2-я часть. Всероссийское военное Братское кладбище жертв 1-й Мировой войны и красного террора. Всехсвятское приходское кладбище. Мемориал Примирения народов у Храма Всех Святых на Соколе в Москве
Блог им. vidok

    2-Я ЧАСТЬ — ПРОДОЛЖЕНИЕ.1-Я ЧАСТЬ — НАЧАЛО — В ПРЕДЫДУЩЕЙ ЗАПИСИ:ИНТЕРНЕТ-ССЫЛКА.

    Вот их краткие биографические данные:

    ЕРОФЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ЛЕВШОВ.
    Детдомовец. Родители неизвестны. Гвардии полковник в отставке, участник ВОВ и обороны Москвы. Командир группы пеших разведчиков Особого назначения. Участник штурма Рейхстага. Верующий. Православный. Прихожанин Храма «Всех Святых» на «Соколе». Главный инициатор создания некрополя «Примирения народов России, Германии и других стран, воевавших в 2-х Мировых и Гражданской войнах», символических надгробных плит «Вождям Белого движения» и «Казачьим атаманам», в т.ч. немецкому генералу Гельмуту фон Паннвицу. Указанные некрополь и плиты были созданы после гибели Е.М. Левшова его соратниками у стен Храма «Всех Святых».

    Подробности в материалах:
    "Трагедия в Лиенце";
    "К 64-летию трагедии в Лиенце";
    "Кто Вы Гельмут фон Паннвиц? Тайны Стратегической разведки Кремля".

    Гвардии полковник Левшов трагически погиб в январе 1992 года. По одной из версий – застрелен выстрелом в затылок у себя на квартире неизвестными убийцами. Это произошло после того, как он вместе со своими соратниками начал общественное расследование незаконной зарубежной финансово-экономической деятельности группы бывших высокопоставленных сотрудников КГБ, в которой, как мы предполагаем, были замешаны генерал Шам Н.А. и его подручные Уланов, Новиков В.П., А. Тарасов и др. При этом пропал личный архив Левшова, который он собирал, работая в спецхранах НКВД, МГБ и ЦК ВКП(б), куда его допустили в 1953 г. после ликвидации Лаврентия Берии. В архивах Левшова были уникальнейшие материалы об атаманах Краснове, Шкуро, фон Паннвице и насильственной выдачи казаков в июне 1945 г. в Австрийском г. Лиенц.


    Ветеран ВОВ Левшoв Е.М.


    Гвардии полковник Левшов на Братском кладбище — 1987 год.

    ИГОРЬ СЕРГЕЕВИЧ СЫЧЕВ.
    Родственник Белого генерала Константина Ивановича Сычева, воевавшего под командованием Колчака в Сибири. Член Союза художников СССР и Ревизионной комиссии СХ РСФСР. Один из организаторов патриотического движения в СССР в 1985-91 годах. Руководитель Патриотического союза «Россия». Друг и соратник гвардии полковника Левшова и монаха Гермогена. Прихожанин Храма «Всех Святых». Один из организаторов начала создания некрополя «Примирения народов». Умер в 1995 г. при загадочных обстоятельствах. После смерти исчез его личный архив.



    Игорь Сычев с мегафоном во время выступления.

    Монах ГЕРМОГЕН (ГЕННАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ ХМЕЛЬНИЦКИЙ).
    Сын бывшего сотрудника НКВД Михаила Хмельницкого. Друг ветерана ВОВ Левшова.Участник начала создания некрополя «Примирения народов» и плит Белым генералам и атаманам у Храма «Всех Святых». Установил в 1991 г. первый крест некрополя в память воинов и мирных жителей России, Германии и др. стран, погибших в 2-х Мировых и Гражданской войнах. В основании этого креста былиположены частички праха Казачьих атаманов, переданные ему отцом. Скоропостижно скончался от болезни в январе 1993 г. при весьма странных обстоятельствах. После смерти пропал его личный архив и архив его отца.

    Отец Гермогена – Михаил Хмельницкий был из семьи верующих иудеев. Бывший высокопоставленный сотрудник Центрального аппарата НКВД СССР. В 1947 г. принимал участие в казни атаманов Петра Краснова, Андрея Шкуро, Гельмута фон Паннвица и др. казачьих атаманов. Находясь в отставке, в конце 1960-х годов (благодаря проповедям своего сына – монаха Гермогена) принял Православие. Крестился в Храме «Всех Святых». Незадолго до своей кончины, передал своему сыну – монаху Гермогену (Геннадию Хмельницкому) частицы праха казненных атаманов (которые хранил у себя дома в колбе) и личный дневник (тетрадь) со своими воспоминаниями. Завещал поставить (после своей кончины) в ограде Храма «Всех Святых» на «Соколе» Православный крест и символическую надгробную плиту Казачьим атаманам, в казни которых принимал участие.



    Монах Гермоген с Крестом на Красной площади — 1991 год.

    Скульптор и художник НИКОЛАЙ ПАВЛОВ.
    Житель города Зарайска. Автор и исполнитель большинства символических надгробных плит некрополя «Примирения народов». После окончания средней школы № 1 обучался на факультете прикладного искусства Московского текстильного института. С 1960 по 1968 гг. занимался в скульптурной студии им. А.С. Голубкиной при Зарайском Доме пионеров. В 1990-94 гг. по проектам Николая Павлова были также созданы Мемориал памяти Государя Николая II и его семьи у входа в Храм «Воскресения Словущего» на Ваганьковском кладбище, две мемориальные доски в память Православных священнослужителей (казненных большевиками). Первая доска установлена на стене Храма «Андрея Первозванного» при входе на Ваганьковское кладбище. Вторая – на стене Малого Храма Донского монастыря (напротив могилы Якова Анисимовича Полозова – келейника Патриарха Тихона). Скоропостижно скончался от тяжелой болезни в 2003 г.

    ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ КУЗНЕЦОВ.
    Участник боев в Вяземском котле осенью 1941 г. Окруженец. Впоследствии заместитель командира партизанского отряда ОСНАЗ НКВД СССР. По окончании войны – старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР. После своей отставки стал Верующим. В 1988-95 гг. был Генеральным директором Православного Похоронного Центра Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Принимал участие в организации движения Православно-патриотической общественности за восстановление Храма «Христа Спасителя». Прихожанин Храма «Всех Святых». Активный участник создания некрополя «Примирения народов» иплит Белым генералам и казачьим атаманам.

    ИГОРЬ ИВАНОВИЧ ПАРУНИН.
    Участник ВОВ и обороны Москвы. Бывший партизан-диверсант группы ОСНАЗ НКВД СССР. После отставки стал верующим. Прихожанин Храма «Всех Святых». Общественный инспектор МГО ВООПИИК. Принимал самое активное участие в создании некрополя и плит у Храма «Всех Святых». В 2004 г. умер при загадочных обстоятельствах. После смерти пропал его личный архив.


    Ветеран ВОВ Игорь Парунин.

    Именно эта группа Православных патриотов в 1987 году создала Общественный Совет по возрождению Всероссийского военного Братского кладбища героев Первой мировой войны и Всехсвятского приходского кладбища. 1-го августа 1989 года – в день 75-летия начала Первой Мировой войны – членами Общественного был организован Крестный ход от Храма «Всех Святых» до могилы поручика Шлихтера С.А. на Братском кладбище. На центральной клумбе Братского кладбища (в 20 метрах от могилы Шлихтера) был установлен 2-метровый деревянный Православный крест, сделанный скульптором Павловым при содействии Александра Анкудинова и Яна Брандиса – тогдашних помощников Сычева.



    Игорь Сычев выступает перед собравшимися.

    Старинные доски для изготовления Креста были привезены ветераном ВОВ Левшовым и монахом Гермогеном с Соловков. Они были взяты от пола одного из бывших тюремных помещений, где в 20-е годы находился Соловецкий концлагерь особого назначения (СЛОН). Священником Храма «Всех Святых» иереем отцом Сергием была отслужена панихида в память 2-х миллионов 300 тысяч российских воинов, погибших в Первой мировой войне и многомиллионных жертв массовых репрессий.


    Гвардии полковник Левшов Е.М. с Крестом.

    Причем в панихиде приняли участие представители Русской Православной церкви заграницей (РПЦЗ). Это было первое церковное поминовение, совершенное советское время после уничтожения Братского кладбища в 1932 г. В этой Поминальной церемонии приняли участие более 200 верующих и патриотов. Крестный ход, панихида и установка Креста на Братском кладбище были совершены по устному благословению Святейшего Патриарха Пимена, которое было получено гвардии полковником Ерофеем Левшовым во время личной встречи со Святейшим.

    Советские власти, в лице руководства тогдашних Моссовета и Ленинградского райисполкома, пытались противодействовать этой церемонии, которая (по их мнению) была проявлением злостного антисоветизма и религиозного мракобесия. Разогнать молящихся при помощи милиции партийные функционеры тогда не решились. На церемонии присутствовали журналисты СМИ и наблюдатели от посольств Югославии, Франции, Бельгии, Англии, США, Германии и других стран-участниц Первой мировой войны, приглашенные Общественным Советом.

    Партийными функционерами (в ряды верующих и патриотов) была внедрена группа провокаторов, выдающих себя за членов НПФ «Память». Как впоследствии выяснилось, никакого отношения к «Памяти» эти подонки не имели, а были обычными внештатными сотрудниками МВД и КГБ в штатском. Страшно даже вспомнить, как провокаторы во время торжественного молебна начали кричать что «Шлихтер жид», «жиды погубили Россию», собрание на Братском кладбище организовано «врагами Советской власти – масонами и сионистами», «бей жидов – спасай Россию»! Некоторые из них были вооружены ножами и заточками. Но верующие (в основном пожилые люди) во главе с ветеранами ВОВ не растерялись. Рискуя быть зарезанными, они скрутили хулиганов и передали их сотрудникам 48-го отделения милиции, которые (даже не составив протоколов) отпустили провокаторов от МВД и КГБ (по приказу партийных властей) через 15 минут, вернув им все ножи и заточки. Через несколько дней Православный крест, установленный на Братском кладбище, был сломан и уничтожен «неизвестными» вандалами. На его место была вывалена огромная куча фекалий и воткнут плакат «Жидам смерть. Эскадроны смерти ЖС». Но эти выходки хулиганствующих маргиналов и их покровителей не испугали ветеранов ВОВ и других членов Общественного Совета.

    Гвардии полковник Левшов и его соратники в августе 1990 г. сумели добиться встречи с новым Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II, взошедшим на Патриарший Престол после кончины Святейшего Пимена. От нового Патриарха ими также было получено устное благословение на восстановление Братского кладбище, установку нового Креста и закладного камня. На этой встрече с Патриархом присутствовал Заслуженный скульптор РСФСР Вячеслав Михайлович Клыков. Именно Клыков безвозмездно создал в своей мастерской закладной камень с надписью: «На этом месте будет сооружен памятник всем россиянам павшим в войне 1914-1918 годов. Память народа священна».

    Зарайским скульптором Павловым из тех же «Соловецких досок» (а их Левшов привез целую грузовую машину) был изготовлен новый Православный Крест. К этому времени сменилось руководство Моссовета. Депутат Моссовета Сергей Борисович Станкевич и его помощник Лямочкин оказали содействие в организации нового траурного поминального мероприятия на Братском кладбище.


    Шествие на Братское кладбище.


    Панихида по погибшим воинам.


    Установка Креста.


    Игорь Сычев (справа) и его соратник устанавливают Крест.

    27-го сентября 1990 г. (в день Воздвижения Животворящего Креста Господня) закладной камень и новый Православный Крест были установлены на Братском кладбище на месте предыдущего Креста, уничтоженного бандитствующими функционерами КПСС. В этот раз в Крестном Ходу и панихиде на Братском кладбище приняли участие более 500 человек. Среди них были люди разных политических взглядов и организаций: православные, патриоты, монархисты, республиканцы, демократы (в том числе даже представители «Московского Народного фронта» и «Демократического Союза»). После этого, в период с сентября 1990 по август 1991 года (еще в советское время) Общественным Советом на Братском кладбище рядом с Крестом и закладным камнем было установлено еще несколько символических надгробных плит.

    Это памятные гранитные плиты с надписями:


    «Московское военное Братское кладбище – Всероссийский памятник войны 1914 года»;


    «Российским авиаторам и сестрам милосердия»;


    «Российским воинам, павшим на фронтах Великой войны, погибшим в плену и тылу».


    Была также установлена плита со списком первых пяти воинов, погребенных 15-го февраля 1915 г. на Братском кладбище, в том числе казачьего сотника Прянишникова В.И.

    Автор и исполнитель всех этих плит скульптор Николай Павлов. Помогали ему производить их черновую обработку (в т.ч. ручную шлифовку) Александр Анкудинов и Ян Брандис – помощники художника Игоря Сычева.


    Монах Гермоген, художник Сычев И.С., скульптор Николай Павлов, Ян Брандис, гвардии полковник Левшов Е.М. и казак с Дона возле памятной плиты на Братском кладбище.

    Материал для памятных плит приобретался на личные средства (сбережения, зарплаты и пенсии) членов Общественного совета. Большую помощь в этом Святом деле оказал тогдашний староста Храма «Всех Святых», ветеран ВОВ Борис Кудинкин – друг и соратник Левшова.

    В январе 1991 года староста Кудинкин помог гвардии полковнику Левшову получить благословение на установку Первого деревянного креста жертвам 2-х Мировых и гражданской войн у стен Храма «Всех Святых» на «Соколе»от тогдашнего его настоятеля протоиерея Анатолия Казновецкого. Этот Святой Крест был воздвигнут 19 января 1991 года – в день Крещения Господня – при большом стечении верующих и прихожан Храма, под руководством гвардии полковника Ерофея Левшова.


    Первый Православный Крест, воздвигнутый у Храма «Всех Святых» 19.01.1991 г.

    В основании этого Креста Левшовым были положены частички праха казненных в 1947 г. Казачьих атаманов, принесенные монахом Гермогеном. Эти частицы праха были переданы Гермогену его отцом Михаилом Хмельницким перед смертью.


    Через неделю рядом с Крестом у Храма «Всех Святых» членами Общественного совета была установлена еще одна символическая гранитная надгробная плита. Она посвящена памяти РОССИЙСКИХ ВОИНОВ – ВЕТЕРАНОВ КРЫМСКОЙ, РУССКО-ТУРЕЦКОЙ (за освобождение Болгарии от Османского ига) и РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙН, скончавшихся от ран и увечий в Сергиево-Елизаветинском приюте.


    Все указанные Кресты и плиты (на Братском кладбище и возле Всехсвятской церкви) были торжественно освящены Священнослужителями Храма «Всех Святых» на «Соколе».
    БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ. БОРЬБА ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ПОСЛЕ АВГУСТА 1991 года – КРУШЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ.
    В 1991-92 годах (уже после неудавшегося путча ГКЧП и крушения Советской власти) на Братском кладбище было установлено еще два гранитных символических надгробия.


    На первом надгробии скульптором Павловым были высечены слова «Учащиеся Кадетских и юнкерских училищ, студентам и гимназистам, погибшие в Москве в октябре 1917 г. Погребены на Братском кладбище». Эта плита была торжественно установлена 7-го ноября 1991 года – в день 74-летия Октябрьского большевистского переворота.


    На втором надгробии были высечены слова «Лопухин М. Белявский В. Всем офицерам Союза защиты Родины и Свободы, казненным в 1918 г. на Братском кладбище». Плита была установлена 5-го сентября 1992 г. – в день 74-летия объявления большевиками кровавого Красного террора.

    В январе 1992 г. трагически погиб гвардии полковник Ерофей Левшов. Через год – в январе 1993 – не дожив три дня до Праздника «Крещения», скопостижно скончался его друг монах Гермоген (Геннадий Михайлович Хмельницкий). В это же время тяжело заболел и не смог больше участвовать в деятельности Общественного Совета художник Игорь Сергеевич Сычев.
    В1994 г. Сычев скоропостижно скончался также при весьма странных обстоятельствах. Это произошло уже после того, как он фактически почти вылечился и готовился начать полномасштабное расследование обстоятельств гибели гвардии полковника Левшова. В ходе предстоящего расследования Сычев намеревался проверить на причастность к организации убийства Левшова группу бывших высокопоставленных сотрудников КГБ и ЦК КПСС, ушедших в криминальный бизнес после распада СССР (занимающихся международной торговлей оружием).

    Дело погибших продолжили их соратники по Общественному Совету Вячеслав Кузнецов, Игорь Парунин, Лев Гицевич – ветераны ВОВ, а также скульптор Николай Павлов и его друг Ян Брандис. Ими в декабре 1993 года, при содействии Предводителя Народно-монархического движения Брюховецкого О.Я., было получено благословение от Святейшего Патриарха Алексия IIна установку у Храма «Всех Святых» на «Соколе» Православного Креста в память протоиерея Иоанна Восторгова и епископа Ефрема, казненных большевиками в 1918 году в день начала Красного террора.

    В создании и установке этого Креста оказали содействие монах Троице-Сергиевой лавры и руководитель магазина «Троицкая Православная книга» Александр Алексеев, казаки «Особого Сводного казачьего полка» во главе с атаманами Виктором Заплатиным, Валерием Камшиловым и Виталием Валеевым. А также Вадим фон Каульбарс – один из руководителей организация «Добровольческий корпус». Освящение этого Православного Креста было намечено на 12 декабря 1993 года.


    Группа чинов «Добровольческого корпуса» и представители казачества (Вадим Юрьевич фон Каульбарс в центре) 12 декабря 1993 г. у Храма «Всех Святых». На заднем плане виден Православный Крест расстрелянным священнослужителям, который держат в руках казаки.


    Казаки вносят Крест на территорию Храма Всех Святых.

    Чтобы установить Крест к этому сроку, Ян Брандис и Вадим фон Каульбарс вместе с группой казаков и чинов «Добровольческого корпуса» долбили ломами и лопатами промерзшую землю на тридцатиградусном морозе.




    Воздвижение Креста.



    Крест расстрелянным священнослужителям был установлен к назначенному сроку.


    12 декабря 1993 г. Крест был торжественно освящен священниками Храма при большом стечении верующих «Троицкого Православного Собора», чинов Союза Казачьих Войск, «Добровольческого корпуса», зарубежных представителей «Русского Обще-Воинского Союза».


    Представители «Троицкой Православной книги», участвовавшие в освящении Креста.







    Православные патриоты и прихожане Храма Всех Святых, участвовавшие в поминальной церемонии.

    После панихиды было зачитано коллективное Обращение руководства указанных организаций к верующим.

    В нем были следующие слова: «Протоиерей Иоанн Восторгов и епископ Ефрем были расстреляны чекистами за то, что в своих проповедях смело разоблачали сатанинскую сущность большевизма, предрекая его неизбежное самоуничтожение и гибель. Именно протоиерей Иоанн Восторгов одним из первых раскрыл всему миру, что война, которую большевики объявили Православной России, – есть война духовная; война служителей сатанизма против носителей Веры Христовой. Пусть каждый из нас, кто бы он ни был по политическим взглядам, навсегда запомнит этот день! Будем же и впредь доказывать любовь к России прежде всего делами, отдавая все для нее, включая самих себя! И да поможет нам Бог!»

    С окончанием Советской власти беды многострадального Братского кладбища не закончились. «Неизвестные» вандалы несколько раз ломали деревянный Крест, установленный 27-го сентября 1990 г. на Братском кладбище, оскверняли и опрокидывали символические гранитные надгробные плиты, заливая их грязью и фекалиями. Поэтому, на следующий (1994) год на Братском кладбище был установлен большой 4-метровый дубовый Крест, окованный толстой листовой медью, выделенной по указанию протоиерея Анатолия Казновецкого – настоятеля Всехсвятского Храма. Над изготовлением этого Креста целый месяц во дворе Храма «Всех Святых» трудился Ян Брандис, наученный этому искусству скульптором Павловым, который к этому времени тяжело заболел и не мог работать. На Кресте была сделана надпись: «Казаки, солдаты, юнкера, офицеры, генералы и ополченцы-добровольцы, павшие в войне 1914-19 годов. Вечная Память героям Брусиловцам и Георгиевским кавалерам».

    19-го июня 1994 года у Храма «Всех Святых» собрались, группа Православных ветеранов ВОВ во главе с Вячеславом Кузнецовым, Игорем Паруниным и Львом Гицевичем, две сотни казаков и чинов «Добровольческого корпуса». Церемония была приурочена к 78-летней годовщине Победоносного Брусиловского наступления в июне 1916 года.


    Готовый (и очень тяжелый) Крест несли на своих плечах от Храма «Всех Святых» до Братского кладбища, Православные ветераны ВОВ, казаки и чины «Добровольческого корпуса».



    Установка Креста.

    Крест установили рядом с закладным камнем. Основание Креста залили бетоном, поверх которого положили две 100-килограммовые бетонные плиты, чтобы возможные вандалы не могли повалить его.

    После этого, Православный Крест был торжественно освящен священнослужителями Храма «Всех Святых». На этой церемонии впервые присутствовали представители Мэрии и Префектуры САО г. Москвы, Муниципалитета «Сокол», приглашенные Общественным Советом.



    Освящение Креста.

    В последующие дни после мероприятия, ветеранами ВОВ Кузнецовым, Паруниным и Гицевичем, при участии Союза Казачьих Войск и «Добровольческого корпуса», были написаны и отправлены письма, адресованные Президенту России Борису Ельцину и Мэру Москвы Юрию Лужкову. В них содержалось требование воздвигнуть на территории Братского кладбища Храм-часовню в память героев Первой мировой войны и объявить объявить это место исторической заповедной зоной. 1-го августа 1994 г. исполнялось ровно 80 лет со дня начала Первой Мировой войны. К этой трагической дате, при участии Общественного Совета и Православного Похоронного Центра (ППЦ), был изготовлен еще один стальной 6-метровый крест с надписью «Всем россиянам, павшим в войне 1914-18 годов». Этот Крест был создан строительной фирмой «ТСН и СИБ» при содействии префектуры соседнего Северо-Западного округа Москвы.

    28 июля 1994 г. силами строительной фирмы «ТСН и СИБ», Общественного Совета и ППЦ этот стальной Крест был установлен на территории Братского кладбища (в 100 метрах от первого Креста, окованного медью). Сотрудники 48-го отделения милиции, во главе с их начальником Сазыкиным, попытались помешать установке Креста, с целью сорвать его торжественное открытие намеченное на 1-е августа.
    Полковник милиции Сазыкин лично угрожал физической расправой гендиректору ППЦ, ветерану ВОВ Вячеславу Кузнецову, руководившему установкой Креста. Это было сделано милицией по указанию Зинаиды Гавриловой – тогдашнего главы Муниципалитета «Сокол». Как оказалось впоследствии, Гаврилова обещала торговцам с Кавказа выделить это место под строительство торгово-увеселительных заведений, палаток и парковых аттракционов.

    К месту установки Креста подъехали представители Правительства России, Администрации Президента РФ и тележурналисты СМИ, заранее приглашенные ветеранами ВОВ Кузнецовым и Паруниным, с целью на месте согласовать план и регламент проведения предстоящего мероприятия 1-го августа. После этого, к Сазыкину поступил звонок от заместителя главы муниципалитета «Сокол» Фазиля Измайлова, который отменил приказ Гавриловой. Милиция уехала и Крест был без дальнейших помех установлен.

    1-го августа 1994 г. состоялось торжественное открытие Креста. После торжественной панихиды к Кресту были возложены венки и цветы от Администрации Президента РФ, Правительства России и Мэрии Москвы. По Центральной аллее Братского кладбища под марш «Прощание Славянки» строем прошел взвод почетного караула от войск МВО. Благодаря этому вскоре было принято два Постановления Правительства Москвы. Первое – № 1066 от 22 ноября 1994 г. «О финансировании первого этапа работ по восстановлению мемориального Братского кладбища в Москве». Второе – № 1097 от 6 декабря 1994 г. «Об утверждении в статусе памятника истории территории воинского кладбища героев Первой мировой войны (Братское кладбище) в Москве».

    7-го октября 1994 г. возле 2-х Православных Крестов у стен Храма «Всех Святых» на «Соколе» были установлены еще две символические надгробные плиты, посвященные памяти Участников Первой мировой войны и Белого движения, военным стран АНТАНТЫ.


    Плита «Генералам Российской Императорской армии». Первыми в списке значатся фамилии двух Импраторских Генералов — Мандрыко и Токарев — героев Первой Мировой войны, погребенных на Братском кладбище в 1915 году, захоронения которых были уничтожены большевиками в 1930-х годах. Вслед за ними размещены фамилии наиболее известных Вождей Белого движения, большая часть которых были генералами в годы Первой Мировой войны — Алексеев, Деникин, Врангель, Юденич, Корнилов, Марков, Краснов, Каледин, Мамонтов, адмирал Колчак, а другие стали генералам во время Гражданской войны — Дроздовский, Шкуро, Дутов, Каппель. Многие участники Белого движения в то время вообще не имели могил, пусть даже и символических. Это, например, Корнилов, Марков, Краснов, Каледин, Мамонтов, Колчак, Дроздовский, Шкуро, Дутов. Захоронения этих Белых генералов и атаманов не сохранились, так как надгробия и Кресты над ними были уничтожены и поэтому данные об их точном месторасположении оказались утеряны. Прах некоторых из них был уничтожен большевиками после вскрытия и уничтожения их могил (Корнилов) либо сразу после их казни (Краснов).


    Плита воинам Союзнических армий АНТАНТЫ.

    Обе эти плиты были созданы (выздоровевшим к тому времени) скульптором Николаем Павловым. В их изготовлении ему, в качестве подмастерьев, помогали Ян Брандис и Вадим фон Каульбарс, освоившие азы тяжелейшего ручного шлифовального дела.

    Первая плита была из черного гранита. На ней была высечена надпись: «Генералам Российской Императорской Армии. Мандрыко, Токарев, Алексеев, Деникин, Врангель, Дроздовский, Юденич, Корнилов, Марков, Шкуро, Дутов, Каппель, Краснов, Каледин, Мамонтов, адмирал Колчак». Первые две фамилии на плите принадлежат 2-м генералам – Владимиру Токареву и Михаилу Мандрыко, которые в 1915 г. были в числе первых погребены на Братском кладбище. Остальные фамилии принадлежат вождям и основателям Белого движения. Многие из них умерли в эмиграции, но завещали перезахоронить свой прах после падения большевизма в России. Другие были казнены большевиками и вообще не имеют могил (хотя бы и символических) для Христианского упокоения.

    Вторая плита – из белого мрамора. На ней была высечена надпись: «Солдатам, офицерам, генералам России, Сербии, Бельгии, Франции, Англии, США, павшим в войне 1914-19 годов». Посвящена она памяти воинов стран Антанты, погибших в Первой Мировой и Гражданской войнах на территории России. Устное благословение на их установку удалось получить благодаря усилиям ветеранов ВОВ Кузнецова, Парунина и Гицевича, которые обратились с личной просьбой к настоятелю Храма протоиерею Анатолию Казновецкому. Настоятель отец Анатолий очень тяжело переживал тот факт, что в 1980 г. не смог предотвратить погром и уничтожение старинного Всехсвятского приходского кладбища, организованного функционерами МГК КПСС.

    В 1994 г. он был уже тяжело болен и поэтому (предчувствуя скорый конец) хотел перед смертью оставить о себе Добрую Память, увековечив фамилии тех, кто сражался против безбожников-большевиков. Открытие и освящение указанных плит было назначено на 23-е октября 1994 года. Неожиданно эта церемония едва не сорвалась. В ночь на 8-е октября «неизвестные» залили поверхности двух символических надгробных плит Белым генералам и воинам стран АНТАНТЫ водостойким клеем, а сверху набросали куски рубероида и картона. Члену Общественного Совета, ветерану ВОВ Вячеславу Кузнецову сообщили об этом церковнослужители иерей Анатолий Немченко (тезка настоятеля Храма «Всех Святых») и протодиакон Борис Горбанев — сын Георгиевского кавалера, погребенного на Всехсвятском приходском кладбище. Его могила была ликвидирована в 1980 г., когда по указке МГК КПСС уничтожалось Всехсвятское приходское кладбище.



    Протодиакон Борис Горбанев с казаками, чинами «Добровольческого» и «Московского» корпусов.


    Члены Общественного Совета, казаки, чины «Добровольческого» и «Московского» корпусов, прибывшие к Храму, первым делом взялись за приведение в порядок памятных плит.



    Протодиакон Борис Горбанев помогает очищать от клея оскверненные плиты.

    Благодаря тому, что ветеран ВОВ Вячеслав Кузнецов вместе с протодиаконом Борисом Горбаневым сумели достать специальный растворитель, плиты удалось очистить от клея.

    В назначенный день – 23 октября 1994 года – указанные символические надгробные плиты, по благословению протоиерея Анатолия Казновецкого, были торжественно освящены священнослужителями Храма «Всех Святых». Освящение и панихиду по вождям Белого движения в тот день провели протоиерей Анатолий Немченко и протодиакон Борис Горбанев.


    Протодиакон Борис Горбанев.


    Протоиерей Анатолий Немченко.





    На торжественной церемонии присутствовали казаки союза Казачьих Войск, чины «Добровольческого корпуса» и казачества, военно-исторического клуба «Московский корпус», во главе с Петром Космолинским, представители Дворянского Собрания и русской Белой эмиграции.


    Председатель Военно-исторической ассоциации «Московский корпус» Петр Федорович Космолинский (крайний слева).

    Чинами военно-исторических клубов возле Крестов и плит был выставлен почетный караул в исторической форме Белой гвардии. Были возложены венки и цветы к установленным плитам и зажжены свечи. Состоялось преклонение трехцветных Российских знамен. К тому времени руководству Общественного Совета, при содействии протодиакона Бориса Горбанева, удалось узнать имя нечестивца, осквернившего плиты.
    Им оказался завхоз Храма, некто Шамиль Беашаров (вскоре после этого случая уволенный по указанию настоятеля).

    Выяснили и то, что на гнусность он решился не по собственному только разумению: за его спиной, как ни прискорбно, стояла фигура здешнего священника Бориса Малевича. Среди сотрудников Храма «Всех Святых» имя Бориса Малевича стало к тому времени нарицательным, ибо он публично называл Сталина «великим православным человеком», «борцом с жидо-масонством», а Белое движение «сборищем безбожников, масонов и сионистов». По рассказам протоиерея Анатолия Немченко и протодиакона Бориса Горбанева идин из родственников Малевича был охранником в «Ипатьевском доме Особого назначения», когда там 17 июля 1918 г. была расстреляна Императорская семья Романовых. Случившееся ЧП руководители Общественного Совета поначалу склонны были считать, хотя и крайне болезненным, но все же эпизодом, тем более что плиты удалось очистить от клея и восстановить.

    А месяц спустя, по личной просьбе протодиакона Бориса Горбанева, была изготовлена мраморная табличка с надписью «Георгиевским кавалерам» в память его отца. Она была привинчена в основании Православного креста, установленного ранее у стен храма «Всех Святых».


    Плита Георгиевским кавалерам.


    Установка Плиты.

    9-го декабря 1994 года – в день 225-летия основания в России ордена св. Георгия Победоносца – эта мраморная табличка была освящена протоиереем Анатолием Немченко.


    Протодиакон Борис Горбанев (в центре) и протоиерей Анатолий Немченко (крайний справа).


    Чины «Добровольческого корпуса».

    На церемонии присутствовали потомки Георгиевских кавалеров, приглашенные отцом Борисом Горбаневым, представители Союза Казачьих Войск России и зарубежья, Министерства обороны РФ и Московской Мэрии. Присутствовала делегация от Московской Городской Думы, возглавляемая депутатом Михаилом Москвиным-Тархановым. От войск Столичного гарнизона был выставлен почетный караул и произведен троекратный ружейный салют.


    Солдаты почетного караула от войск МВО — крайние слева.


    Группа чинов «Добровольческого корпуса» возле Креста и символических надгробных плит. В центре протодиакон Храма «Всех Святых» отец Борис Горбанев — сын георгиевского кавалера, погребенного на приходском Всехсвятском кладбище, могила которого была уничтожена в советское время. Вадим фон Каульбарс стоит вплотную у Креста (слева). Его отец — Юрий Вадимович — третий слева от Креста. Справа от отца Бориса Горбанева стоит Петр Федорович Космолинский — руководитель Военно-исторического клуба «Московский корпус», скоропостижно скончавшийся 22 февраля 2001 г.


    Вадим фон Каульбарс (крайний справа), его единомышленник протодиакон Борис Горбанев, Петр Федорович Космолинский (пятый справа) и их соратники по «Добровольческому» и «Московскому» корпусам.

    Незадолго до этого – 8-го ноября 1994 года – на Братском кладбище (напротив могилы Шлихтера) был установлен еще один Православный 4-метровый крест. На перекладине Креста была надпись: «ЮНКЕРА. МЫ ПОГИБЛИ ЗА НАШУ И ВАШУ СВОБОДУ».


    Крест Юнкерам. Чины «Добровольческого» и «Московского» корпусов. Крайний слева Вячеслав Кузнецов — участник ВОВ и бывший партизан-разведчик, генеральный директор Православного Похоронного Центра РПЦ МП, активный участник создания Крестов и символических надгробных плит у Храма «Всех Святых» и на Братском кладбище.


    Церемония его открытия была приурочена к 77-летию трагической даты – началу боев юнкеров с большевиками в Москве.


    Протоиерей Анатолий Немченко и протодиакон Борис Горбанев освятили этот Крест, посвященный памяти Юнкеров, погребенных на Братском кладбище. Во время подготовки проекта этого Креста скульптором Николаем Павловым был взят за основу аналогичный Крест, который был установлен после 1991 г. в Праге на Ольшанском кладбище в память воинов 1-й дивизии РОА, погибших в 7-9 мая 1945 г. при освобождении этого города от нацистов.

    Подробности о боях 1-й дивизии РОА за Прагу читать статьи:
    "Генерал Власов — агент Стратегической разведки Кремля в III Рейхе";
    "Кто Вы Гельмут фон Паннвиц? Тайны Стратегической разведки Кремля".

    Доски для Креста «Юнкерам» были безвозмездно выделены Юрием Вадимовичем – отцом Вадима фон Каульбарса. Необходимо отметить, что Юрий Вадимович в советское время участвовал в боевых действиях на территории Венгрии, Чехословакии, Египте и других «горячих точках» планеты. Ян Брандис и его друг Вадим фон Каульбарс целый месяц (на даче у Юрия Вадимовича) трудились над изготовлением Православного Креста «Юнкерам».

    НОВЫЙ ВАНДАЛИЗМ НА БРАТСКОМ КЛАДБИЩЕ.

    Но силы беспамятства и безбожия еще не были побеждены окончательно. 15-го февраля 1995 года на территории Братского кладбища трактором была сбита с пьедестала и опрокинута символическая надгробная плита с пофамильным списком воинов (погребенных 15.02.1915 г.).

    Это было сделано по указке Главы муниципалитета «Сокол» Гавриловой З.С. Акт вандализма совпал со днем 80-летия открытия Братского кладбища.


    Разбитая плита.

    В этот же день Муниципальными рабочими была вырыта огромная 3-метровая яма. Эту яму предполагалось использовать для свалки мусора и пищевых отходов. При этом было вскрыто, уничтожено и (по-видимому разграблено) одно из воинских захоронений.


    Яма, вырытая на Братском кладбище.

    Члены Общественного Совета узнали о произошедшем от протодиакона Бориса Горбанева, сообщившего по телефону об этом надругательстве и о том, что он «своими глазами видел жуткую картину», как человеческими костями «в футбол» играют детишки.



    Человеческие останки на дне ямы на Братском кладбище.

    Вадим фон Каульбарс, его отец Юрий Вадимович, Ян Брандис и ветераны ВОВ Парунин и Кузнецов срочно приехали на Братское кладбище. Там их уже ждал отец Борис Горбанев. Вместе они бережно собрали в целлофановый мешок человеческие останки, валяющие на дне ямы и вокруг нее. Свидетелями этому были тележурналисты программы «Времечко», срочно вызванные Вячеславом Кузнецовым – генеральным директором ППЦ.

    Собрав останки, члены Общественного Совета и журналисты отправились за объяснениями к главе Муниципалитета «Сокол». Зинаида Гаврилова была вынуждена их принять. Поначалу она и ее заместители все отрицали. «Какие останки и могила. Тогда прекратите снимать. Вам казаки лапшу на уши повесили. Тут нет одной могилы. Тут место массового Братского захоронения. Почему же тогда здесь нельзя копать!!» – кричала Гаврилова тележурналистам. К концу разговора подъехали представители Префектуры САО Москвы во главе с заместителем префекта Луценко. Последний вынужден был признать правоту членов Общественного совета, пообещав разобраться и срочно ликвидировать разрытие. Гавриловой был объявлен выговор. Но на прощание (когда зам. префекта уехал) она пообещала поговорить со старшим священником Храма «Всех Святых» Борисом Малевичем, поднять коммунистов из числа местных жителей, которым мешают отдыхать в парке «понатыканные деревяшки и булыжники».

    На следующий год 19 марта 1995 г. после тяжелой и продолжительной болезни ушел из жизни протоиерей Анатолий Казновецкий. Вместо него временно исполнять обязанности настоятеля Храма «Всех Святых» (ВРИО) был назначен протоиерей Борис Малевич – по разговорам (ходившим среди местных жителей и прихожан Храма) – родственник Гавриловой. Малевич сразу же стал притеснять, преследовать и запугивать иерея Анатолия Немченко, протодьякона Бориса Горбанева и других церковнослужителей, сочувствующих деятельности Общественного Совета.

    Как впоследствии выяснилось, именно Малевич при участии Гавриловой, дал в марте-апреле 1995 г. дельцам с Кавказа и их фирме ООО «Валентина» разрешение на кощунственное строительство стационарных торговых павильонов и палаток на Церковной земле (как у стен Храма, так и у церковной ограды). Как мы предполагаем, сделано это было Малевичем за обещание крупных финансовых пожертвований (взяток?) со стороны кавказских торговцев. По проекту, часть торговых павильонов предполагалось возвести на той части Церковной земли у Храма «Всех Святых», где находились два Православных креста, символические надгробные плиты участникам Первой мировой войны и Белого движения, военным стран АНТАНТЫ.

    Но ничего этого пока члены Общественного Совета и «Добровольческого корпуса» еще не знали.

    В июне 1995 г. к гендиректору Православного Похоронного Центра (ППЦ) Вячеславу Кузнецову и членам Общественного Совета обратились представители генерала Льва Яковлевича Рохлина, воевавшие в Первой Чеченской войне. Они рассказали о том, что привезли из центра Грозного с мест боев черную гранитную плиту, предложив использовать ее для создания на Братском кладбище символического надгробия «Воинам Российской армии и войск МВД, павшим в Чечне за Единую и Неделимую Россию». Общественный Совет, ППЦ и «Добровольческий корпус» приняли предложение участников Чеченской войны.

    Содействие в доставке этой плиты в Зарайск на своей личной машине оказал полковник С.В.П. – сотрудник Министерства Обороны РФ и один из технических кураторов космодрома на Байконуре. Скульптор Николай Павлов, как всегда, безвозмездно сделал указанную надпись на привезенной плите, которую перед этим обрабатывали и шлифовали Ян Брандис и Вадим фон Каульбарс. 18-го июня 1995 г. – в день «Всех Святых» – на территории Братского кладбища (у креста и закладного камня) было установлено символическое надгробие «Воинам Российской армии и войск МВД»,погибшим в Чечне.


    Памятная плита воинам России, погибшим в Чечне.

    В траурной церемонии приняли участие представители Министерства Обороны РФ и Центрального аппарата МВД РФ, депутаты Госдумы и представители генерала Льва Рохлина.


    Почетный караул от войск Министерства обороны РФ и чинов «Добровольческого корпуса».


    В церемонии приняли участие Казаки, присланные Сергеем Евгеньевичем Донцовым – полковником милиции и тогдашним уполномоченным Мэрии Москвы по связям с казачеством.


    Под марш «Прощание Славянки» строем прошел почетный караул от войск МВО и МВД.

    Протоиерей Анатолий Немченко и протодиакон Борис Горбанев освятили плиту. Временно исполняющий обязанности настоятеля (ВРИО) Храма «Всех Святых» Борис Малевич категорически запретил священнослужителям Церкви участвовать в церемонии освящения символического надгробия «Воинам Российской армии и войск МВД». По словам Малевича – на Братском кладбище «жиды и сионисты» установили плиту «Ельцинским палачам», «уничтожавшим несчастный Чеченский народ». По указке ВРИО настоятеля Малевича, его технический помощник Розенблюм запер в подсобном помещений иерея Анатолия Немченко и протодиакона Бориса Горбанева, чтобы те не смогли покинуть Храм «Всех Святых» и принять участие в церемонии на Братском кладбище. Чтобы успеть на освящение плиты, Немченко и Горбанев вынуждены были выбираться через полуподвальное окно помещения Храма, разбив стекло.

    БОРИС МАЛЕВИЧ – АВТОР ВАНДАЛИЗМА У СТЕН ХРАМА «ВСЕХ СВЯТЫХ».

    Ровно через 10 дней после этих событий – в ночь на 28-го июня 1995 года – общественному инспектору МГО ВООПИИК и ветерану ВОВ Игорю Парунину позвонили взволнованные священнослужители Храма Анатолий Немченко и протодиакон Борис Горбанев. Они сообщили о том, что у Храма «Всех Святых», нанятые Малевичем рабочие, под видом благоустройства церковной территории ВСКРЫВАЮТ, ГРАБЯТ И УНИЧТОЖАЮТ СТАРИННЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ.

    В полдень 28-го июня к Церкви «Всех Святых» прибыли члены Общественного Совета, «Добровольческого корпуса», Дворянского Собрания, заместитель председателя МГО ВООПИИК Апенин В.П. и общественный инспектор Парунин И.И. Их там уже ждали иерей Анатолий Немченко и протодиакон Борис Горбанев. Глазам прибывших предстало жуткое зрелище.У стены Храма на месте старинных погребений (в т. ч. могилы архиепископа Лаврентия, протоиерея Георгия и его сына иерея Григория) выдавалась небольшим углублением наспех засыпанная яма.




    Вокруг нее валялись человеческие кости, выброшенные из разоренных могил. Рядом на земле валялась надгробная плита, варварски изуродованная ломами и лопатами. Как потом выяснилось, разрытые могилы и склепы сверху просто прикрыли деревянными щитами, которые сверху присыпали для маскировки полуметровым слоем земли.



    Фото вскрытых, разграбленых и опустошенных склепов в основании фундамента Храма, где были погребены Священнослужители. Это говорило о том, что захоронения священнослужителей и др. старинные могилы под стенами Храма были недавно кощунственно вскрыты, осквернены и разграблены.


    Старинное надгробие, вырванное из основания стены Храма.


    На этом месте стояло старинное надгробие младенцу Михаилу.

    Пропало также, находившееся близ этого места, старинное надгробие Младенцу Михаилу, которое после долгих поисков было обнаружено в куче строительных отходов: битых бетонных осколков, железного лома и досок.




    Фотограф газеты «Православная Москва» Владимир Ходоков в одном из пустых мешков на свалке обнаружил другие человеческие останки. Это были куски ребер и позвонков, предварительно измельченные рабочими для удобства складывания в мешок.



    Зам. председателя МГО ВООПИИК Апенин В.П., у ног которого разорванный бумажный мешок с человеческими останками (на церковной помойке).

    Два сохранившихся старинных надгробия – Князьям Цицианову и Багратиону – были также завалены строительным мусором и частично залиты олифой.
    Более того, символические надгробия «Российским ветеранам Крымской, Русско-Турецкой и Русско-японской войн», Участникам Первой Мировой войны и Белого движения и Воинам стран АНТАНТЫ были варварски выворочены ломами из земли и выброшены на Церковную помойку.


    Плиты, выброшенные на помойку.

    Церковные рабочие, под руководством Малевича и его сына Филиппа, уже готовились погрузить их в грузовую машину вместе с мусором и пищевыми отходами, с целью вывезти с территории Храма и уничтожить.


    Машина у Храма.

    Увидев делегацию общественности из 15 человек, во главе с ветеранами ВОВ Кузнецовым и Паруниным, церковные рабочие бросили работу и разбежались. Малевич и его сын Филипп сели в легковую машину и уехали.

    Выяснилось, что беспрецедентное кощунство было совершено по указке ВРИО настоятеля Храма Малевича. Акт вандализма был совершен под предлогом обустройства территории вокруг Церкви: строительства гаражей для легковых машин (на которых ездил Малевич и члены его семьи), прокладки мощеной дороги к ним, строительства платной церковной гостиницы, фонтана и беседки для отдыха.
    Строительство велось на средства «пожертвованные» дельцами с Кавказа из коммерческой фирмы ООО «Валентина». За это Малевич дал им кощунственное разрешение на размещение на Церковной земле и у ограды Храма стационарных торговых павильонов, ларьков и палаток.

    В одной из таких палаток предполагалось торговать видеопродукцией порнографического содержания. Прихожанка Храма «Всех Святых» Ирина М., сочувствовавшая работе Общественного Совета, предложила спрятать все оскверненные плиты на время в своей квартире, чтобы спасти их от вывоза на свалку и уничтожения. Ирина М. жила поблизости, а ее близкие родственники были погребены на Всехсвятском приходском кладбище, уничтоженном в 1980-м году.

    В ночь с 28 на 29 июня 1995 г. подручные Малевича залили несколькими кубометрами голландского бетона, вскрытые и разоренные ими, могилы и склепы в основании фундамента Храма. В последующие дни поверх бетона была уложена новенькая бордюрная плитка.


    Таким способом Малевич решил публично продемонстрировать кто является здесь «безраздельным» хозяином.

    Несколько месяцев Общественный Совет, «Добровольческий корпус», Православный Похоронный Центр и МГО ВООПИИК боролись за прекращение этого осквернительного «благоустройства» и снятие Малевича. Было даже намечено пикетирование Московской Патриархии, с вручением ноты протеста на имя Святейшего Патриарха, где требовалось немедленно восстановить уничтоженные Православные Святыни. Эта неординарная проблема была взята на особый контроль в Московской Городской Думе. Об этом в своем письме уведомил Патриарха Алексия II депутат МГД Москвин-Тарханов М.И.

    В конце концов Святейший Патриарх вынужден был вмешаться, чтобы положить предел актам вандализма и кощунства в ограде Всехсвятского Храма. Это произошло после того, как Прокуратурой Северного округа Москвы было возбуждено уголовное дело по факту осквернения и надругательства над могилами на Всехсвятском кладбище. Итогом действий Общественного совета и ветеранов ВОВ стало то, что ВРИО настоятеля Малевич был отстранен от должности и переведен в другой Храм. Новым настоятелем Храма «Всех Святых»в октябре 1995 г. был назначен архиепископ Бронницкий Тихон – председатель Издательского Совета Московской Патриархии. Архиепископ Тихон начал свою работу настоятеля Храма с того, что пригласил к себе представителей Общественного Совета, «Добровольческого корпуса» и МГО ВООПИИК. Владыка Тихон торжественно объявил о решении Святейшего Патриарха восстановить уничтоженный некрополь, а также повел откровенный разговор о том, как общими усилиями восстановить справедливость и успокоить этим «страсти».

    «Позиция отца Бориса (Малевича) признана ошибочной. Священнику не подобает вступать в конфликты с мирянами. Что касается памятников, то Святейший Патриарх согласен с желанием обратившихся к нему организаций и лиц – их следует восстановить», – сказал Владыка Тихон.

    Владыка Тихон заявил о готовности к сотрудничеству с общественными организациями по всем остающимся и могущим возникнуть проблемам. И первый результат обмена мнениями с новым настоятелем был налицо. В начале ноября 1995 г. были восстановлены символические надгробные плиты «Российским ветеранам Крымской, Русско-турецкой и Русско-японской войн», Участникам Первой Мировой войны и Белого движения, Воинам стран АНТАНТЫ, выброшенные ранее Малевичем на помойку. Рядом с Крестом расстрелянным священнослужителям были также установлены спасенные старинные надгробия. Человеческие останки, выброшенные из земли подручными Малевича, тоже были перезахоронены в основании этого Креста.

    К сожалению, на прежнем месте (в основании фундамента Храма) эти останки перезахоронить уже было невозможно, так как по указке Малевича вскрытые и разграбленные могилы и склепы были залиты после 28 июня почти 2-метровым слоем бетона, с целью замести следы преступления.

    9-го декабря 1995 г. – в день 226-летия основания ордена св. Георгия – иереем Анатолием Немченко и протодиаконом Борисом Горбаневым была отслужена торжественная панихида у восстановленных памятных плит, получивших с этого дня (по совету Владыки Тихона) название некрополь «Примирения народов».

    На следующий год – 13 апреля 1996 года – архиепископ Бронницкий Тихон возле некрополя «Примирения народов» у Храма «Всех Святых» лично отслужил панихиду по генералу Лавру Корнилову и всем участникам Белого движения.


    Панихида по генералу Корнилову Л.Г.




    Был проведен Крестный ход от Храма «Всех Святых» до Братского кладбища, который лично возглавил архиепископ Бронницкий Тихон.








    Владыка Тихон, казаки и чины «Добровольческого корпуса».

    3-Я ЧАСТЬ — ПРОДОЛЖЕНИЕ — В СЛЕДУЮЩЕЙ ЗАПИСИ:ИНТЕРНЕТ-ССЫЛКА.


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 17 июня 2012, 11:54
    • vidok

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021