Доктрина врача («Красная звезда» от 5 ноября 1942 года)
История и события

    Профессор бригврач А. ВИШНЕВСКИЙ

    Ни одна война прошлого не выводила из строя столько людей, как та, которую переживаем мы. Никогда еще армии не имели столь разнообразных и мощных средств ведения войны, никогда огонь не достигал такой силы и плотности, как в современном бою. Несмотря на это, подавляющее большинство боевых потерь падает в этой войне не на убитых, а на раненых, причем таких, которым можно восстановить здоровье и вернуть их в строй.

    Как известно, наши военно-медицинские работники добились значительно больших результатов в своем деле, чем немцы. Если противник возвращает в строй из десяти раненых только четырех, то нам удалось вернуть в ряды армии семерых. Это означает, что многие десятки дивизий, состоящие из обстрелянных и закаленных воинов, возвратились на поле битвы и продолжают борьбу.

    Жизнь показывает, однако, что 70 процентов возвращенных в строй — далеко не предел. Все силы военных врачей, а в первую очередь военно-полевых хирургов, направлены сейчас на то, чтобы этот процент возрастал.

    Последние годы для многих из нас прошли под знаком военных событий. Мне, например, пришлось принимать участие в трех войнах, и я проделал путь от хирурга медико-санитарного батальона до главного хирурга фронта. Эти четыре года явились целым историческим этапом для всей нашей военно-полевой хирургии.

    Еще совсем недавно мы не имели единых взглядов на организацию военно-полевой хирургии. Что же получалось? В условиях этапного лечения раненые последовательно попадали к врачам разных медицинских направлений и взглядов, могли быть подвергнуты различным и даже противоположно действующим медицинским мероприятиям. Но потом в Советском Союзе была впервые в мире разработана единая военно-полевая медицинская доктрина. Она проверена опытом 16 месяцев войны, показала свою жизненность и силу. В основу ее положены единое понимание прохождения и развития болезни, единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в органах полевой санитарной службы, а также преемственность в обслуживании раненых и больных на различных этапах эвакуации.

    Но было бы неправильно полагать, что такая единая доктрина стандартизовала медицинскую науку или ограничила поиски нового. Наоборот, она дала возможность проверять работу той или иной медицинской школы, ее теоретических положений и ее практики, целиком предоставляя этой школе одно из эвакуационных направлений от начального до конечного этапа. Именно на войне, на одном из таких эвакуационных направлений, был проверен и подтвержден ряд исследований, которые вели в мирное время в клиниках и лабораториях Всесоюзного института экспериментальной медицины мой отец профессор А. В. Вишневский и я. Эти исследования касались обезболивания при хирургических операциях, лечения ран и воспалительных процессов.

    Практическая проверка показала, что местная анестезия (обезболивание) путем впрыскивания раствора новокаина на месте будущего операционного разреза может найти широкое применение в армии. И сейчас до 70 процентов хирургических операций в войсковом районе производится по этому способу. Проявила свои несомненные достоинства и масляно-бальзамическая эмульсия, применяемая после соответствующей хирургической обработки раны. Сохраняя длительное время свои обезболивающие качества и свойство убивать бактерии, масляно-бальзамическая эмульсия позволяет значительно реже производить перевязки и этим соблюдать покой, необходимый для скорейшего заживления раны.

    Подтверждая или отвергая то или иное положение, война в то же время требует дальнейшей творческой работы, дальнейших поисков. Так, разрабатывая методы местной анестезии и лечения ран, — две внешне совершенно разные проблемы, — мы исходили из одной общей идеи о ведущем значении нервной системы в развитии болезненных процессов. Еще во время советско-финляндской войны для нас стало ясно все значение фактора боли в развитии различных осложнений у раненых. Шов — это наиболее частое осложнение, нередко приводящее к смерти раненого, — является одним из следствий болевого раздражения. Убедившись в этом, мы испытали ряд приемов борьбы с болью для предупреждения шока.

    В зависимости от локализации ранения — грудная клетка, брюшная полость, конечности — мы брали места, где проходят нервы, связанные с головным и спинным мозгом, и впрыскивали туда некоторое количество новокаина, блокируя проводимость этих нервов. Скажем, при ранении в грудь мы делали инъекцию новокаинового раствора у блуждающего нерва на шее; если раненой оказывалась конечность, инъекция раствора проводилась в области нервов конечности. Таким образом, прерывая болевые раздражения между центром и периферией (областью раны), мы добивались уничтожения боли и предупреждали шок.

    Теперь многие раненые, которым грозит шок, избавлены от этой опасности. Недавно в перевязочную медико-санитарного батальона на моих глазах привезли раненого с раздробленной костью ноги. На передовом пункте ему наложили повязку и сделали временную иммобилизацию. Раненый был бледен, жаловался на слабость и боль. Достаточно было бы врачу при попытке исследовать рану вызвать у раненого боль, чтобы наступил вторичный травматический шок, но врач поступил иначе. Выше места ранения он произвел две инъекции раствора новокаина до кости. Это отняло ровно шесть минут, и раненый тут же перестал стонать, у него изменился цвет лица, улучшилось общее состояние. Вторичный травматический шок был предупрежден. Иногда раненые доставлялись уже в шоковом состоянии. Тогда указанные приемы сочетались с переливанием крови, и в большинстве случаев удавалось выводить раненых из состояния шока.

    Борьба с шоком — это одна из исследовательских работ, которую мы проводим сейчас, в ходе военных событий. Кроме этого мы разрабатываем ряд методов оперативного лечения тяжелых ранений грудной клетки, живота, а в особенности комбинированных ранений брюшной и грудной полости. «Разрабатывать» в условиях войны — это значит не столько теоретически продумывать, сколько постигать действием, с хирургическим ножом в руке. Число операций, которые пришлось произвести за 16 месяцев войны, исчисляется сотнями. Некоторые из них сами по себе представляют большой интерес, многому учат хирурга и приносят ему огромное удовлетворение.

    Недавно мною были произведены две операции, как бы дополняющие одна другую. В первом случае я оперировал танкиста, которому осколком авиабомбы сильно поранило руку. Рука была почти оторвана, кость и мышцы оказались перебитыми. Рука держалась на сосудах, нервах и небольшом кожном лоскуте. Я обработал рану и загипсовал руку, сделав над самой раной окошечко, в которое ежедневно заливал нашу мазевую эмульсию. Через 16 дней я сшил руку последовательно — кость, мышцы и кожу. И через месяц раненый начат владеть, казалось бы, потерянной уже рукой.

    Вскоре мне пришлось столкнуться с ранением той же области руки, но с противоположным характером поражения. На этот раз кожа, мышцы и кость были целы, а поврежденными оказались питающие руку сосуды — плечевая артерия и плечевая вена. В этом случае я наложил сосудистый шов, соединив конец в конец оторванные отрезки сосуда. Рука была сохранена. Эти две операции наглядно показали мне самому, какими возможностями владеет современная военно-полевая хирургия, которая именно в процессе войны должна совершенствоваться, двигаться вперед.

    От каждой операции, т. е. от ее успеха или неудачи, зависят жизнь и здоровье человека. Каждая операция — это не технический акт, а творческая практика, способная двигать вперед военно-полевую хирургию, как науку. Когда мне в первый раз пришлось принимать участие в войне, я думал, что в боевой обстановке следует только вести текущую работу, оперировать, а всякие исследования и творческие обобщения — это дело послевоенное. Позднее стало ясно, что это не так. Современная война для любого военного человека, а в частности для хирурга — и экзамен, и школа. Отчитываясь каждый раз перед жизнью, мы должны одновременно учиться у нее, делать выводы для будущего.

    Мы вступили в войну с определенным багажом, но этой исходной «нагрузки» мало, надо дополнять ее в ходе событий. В условиях затяжной войны нужно творить, исследовать и обобщать, идя непосредственно по стопам событий, не отрываясь от конкретных условий. Как бы ни было трудно, нужно делать это сегодня, а не завтра. Практика позволяет заявить, что именно сейчас — больше чем когда бы то ни было — военный хирург может и должен дерзать, творить, обогащать свою благородную науку. Этого требуют от нас интересы родины, интересы Красной Армии и ее воинов.

    ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ.

    Источник: Газета «Красная звезда» 5 ноября 1942 года


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2016