Свердловск («Красная звезда» от 16 декабря 1942 года)
История и события

    ПИСЬМА О СОВЕТСКОМ ТЫЛЕ

    В Свердловске первое, что замечаешь, выходя на вокзальную площадь, это лёгкость дыхания. Может быть оттого, что вы находитесь в горной области, хотя вершины её стёрты и сравнены с землёй миллионами лет, прошедших над древним Уралом; может быть оттого, что вы вступили в глубину материка, удалённую от морей и океанов, в зону так называемого «континентального климата», — словом от высоты ли над уровнем моря, от необычайной ли сухости воздуха, а может и от других причин, но вам сразу хорошо, легко, отрадно дышится в Свердловске. Даже в привычку войдёт — как проснулся, бежать к форточке, раскрыть её и вдыхать серебро лёгких снежинок, сухую струю мороза.

    Второе, чего нельзя не заметить в Свердловске, — это небо. Обычно, если видишь городское небо, то как задний фон для силуэтов зданий. Здесь небо живёт своей жизнью. Запрокинешь голову и увидишь только его — и обязательно скажешь соседу: «Да поглядите, небо какое!» Представьте кисею, затянутую над бездной. Уральское небо близко от полюса, зимой — от вечной тьмы и полярных сияний, летом — от вечного дня и постоянного света. И эту близость все время чувствуешь по странным линиям, полосам и росчеркам на небе, расцвеченным розовым, жёлтым, лиловым, зелёным светом, всегда не густым, но каким-то промытым, до пронзительной свежести.

    Свердловск — это два города. Прежний старый Екатеринбург — деревянные крестьянские домики с резьбой и высокими воротами работы знаменитых плотников, захожих вятичей, это — тяжёлые, казённые монастыри и соборы, сидящие необыкновенно грузно, это — особняки разбогатевших на «крупке» (т.е. на золотом песке) разных мелких и крупных хищников, описанных в романах Мамина-Сибиряка. Новый советский Свердловск — это город сталинских пятилеток. Его строили не по домику какому-нибудь, а сразу, отхватывая целые кварталы. Гигантские корпуса отдельных городков, принадлежащих наркоматам; могучая, как газгольдер, полукруглая башня «Динамо»; изящная иголка над павильоном Дома Красной Армии — все это части строительных комплексов. А рядом с этим промышленным стилем — классическое, монументальное здание Индустриального института. Оно так хорошо поставлено, что кажется замыкающим пролётом главной улицы, но до него надо далеко итти: идёшь, идёшь, а здание уплывает и поворачивается от вас. Это одна из пространственных иллюзий Свердловска. Все здесь кажется близким, рукой подать, потому что меряешь расстоянье вершинами, гигантами города, а начнёшь итти — и конца нет дороге.

    Земля Урала — не простая земля. Города стоят на золоте, на платине. Копни, намой — и блеснёт по дну нечто вроде золотой ёлочной пыльцы, тончайшими рассеянными песчинками. Это и есть та самая «крупка», которая пятьдесят лет назад кружила головы екатеринбургским жителям. Здешние легенды — особенные. Шёл мужик в лесу, поохотиться на тетерева. Понадобился зачем-то кусок гнилушки, стал отдирать корку от пня, ан глядь, на корке, как семейство грибов-опёнок, сидит кучка зелёных камушков. Эти зелёные камушки оказались первыми из найденной в этом месте россыпи драгоценных изумрудов. Или — идёт девочка полем, нагнулась и подняла жёлтую чурку весом с четверть пуда. Притащила домой, — оказался золотой самородок.

    Наш город — в пурге. А что это значит, надо почувствовать. Ветер шатает большого мужчину, как ребёнка. Снег опушает вас, словно огромная белая овчарка играючи положила вам лапу на плечи. Здорово метёт, а хорошо. Со стен глядит множество афиш и плакатов, — в городе идут научные сессии. Только что кончилась декада искусства Урала. Разъезжаются академики после юбилейной сессии Академии наук. Математики, историки, педагоги, физики, — все «кафедры» многочисленных свердловских вузов объявили ряд итоговых докладов по своим дисциплинам. Как никогда, мы чувствуем, что Свердловск — это центр Урала.

    Сталинские пятилетки на Урале открыли великий выход и для энергии человека, и для богатств земных недр. Часто вы встретите на улицах Свердловска, в палатах госпиталя, на учёных сессиях небольшого человека с дремучей белой бородой, с янтарными глазами, с тихим спокойным голосом, — ему всегда все необыкновенно радуются, а бойцы любят слушать его, а каждый рабочий на заводе знает, что он — сказочник Урала, старый писатель Павел Петрович Бажов. Он всю жизнь пишет только одну книгу. Она давно издана, но её можно продолжать без конца. Эта книга — «Малахитовая шкатулка» — сборник уральских сказов о руде и минерале, о человеке, добывавшем тяжким трудом руду и камни на барина-заводчика, о таинственной хозяйке медной горы, олицетворяющей живую душу земли и её отношение к людям. И нет, кажется, более русской, чем эта уральская книга, сохранившая все особенности уральского говора. Русская она тем, что в ней показано, как чистая, совестливая душа народа побеждает соблазны алчности и лёгкой наживы, как высокий труд, умение приложить к камню, к руде своё человеческое мастерство помогают преодолеть тёмные страсти, лёгкую добычу, удовольствие наживы, как не умирает человек в страшных условиях, а умеет высоко поставить над ними своё человеческое достоинство. Казалось бы, что общего у нашего сурового времени со сказкой? Где мост между напряжённой работой в цехах, ночами бессонницы над оборонным заказом и этими ласковыми, простыми страницами уральского сказочника.

    Бывают движения сердца народного, становящиеся сразу историей, дышащие сказкой. Таким движением, — год назад, — охвачены были работники Урала. Под Новый год цеха и шахты, заводы и предприятия, конторы и кузни писали письмо Сталину. Седой Урал стал на оборону. К письму подходили суровые, крепкие уральские люди, подходили старики и юноши, старухи и девушки, чтобы поставить под ним свою подпись. Урал обещал перевыполнить годовую программу, дать больше, чем положено было. И тому, кто мог видеть лица людей, наклоняющихся над новогодним письмом, лица людей, мысленно обращённые к человеку, выведшему их родину на широкую дорогу; тому, кто видел эти лица, припоминалась народная, совестливая, мудрая душа уральских Божовских сказок. Не тот ли это золотой мастер, не те ли золотые рабочие руки, не то ли хорошее честное сердце, о которых рассказал старик с дремучей бородой в своей книге. Те они, те самые люди, ставшие свободными и ещё более сильными.

    Недавно кузнец Бойцов пришёл с холода, со снежка в свою кузню. До смены оставалось время. И тут заговорил рупор. Невидимый голос диктора на всю кузню, на весь мир рассказывал о нашем наступлении на Сталинградском фронте… Бойцов в волненьи слушал, слушал — и торопился думать. Он спешил в эти оставшиеся до смены минуты обмозговать одну мелочишку, одно предложение, над которым давно уже бился, а сейчас, от нежданной радости — словно озарило кузнеца. Бойцов в эту ночь додумал свой секрет и вместо положенных ему 19 деталей выработал 207. Бойцов — уральский человек. Уральским стал ленинградец Дмитрий Босый, украинец Иван Завертайло, смоленец Михаил Попов. За восемнадцать месяцев войны люди создали новый стиль работы и назвали его уральским.

    Представим себе на минуту, что война кончена. Враг добит и уничтожен. Земля советская очищена, и на огромном незримом параде, на параде, народной совести, народной истории, пройдут люди и города, рапортуя о том, что они сделали для победы. С чем выйдет тогда наш город? Какими делами сможет он похвалиться?

    Свердловск — это сердце оборонной промышленности. За тысячи километров от фронта Свердловск мог бы сказать, как говорят ленинградцы, что его трамвай «ходит на фронт», потому что если Свердловск ослабит напряжение и будет работать хуже, а не лучше, фронт тотчас отзовётся и подаст голос. И потому всё, что делается в нашем городе, все события суток, приход и уход поездов, шум ротационной машины в типографии, раздвинувшийся театральный занавес на сцене, вызов по телефону, поворот электрического выключателя при выходе из комнаты — всё это тысячью разных нитей связано с мыслями о промышленности, с экономней, с заказами для фронта, с очередным рабочим рекордом, — словом, с работой на оборону. Те, кто сам не стоит у станков, обслуживают, помогают стоящим. Наш город не за себя одного отвечает, сюда вливается напряжение всей области, всего Урала. Когда учёному или инженеру нужны справки по общему хозяйству Урала, когда они заняты какой-нибудь общеуральской проблемой, надо ехать в Свердловск — тут наука и наркоматы, архив и учёные совещания. Свердловский обком обращается к местной интеллигенции: «Учёные, педагоги, врачи, работники искусства!..» И говорит им: «Все свои знания и опыт поставьте на службу промышленности и сельскому хозяйству». И врач, и педагог, и артист, и писатель у нас — свои люди в промышленности и сельском хозяйстве. На полевых станах в колхозах артисты ставили пьесы, написанные тут же, на местную тему; в заводских клубах идут театральные обозрения, создаваемые тут же, на живом материале рабочей смены.

    В движении многосотников и тысячников, в потоке изобретений и предложений, в работах больших учёных, — на глазах наших, на глазах одного человеческого поколения, — совершается чудесный скачок в будущее, в новую технику. Именно в дни войны на Урале получил небывалое применение фрезерный станок. Стал массово применяться американский холодный штамп. Инженеры начали пересматривать и улучшать многие конструкции, в которых прежняя токарная деталь заменялась более лёгкой, штампованной. Последнее слово техники, так называемое кокильное литье (в стальной формочке), пришло на смену литью опочному (в земляных формах). Спросите наших инженеров — многое, о чем они думали в мирные дни и на что тогда не решались, они сейчас, в дни войны, смело ввели в технологию. Мы начали строить быстро и чётко. Мы научились считать время секундами. Пожалуй, нигде сейчас ярче, чем в Свердловске, нельзя пережить того удивительного факта, что советский человек ни при каких обстоятельствах, даже в минуту смертельной опасности, не перестаёт быть творцом.

    Мы дышим победой в рабочем городе Свердловске, — вот почему это город лёгкого дыхания!

    Мариэтта ШАГИНЯН.

    Источник: Газета «Красная звезда» 16 декабря 1942 года

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 17 апреля 2017, 10:47
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017