречи и тайниковые операции, быстродействующая двусторонняя радиосвязь с примене­нием приёмно-передающего устройства и сигнализатора, приём шифрованных донесений, «письма-прикрытия» и тайнопись, — вот неполный перечень средств и методов из арсенала действий изощренного шпиона на протяжении многолетней работы на американцев.

    Полковник Поляков

    После возвращения из США Поляков в сентябре 1962 года в парке им. Горького заложил первый тайник — не проявленную пленку в кассете, предварительно облепив её пластилином и обваляв в кирпичной крошке. Это был тай­ник «Гор».

    На одном из столбов ограждения парка по­ ставил сигнал закладки тайника в виде полосы чернильных брызг из авторучки.

    Но на следующий день Поляков не нашел в обговоренном месте сигнала американцев об изъятии тай­ника и очень испугался. Однако вскоре он успокоился — в газете «Нью-Йорк таймс» от 20 сентября 1962 года в разделе объя­влений было напечатано зашифрованное сообщение, которое свидетельствовало о получении американ­цами информации из тайника под названием «Гор».

    В августе 1963 года «Бурбон» проводит вторую тайнико­вую операцию, заложив магнитный контейнер с секретной информацией за телефонной будкой по улице Листьева, 12.

    До осени 1965 года он передает заокеанским хозяевам ещё две шпионских закладки через тайники «Молоко» и «Баня». Об их изъятии разведчиками ЦРУ Поляков был поставлен в известность радиосигнализа­тором, оборудованном в настольных электронных часах. Приёмник работал так: тайник изъят — загорается еле ви­димая зеленоватая лампочка-индикатор. Такой сигнал был безопасен и успокоительно действовал на шпиона.

    Кроме того, он обрабатывает еще два тайника — «Рыба» и «Береза».

    Очередные «сувениры роста» Полякова, приобретенные за счет ЦРУ.
    Их «Бурбон» щедро дарил руководству ГРУ ради того, чтобы получить очередное назначение за границу

    3 ноября 1965 года Поляков вылетает в Бирму в качестве военного атташе при посольстве СССР. Через некоторое время от резидента ЦРУ в Рангуне полетела шифротелеграмма начальнику отдела по СССР Дэвиду Мерфи о том, что вновь при­бывший советский военный атташе проявляет неестественно друже­ственное расположение к американским сотрудникам, которые занимаются разведывательной работой. Посмотрев на при­сланную фотографию советского офицера, Мерфи понял, что после почти годичного молчания нашёлся агент «Бурбон»…

    Для организации предметной работы с «Бурбоном» в Рангун вылетели два опытных сотрудника ЦРУ — Джим Флинт и Пол Диллон.

    По взаимному соглашению с американцами Поляков отпра­вляет в ГРУ шифровку, в которой сообщает о Флинте, как о «вероятном кандидате на вербовку», и испрашивает раз­ решения на его «изучение». Таким образом, открывалась возможность почти легальных контактов «Бурбона» с ЦРУ. ГРУ не замедлило с ответом: был дан «зелёный свет» для общения, хотя и с небольшими оговорками о бдительности.

    Однако в 1968 году Флинт был внезапно отозван в США, а «Бурбона» принял на связь прибывший новый сотрудник ЦРУ Алвин Капуста, который провел с ним всего шесть конспиративных встреч.

    Вернувшись с командировки в Москву «Бурбон» принял решение немножко «отдохнуть» — активности в работе с ЦРУ на территории СССР он не проявлял, так как боялся быть «за­свеченным» военной контрразведкой.

    В июне 1972 года Полякова пригласил в кабинет начальник управления ГРУ и передал ему приглашение на приём в посольство США, в связи с приездом в Москву высокопоставленного военного чиновника, полковника Меррита. «Бурбон» из-за соображений личной безопасности начал отказываться от визита, тем не менее начальник настоял на своём, и пришлось пойти на эту встречу. К тому же Поляков уже знал, что он может скоро уехать военным атташе в Индию.

    На дипломатическом приеме

    В конце приема к Полякову внезапно подошел сотрудник посольства США и через словесный пароль — «607 Мэдисон-авеню» — вложил при рукопожатии небольшой предмет. «Бурбон» проворно спрятал его в карман, а дома скрупулезно рассмотрел передачу. Это был аппарат величиною с пятикопеечную монету, который был предназначен для постановки и читки микроточек. К нему прилагалась инструкция с подробным описанием правил пользования, способов маскировки микроточек и перечень конспиративных адресов за границей. Микроточки представляли собой пленки величиной в маковое зернышко, на которых могли вместиться сфото­графированные листы чертежей и других документов се­кретного характера. Их прятали под марки, в бумажные карманы, в расслоение открыток. Текст с них считывался при помощи спецтехники.

    В начале 1973 года Поляков вылетел с семьей в Дели.

    В марте 1973 года на одном из представительских приёмов в разговоре с военным атташе посольства США полковником Кингом Поляков без стеснения спросил:

    — Господин Кинг, скажите, когда представители ЦРУ восстановят со мной оперативную связь? Есть интересные материалы военно-стратегического характера. Я же ведь недавно из Москвы.
    — Думаю, специалисты вас не забудут. Срочную информацию можете передать мне.
    — Лучше подожду специалистов, — довольный Поляков широко улыбнулся.

    В июле 1973 года в Дели прибыл сотрудник ЦРУ Пауль Лео Диллон, «крышей» которого была должность первого секретаря посольства США. Произошло так называемое «знакомство на людях» и о своем новом знакомом Поляков рассказал сотрудникам, жене, сообщил в Центр и попросил санкции на изучение американца.

    Через время было получено «добро» с припиской:

    «Изучение Диллона санкционирую с целью выхода через него на других сотрудников посольства США».

    В отчётах Диллон проходил под псевдонимом «Плед».

    Первый рабочий контакт «Бурбона» с разведчиком ЦРУ был проведен на рыбалке, где он передал собранные ещё в Москве сведения по центральному аппарату ГРУ и Министерства обороны СССР. Вслед за тем прошла серия встреч в гостиницах Дели «Оберой» и «Ашока».

    Для того, чтобы укрепить авторитет «Бурбона» в глазах руководства ГРУ и создать видимость активной деятельности в1974 году американцы подготовили ему «кандидата на вербовку» — сержанта Роберта Марциновского, который в тот момент работал в аппарате военного атташе посольства США. Центр проглотил очередную подслащенную пилюлю, а авторитет Полякова стал быстро расти. Изучаемого янки зарегистрировали в ГРУ под кличкой «Ринос».

    «Бурбон» провёл с «Риносом» четыре встречи, получив от него мелкую информацию. Отправленная же в Москву, она получила, неожиданно для Полякова, высокую оценку. Центр посчитал «Риноса» перспективным агентом и рекомендовал продолжить «разработку» американца.

    Долго, тем не менее, работать с «Риносом» не довелось – американцы, по неизвестным причинам, вывели Марциновского из игры, отправив его на родину.

    В 1976 году Поляков вернулся из командировки в Москву, а его грудь в очередной раз украсила правительственная награда — орден Красной Звезды за «заслуги» перед Родиной…

    Он был назначен начальником факультета Военно-дипломатической академии, оставшись при этом в резерве назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ, и получил звание генерал-майора.

    Деловая активность «Бурбона» на партийной ниве скоро была замечена начальником политотдела. Полякову предлагают перейти на партийную работу, однако он отказывается, благодарит за доверие, обещает и дальше на службе руководствоваться партийными установками, говорит, что в «шкуре секретаря парторганизации» он уже побывал.

    На одном из приемов

    Однако «Бурбон» и в Военно-дипломатической академии продолжает собирать разведывательную информацию. Судьба будущих военных разведчиков нескольких курсов его факультета была отдана в руки противника – он сфотографировал списки и данные на них.

    В июне 1978 года «Бурбон» передал очередную информацию через тайник. Камуфляжем служил кирпич, который имел полую сердцевину, разделенную переборками. Поляков вырубил зубилом эти перегородки, вложил 5 катушек экспонированных фотопленок и забрызгал кирпич цементным раствором, придав ему вид бывшего в употреблении. Этот контейнер положил, согласно плану связи, у основания столба № 81 на одной из магистралей столицы…

    Утром, войдя на кухню, Поляков увидел загоревшуюся лампочку сигнализатора на часах и порадовался, что все сработало чисто. Сам он следов не оставлял, работал без помарок. Опыт военного разведчика — агента пригодился «Бурбону»…

    У «Бурбона» была аппаратура быстродействующей двусторонней радиосвязи с применением приёмно-передающего устройства. Нажималась соответствующая кнопка – и определенный сигнал в считанные секунды запрограммированного времени фиксировался в одной из комнат посольства США в Москве, которая принадлежала резидентуре ЦРУ. Патологически боясь пеленгации, «Бурбон» практиковал сравнительно часто такую форму связи — «выстреливать» в течение секунды информацию непосредственно в автотранспорте или на автобусной остановке, находясь напротив американского представительства. Он провёл в столице 25 сеансов двусторонней радиосвязи.

    Принималась информация так же, только нажималась другая кнопка миниатюрного приемно-передающего устройства. Вся манипуляция проходила в кармане верхней одежды.

    В 1979 году Поляков был назначен военным атташе в Индии.

    Связь с «Бурбоном» там поддерживал кадровый разведчик ЦРУ Вольдемар Скатцко, который работал под посольской «крышей». Он провел с «Бурбоном» десять конспиративных встреч. Одиннадцатая встреча не состоялась, так как в 1980 году Полякова под предлогом участия в важном совещании отозвали в Москву и он тут же был уволен на пенсию по состоянию здоровья.

    Прошло пять лет, пока военная контрразведка смогла убедить все инстанции — от председателя КГБ и до военного прокурора — о наличии оснований для задержания Полякова, которому для конспирации дали оперативный псевдоним «Дипломат».

    Год за годом, месяц за месяцем сужался круг подозреваемых лиц в возможной причастности офицеров ГРУ Генштаба к агентуре противника. А круг был большущий — более шестидесяти человек!

    Через год осталось 31, на следующий — 25, потом — 10. И наконец, пятеро…

    Последний год был самый активный, самый нервный.

    Наконец-то вычислили кандидата на задержание и проведение с ним соответствующей работы. Им был генерал-майор Поляков, чья причастность к вражеской агентуре была оперативно доказана.

    Генерал-майор Поляков

    июля 1986 года Поляков был задержан по подозрению в принадлежности к агентуре спецслужб противника и доставлен в Лефортово. Как и ожидалось, на поставленные вопросы контрразведывательного характера «Бурбон» сразу же дал должные пояснения.

    — Я давно хотел вам всё рассказать, но времени свободного не было, хотя ждал, всегда ждал, что этот черный день для меня наступит, — проговорил «Бурбон» и добровольно стал перечислять сохранившиеся аксессуары шпионской экипировки и указывать места их хранения.

    Следствие неопровержимо доказало сотрудничество Полякова с американскими спецслужбами и представило вещественные улики. Среди них:

    • инструкция «Бурбону» по связи с американскими разведцентрами как на территории США, так и западных стран, закамуфлированная в подложку брелка для ключей;
    • двадцать листов тайнописной копирки, замаскированной в книге американского издания;
    • два кадра микропленки с текстом инструкции по радиосвязи и схемой постановки графического сигнала в районе Воробьевского шоссе, находившиеся внутри дюралевой трубки;
    • специальное устройство для подзарядки аккумуляторов быстродействующего приёмопередатчика, вмонтированного в бытовую радиотехнику;
    • четыре контейнера для хранения и транспортировки шпионской экипировки, оборудованные в обложках книг и футляре для рыболовных принадлежностей;
    • транзисторный приёмник иностранного производства, предназначенный для приёма односторонних радиопередач, и ряд других предметов.
    На процессе он попытался побороться за жизнь. О мотивах сотрудничества, после разоблачения, на су­дебном разбирательстве он скажет:

    «Моя вера в справедли­вость и демократизм социалистического общества пошат­нулась. Я понимаю, что это стало возможным в результате определенного влияния буржуазной пропаганды…

    Мне противны были хрущевские бредни, его выходки, его бескультурье…

    Я решил принять личное участие в противо­действии предпринимаемым советским руководством ак­циям на международной арене и, как следствие, решил об­ратиться к американцам с предложением своих услуг…

    Я при этом отчетливо понимал, что моё сотрудничество с американцами нанесёт… ущерб государственной безопас­ности и обороноспособности страны в целом…»

    Однако материалы следственного дела показали совершенно другую картину: Поляков пошел на предательство, в основном, из-за материальных, корыстных соображений.

    «Бурбон» передал ЦРУ всё, что знал и что мог узнать, используя своё высокое служебное положение. Вот лишь незначительная часть шпионского товара, полученного ЦРУ от своего агента:

    • об организационной структуре Генштаба, ГРУ и других управлений ВС СССР ;
    • о личном составе разведывательных аппаратов ГРУ в США, в Бирме, в Индии;
    • о советских разведчиках- нелегалах в США, методах их подготовки и способах поддержания с ними связи;
    • о составе агентурных сетей разведаппаратов ГРУ в странах его пребывания;
    • материалы оперативной переписки за период его пребывания в Бирме и Индии;
    • учебники: «Стратегическая разведка», «Оперативная разведка» с грифом «Совершенно секретно особой важности» и многое другое.
    Поляков выдал 19 нелегалов, более 150 агентов из числа иностранных граждан, раскрыл принадлежность к советской военной и внешней разведке 1500 офицеров!

    Недаром бывший шеф ЦРУ Д. Вулси так отозвался о разоблаченном генерале:

    «Из всех секретных агентов США, завербованных в годы «холодной войны», Поляков был драгоценным камнем в короне».

    Военные контрразведчики полагали, что Поляков не всё рассказал следователям и судьям, и он может ещё многое «вспомнить», что убережет от провалов некоторых агентов военной разведки и даст возможность с учетом показаний разоблаченного предателя организовать более продуктивно работу на каналах вероятного проникновения вражеской агентуры в подразделения Генштаба.

    Бывший генерал во время следствия

    Была подготовлена мотивированная записка на имя Генерального секретаря ЦК КПСС с просьбой не лишать Полякова жизни, но Горбачев отказал в просьбе чекистов.

    Он был приговорен к высшей мере наказания. 4 марта1988 года его просьба о помиловании была отклонена Президиумом Верховного Совета СССР.

    Приговор был приведен в исполнение 15 марта 1988 года…
    Источник: specsluzhby-all.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 11 ноября 2017, 10:22
    • mukasei

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018