«Отряд 731» Квантунской армии (часть 1)
Блог им. mukasei


    В 1932 году был основан, так называемый, «отряд 731» Квантунской армии — крупнейшее спецподразделение по разработке бактериологического оружия, созданное японцами в Китае. В течение 13 лет отряд разрабатывал бактериологическое оружие с использованием бактерий чумы, тифа, дизентерии, холеры, сибирской язвы, туберкулеза и др. и испытывал его на живых людях…

    «Наука всегда была лучшим другом убийц»


    Все началось в далеком 1926 году, когда трон Японии занял император Хирохито. Это он выбрал для периода своего правления девиз «Сёва» («Эпоха просвещенного мира»). Хирохито верил в силу науки: «Наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени». Император знал, о чем говорил: по образованию он был биологом. И считал, что биологическое оружие поможет Японии завоевать мир, а ему, потомку богини Аматерасу, — исполнить свое божественное предназначение и править этим миром.

    Идеи императора о «научном оружии» нашли поддержку в среде агрессивно настроенных японских военных. Они понимали, что на одном самурайском духе и обычных вооружениях затяжную войну против западных держав не выиграешь.В начале 30-х гг. японский полковник и бактериолог Сиро Исии доложил начальнику управления по военным делам военного министерства генерал-майору Нагате о результатах своей поездки по лучшим бактериологическим лабораториям мира. Он сказал, что в Европе, и особенно в Германии, предпринимаются попытки по созданию БО, и при этом подчеркнул, что, «если Япония срочно не начнет фундаментальные исследования в этом направлении, она может опоздать на поезд». Исии также утверждал, что поскольку Япония, страна бедная природными ресурсами — то, чтобы уравнять шансы в войне с индустриально развитыми странами, ей необходимо дешевое, но мощное оружие.

    «В отличие от артиллерийских снарядов, бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато оно без шума поражает человеческий организм, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи — одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной — все равно бактерии будут размножаться и поражать цели», — говорил Исии. Неудивительно, что его «зажигательный» доклад впечатлил руководство японского военного ведомства, и оно выделило средства для создания специального комплекса по разработке биологического оружия. На протяжении всего своего существования этот комплекс имел несколько названий, наиболее известное из них — «отряд 731».

    Исии с семьей в 1938 г. Слева направо братья: Такэо, Мицуо и Сиро

    В 1932 г. в Бэйиньхэ, на юго-востоке Харбина, начинается строительство «Главной базы Управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии». Здесь же с 1933 г. размещалась специальная тюрьма для «бревен» (так японцы называли людей, предназначенных для экспериментов).

    «Мы считали, что “бревна” — не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал “бревнам”. Все считали, что истребление “бревен” — дело совершенно естественное», — говорил один из служащих «отряда 731».

    В 1938 г. район близ поселка Пинфань, удаленного от центра Харбина к югу приблизительно на 20 километров, был объявлен особой военной зоной Квантунской армии. На строительство военно-бактериологического комплекса ушло чуть более года (с 1941 г. он назывался отрядом № 731). Это было громадное военное сооружение, окруженное рвом и забором с колючей проволокой, по которой был пропущен ток высокого напряжения.

    В центре комплекса находился так называемый блок «ро». В нем располагались мощности по производству бактерий и проводились исследования их смертельного действия на людях и животных. В центре блока «ро» располагалось двухэтажное бетонное сооружение (7-й корпус). Внутри оно было пронизано коридорами, куда выходили двери камер для заключенных. В каждой двери имелось смотровое окошко. В каждую камеру протянут специальный воздуховод для подачи, в случае такой необходимости, и отравляющих веществ (система воздуховодов использована по назначению в марте 1945 г. при подавлении бунта русских заключенных). Начальником отряда с 1936 по 1942 гг. и с марта 1945 г. до конца войны был генерал-лейтенант Сиро Исии; в период с 1942 по февраль 1945 г. отрядом руководил генерал-майор Масадзи Китано.

    Блок «ро». Снимок со стороны аэродрома. На переднем плане котельная и электростанция.

    Отряд № 731 имел 4 филиала, расположенных вдоль советско-маньчжурской границы, и один полигон для испытаний БО. Филиалы дислоцировались в Хайларе, Линькоу, Суньу и Муданьцзяне, а испытательный полигон-аэродром находился на станции Аньда. Кроме того, в Дальнем (Далянь) располагался научно-исследовательский центр санитарной службы Южно-Маньчжурской железной дороги, которым руководил ученый-специалист Андо в чине генерала. Этот центр подчинялся непосредственно Квантунской армии и работал в тесном контакте с отрядом № 731, изготовляя чумную вакцину и проводя эксперименты по массовой иммунизации китайского населения различными типами чумных вакцин. Фактически это тоже был его филиал. Его специалисты не бежали в Японию в августе 1945 г., а вполне легально находились в Маньчжурии после войны, и даже наблюдали в 1947 г. за действиями советских военных бактериологов из НИИ эпидемиологии и гигиены МО СССР (НИИЭГ, Киров), исследовавших эффективность стрептомицина при лечении легочной чумы. Ветеринарная служба японской армии имела в районе местечка Могатон, в 10 км южнее города Чанчунь, свое подразделение аналогичного назначения, зашифрованное как отряд № 100 (начальник отряда — генерал-майор ветеринарной службы Вакамацу). Он также имел сеть своих филиалов. После завершения в 1939 г. строительства первой очереди лабораторных сооружений в отряде научно-исследовательской работой по подготовке и ведению бактериологической войны было занято более 2600 человек. Значительную часть их составляли научно-исследовательские работники и ученые, присланные с медицинских факультетов высших учебных заведений, из медицинских институтов и гражданских научно- исследовательских учреждений Японии. Их официальный статус — «вольнонаемные японской армии» и «ученые-специалисты». Опасаясь, что тайна специальной тюрьмы может просочиться наружу, Исии укомплектовал ее своими родственниками и свойственниками.

    Тюремными помещениями ведала спецгруппа. Ею руководил Такэо — старший брат начальника отряда Исии. От места расположения отряда № 731 до станции Аньда было около 120 километров. На полигоне были врыты в землю железные столбы на расстоянии 5-10 метров один от другого. К ним привязывали людей, тела которых в зависимости от условий эксперимента полностью защищались одеялами и щитами. Для совершенствования бактериологических боеприпасов и определения их эффективности бомбы взрывали под разными углами к земле и на разной высоте. Это давало возможность получить точные данные о зависимости между точкой взрыва бомбы и районом бактериального заражения.

    Как проводились эксперименты по заражению «бревен» чумой, рассказал 25 декабря 1949 г. в Хабаровске трибуналу Приморского военного округа подсудимый Кавасима.

    «Вопрос. Кроме опытов в лабораторных условиях, производились ли в отряде другие опыты над живыми людьми?

    Ответ. Да, производились в полевых условиях.

    Вопрос. Где производились эти опыты?

    Ответ. На специальном полигоне, имевшемся на ст. Аньда.

    Вопрос. Расскажите всё, что вам известно об этих опытах.

    Ответ. Это было вскоре после моего назначения для работы в 731-й отряд, т.е. летом 1941 года, когда на ст. Аньда производились эксперименты по применению фарфоровых бомб «системы Исии», начинённых чумными блохами.

    Вопрос. Продолжайте свои показания.

    Ответ. Место, использовавшееся для опытов, тщательно охранялось и проход через него запрещался. Вокруг него стояли специальные посты, которые охраняли это место, чтобы никто посторонний не мог пройти туда. Подопытные люди, использовавшиеся для этих экспериментов, в количестве 15 человек были доставлены из внутренней тюрьмы отряда и привязаны на территории, где производился опыт, к специально врытым в землю столбам. Для того чтобы самолёты могли легче ориентироваться, легче заметить полигон, на полигоне были вывешены флажки и пущен дым. Со ст. Пинфань прилетел специальный самолёт. Он пролетел над расположением полигона, и когда находился над полигоном, сбросил около двух десятков бомб, которые, не долетев до земли от 100 до 200 метров, разорвались, и из них выпали чумные блохи, которыми были начинены бомбы. Эти чумные блохи распространились по всей территории. После того как бомбометание было произведено, выждали значительный промежуток времени, для того чтобы блохи могли распространиться и заразить подопытных людей. Потом этих людей дезинфицировали и на самолёте привезли на ст. Пинфань во внутреннюю тюрьму, где над ними было установлено наблюдение, чтобы выяснить: заражены ли эти люди чумой. О результатах этих экспериментов должен сказать следующее: мне известно со слов ответственного руководителя опытов полковника Оота, что эксперимент не имел хороших результатов, что было вызвано высокой температурой — большой жарой, отчего активность блох была очень слабой. Вот всё, что я могу сказать об этом эксперименте.

    Вопрос. Кто составлял приказ об этом эксперименте?

    Ответ. Приказ об этом составил начальник 2-го отдела. Я как начальник общего отдела, т. е. секретариата отряда, ознакомился с этим приказом и представил его начальнику отряда на утверждение. Начальник отряда утвердил приказ.

    Вопрос. Какие бактерии испытывались наиболее часто в условиях полигона?

    Ответ. Бактерии чумы».

    Однако почему же отряд № 731 располагался так близко к советской границе? Дело тут в следующем. В те годы не существовало технологий, позволяющих длительно накапливать и сохранять агенты БО, поэтому японские военные были вынуждены приближать их производственную базу к местам предполагаемого применения.

    Однако расположению отряда № 731 именно в Маньчжурии способствовало еще одно весьма существенное обстоятельство, о котором также рассказал подсудимый Кавасима во время судебного заседания в Хабаровске 25 декабря 1949 г.

    «Вопрос. Вследствие каких причин подготовка бактериологической войны велась в Маньчжурии, а не в Японии?

    Ответ. Маньчжурия является страной, сопредельной с Советским Союзом, и в случае начала войны оттуда легче и удобнее всего использовать бактериологические средства. Кроме того, Маньчжурия очень удобна для экспериментов по изучению средств бактериологической войны.

    Вопрос. В чём, собственно, заключалось это «удобство» для проведения экспериментов в Маньчжурии?

    Ответ. Маньчжурия являлась очень удобной потому, что там было достаточно подопытного материала.

    Вопрос. Что значит «подопытного материала»? Людей, которые доставлялись в отряд для опытов?

    Ответ. Именно так».

    В отряде № 100 для экспериментов тоже использовали заключенных. Вот показания подсудимого Митомо 27 декабря 1949 г. на заседании трибунала в Хабаровске:

    «Вопрос. Где содержались подопытные люди в отряде № 100?

    Ответ. Эти люди содержались в изоляторе при караульном помещении отряда.

    Вопрос. Кому персонально был подчинен этот изолятор?

    Ответ. Он подчинялся начальнику канцелярии общего отдела отряда.

    Вопрос. Расскажите всё, что вам известно относительно опытов над живыми людьми, которые производились в отряде № 100.

    Ответ. Эксперименты над живыми людьми проводились в августе-сентябре месяцах 1944 года. Содержанием этих экспериментов было незаметно от подопытных лиц давать им снотворные средства и яды. Подопытных людей было семь-восемь человек, русских и китайцев. В числе медикаментов, использованных на опытах, были корейский вьюнок, героин и зёрна касторника. Эти яды примешивались к пище. За две недели каждому подопытному такая пища с ядом давалась пять или шесть раз. В суп примешивался главным образом корейский вьюнок, в кашу, кажется, героин, в табак примешивался героин и бактал. Подопытные, которым подавался суп с корейским вьюнком, через 30 минут или через час засыпали на пять часов. Все подопытные через две недели ослабевали после проводимых над ними опытов, и использовать их больше было нельзя.

    Вопрос. Что тогда делали с ними?

    Ответ. С целью конспирации все эти подопытные умерщвлялись.

    Вопрос. Каким путём?

    Ответ. Один подопытный русский по приказу научного сотрудника Мацуи был умерщвлён путём введения ему одной десятой грамма цианистого калия.

    Вопрос. Кто его умертвил?

    Ответ. Я ввёл ему цианистый калий.

    Вопрос. Что вы сделали с трупом этого русского, которого вы умертвили?

    Ответ. Я анатомировал труп на скотомогильнике в отряде.

    Вопрос. Что вы сделали потом с этим трупом? Ответ. Зарыл этот труп. Вопрос. Где была вырыта яма?

    Ответ. На скотомогильнике на задах отряда.

    Вопрос. Там же, где хоронились туши скота?

    Ответ. Место одно и то же, но ямы другие. (В зале движение, гул возмущения)

    Вопрос. Расскажите, каким способом был убит вами этот человек, как вы осуществили это убийство?

    Ответ. Для введения этому подопытному человеку цианистого калия у него, по указанию Мацуи, был вызван понос, это и послужило предлогом для введения цианистого калия.

    Вопрос. Это значит, что вы обманули этого человека? Говоря ему, что вы сделаете ему укол с целью лечения, вы в действительности ввели цианистый калий, это было так?

    Ответ. Правильно.

    Вопрос. Это был единственный человек, убитый вами, или вы убивали и других людей?

    Ответ. Один подопытный китаец съел кашу с ядом, который мной был примешан, после чего он умер, пробыв несколько часов в невменяемом состоянии.

    Вопрос. Какой яд был подмешан к каше?

    Ответ. Один грамм героина.

    Вопрос. Вы знали, что подмешиваете в кашу смертельную дозу яда?

    Ответ. Знал.

    Вопрос. Значит, это было убийство, совершенное вами вполне сознательно?

    Ответ. Правильно.

    Вопрос. Где был похоронен труп этого человека, убитого вами?

    Ответ. Там же, где и русский.

    Вопрос. То есть на скотомогильнике?

    Ответ. Да.

    Вопрос. Вам известны другие случаи убийства подопытных людей?

    Ответ. Два русских подопытных и один китаец жандармерией были расстреляны на том же месте.

    Вопрос. То есть эти люди были расстреляны прямо на скотомогильнике?

    Ответ. Да.

    Вопрос. За что они были убиты жандармами?

    Ответ. Я думаю, для того, чтобы сохранить тайну».

    Отряд № 100 имел секретное скотоводческое хозяйство. Оно находилось недалеко от советско-маньчжурской границы, километрах в 80 северо-западнее города Хайлара. Стадо насчитывало 500 голов овец, 100 голов коров и лошадей. Цель, с которой в отряде № 100 содержали скот, была следующей: «В случае начала войны между Японией и СССР советские войска, вторгнувшись в Северо-Хинганскую провинцию, непременно угонят из нее в качестве трофея весь скот. Японские войска, отступая, выпустят на волю лошадей и овец, которых заразят сапом. Через неделю или две в местах скопления скота вспыхнет эпизоотия...». По крайней мере, так они предполагали.

    Разработка средств бактериологического нападения


    Исии с самого начала своих исследований остановился на бактериях чумы как «мощном оружии» для ведения бактериологической войны. Во время своей поездки по Европе он узнал, что в сознании правящих кругов европейских стран из поколения в поколение, как осложнение после тяжелой болезни, передается ужас, связанный с эпидемиями чумы средних веков.

    Страх перед чумой, как перед небесной карой, и заставил в начале 30-х годов европейские страны исключить бактерии чумы из списка возможных агентов бактериологического оружия. Исии решил, поскольку именно бактерии чумы не являются объектом исследований в Европе, то европейцы в принципе не могут иметь надежные средства защиты от нападения с использованием данного биологического поражающего агента.

    К концу войны в отряде № 731 уже производился штамм возбудителя чумы, в 60 раз превосходящий по вирулентности исходный. Трудно даже представить, сколько «бревен» сгорело в топке этих дьявольских экспериментов.

    Для поражения противника японцы сначала применяли бактериальные агенты в виде бульонных культур, или суспензии бактерий, смытых с поверхности плотной питательной среды. Однако даже приготовленные таким образом бактерии, оказалось, практически невозможно использовать в целях биологической войны. Гибель бактерий чумы в процессе хранения и рассеивания, а также невозможность применения способа распространения бактерий в виде мельчайших капелек (аэрозоля) в условиях противодействия ПВО противника вынудили Исии искать какую-то оболочку либо носитель, способные доставлять возбудитель чумы в организм человека живым и не потерявшим вирулентность. В конечном итоге своих поисков он остановился на блохах.

    К 1940 г. в отряде было разработано и испытано в полевых условиях девять типов авиабомб, предназначенных для рассеивания бактерий. Основной среди них стала керамическая бомба, взрывающаяся с помощью запального шнура. С 1939 г. и до лета 1945 г., то есть почти до самого окончания войны, на полигоне близ станции Аньда проводились многочисленные эксперименты по применению керамических бомб, начиненных чумными блохами.

    Керамические бомбы «системы Удзи». Обнаружены в руинах отряда № 731 (из «Доклада международной научной комиссии по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае», Пекин, 1952 )

    Один из бывших служащих отряда рассказал следующую подробность: «Не всегда рассеивали зараженных блох. Это было опасно для находившихся на станции Аньда служащих отряда. Поэтому некоторые опыты проводились с условно зараженными блохами… Для того чтобы насекомые добрались до „бревен“ и начали сосать их кровь, требовалось четыре-пять часов. „Бревна“, видя, как несметное количество блох сначала впивается им в ноги, а затем распространяется по всему телу, и, думая, что блохи заражены чумой, отчаянно бились и кричали, но поскольку их руки и ноги были привязаны к столбам, они ничего сделать не могли. В каждой бомбе находилось около 30 тысяч блох». Все эти эксперименты фиксировались на кинопленку. Самое же большое недоумение у Исии вызвала неудача опытов по распылению бактерий в виде «дождевого облака»

    Пытаясь инфицировать подопытных людей с его помощью, специалисты отряда № 731 столкнулись с техническими трудностями, которые они так и не смогли преодолеть. По словам бывшего сотрудника отряда, на полигоне близ станции Аньда они расстилали белые полотнища, затем распыляли с самолета водную суспензию из двадцати тысяч яичных желтков, чтобы выяснить, как будет распределяться по поверхности земли распыляемый материал. Однако метод поражения людей с помощью бактериального аэрозоля остался ими не отработан.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ...
    Источник: fsa.gorod.tomsk.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 06 января 2011, 11:19
    • mukasei

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017