Маневр («Красная звезда» от 22 октября 1942 года)
История и события

    (От специального корреспондента «Красной звезды»)

    Только немногие из крепких, коренастых сибиряков, выстроившихся на полянке, окруженной густой елью, знали, что новый командир батальона — кадровик и совсем не новичок на ратном поле. Свою Украину он уже защищал на Смоленщине и был там тяжело ранен, на Московщине, под Старой Руссой, где снова был ранен. В третий раз капитан Вовк возвратился в строй и, стоя теперь перед будущими однополчанами, поражал их своим хрупким, не богатырским видом. Вскоре и поведение нового командира показалось еще более удивительным.

    Невдалеке, шла война. Сюда, в лес, отчетливо доносилась артиллерийская канонада, слышны были глухие удары тяжелых минометов. Капитан Вовк, поздоровавшись с батальоном, вызвал к себе командиров рот. Затем вызвал командиров взводов. Следующими подошли к капитану всё младшие командиры.

    Переговорив с каждой группой в отдельности, капитан объявил батальону, что он вступает в командование, приказал командирам увести людей по своим местам.

    — Ничего не понимаю, — шепнул своему другу лейтенант Егоров, — как будто в мирнее время принял батальон. Война ему нипочем.

    Люди были ошеломлены тем, что новый командир оказался таким ревнивым поборником устава.

    — Странно, — рассуждали некоторые командиры, — зачем капитану нужна была вся эта уставная форма. На войне свои законы.

    Капитан Вовк знал о таких вольнодумцах, которые развивали своеобразный военный нигилизм, стремясь скрыть подчас свое вообще нетвердое знание устава отрицанием их полезности в военное время. Другие видели в уставе узду, которая их бесшабашной натуре не была по душе. Вовк не собирался разводить по этому поводу долгие, никчемные споры. Он понимал, что война меняет иной раз отдельные пункты Устава, но устав в целом оставался для него основным руководством боевой деятельности. Он даже не упоминал об уставах, но всем своим поведением и требованиями твердо и решительно стал вводить жизнь батальона в уставные нормы. Люди почувствовали, что новый командир службу знает и спуску не даст.

    … На восточном берегу Дона батальон занял оборонительную полосу. На противоположном был противник. Почти от самого плеса берег, заросший кустарником, был здесь пологим только в некоторых местах, а чуть поодаль берег круто подымался вверх и высокими гребнями возвышался над всей окрестностью. Отсюда великолепно можно было рассматривать, что происходит на нашем восточном берегу. Видно все, как на ладони. Понадобилось много искусства короткой летней ночью вести работу так, чтобы незаметно упрятаться в землю, замаскироваться и скрыть от внимательных глаз вражеских наблюдателей свои огневые точки, своих людей. Ночь капитан проводил на берегу и придирчиво вникал в каждую работу. Он заставлял переделывать окопы, залезал в дзоты и требовал расширения амбразур, большого обзора местности и сектора обстрела. Потом однажды неожиданно приказал расположить ряд огневых точек у самой воды. В ветреную ночь донская вода часто заливала бойцов, лежавших всего в одном-двух метрах от нее. Приходил капитан и, видя, что бойцы поеживаются, насквозь промоченные волной, уверенно говорил им:

    — Ничего, хлопцы. Помокнете от донской водички, зато выйдете сухими из-под минометного ливня.

    Когда развернулись бои, бойцы оценили предусмотрительность своего командира. Оказалось, что как ни ухитрялись вражеские минометчики, они не могли угодить своими минами в самый обрез берега. Мины то падали в Дон, то перелетали через голову окопавшихся над самой рекой бойцов. Только случайно мина могла попасть в чуть заметную линию земли, сливавшуюся с водой. Бойцы оставались невредимыми и знали, что этим они обязаны командиру батальона.

    Комбат явно не спешил с активными действиями. Изредка вспыхивала перестрелка, но он тут же осаживал увлекавшихся бойцов, предостерегая их от раскрытия огневой системы. «Ведь это только и нужно противнику. Для этого он нас прощупывает...» Зато капитал тщательно занимался разведкой. В эти дни он не давал покоя своим разведчикам. Они тащили в нему «языков» с того берега, сообщали все, что удавалось им засечь в течение короткого пребывания в стане врага. Доставалось и связистам. Капитан требовал подвести телефонные провода, которые бы связали его с приданными артиллерийской и минометной батареями, с соседями слева и справа. Он усиленно занимался стягиванием в прибрежные кусты лодок, проверял их исправность.

    Однажды ночью комбат приказал выкатить одну семидесятишестимиллиметровую пушку на самый берег, а затем дал сигнал поджидавшим его бойцам переправляться. На фланги он направил по два взвода, и внезапным налетом окружил село, в котором расположился ничего не подозревавший противник. Грянуло грозное «ура», и бойцы ворвались с двух сторон в населенный пункт. Сначала, неприятель пытался задержаться в дзотах. Но пушка с восточного берега основательно расковыряла их. Комбат, внимательно следивший за всеми перипетиями боя, во-время заметил вражескую уловку. В тот момент, когда пушка била по одному дзоту, немцы стремглав летели по внутренним ходам сообщения в другой. Стоило перенести огонь на этот дзот, как немцы возвращались в первый и снова оттуда стреляли.

    — Хитрецы, — произнес капитан, — но русского им не перехитрить, — и позвонил на батарею: — Дайте прикурить фрицам в первый дзот, да побыстрее. — Собравшиеся снова в полуразрушенный дзот солдаты были разметаны в клочья.

    Всю ночь очищали наши бойцы село от врага. Захваченные пленные дали ценные сведения и предупредили, что противник снова собирается с силами. Действительно, накопившись в соседнем селе, к исходу дня неприятель послал новый батальон отбивать село. Капитан видел, что четырем взводам, к тому же имевшим потери, не устоять. Он мог бы подбросить свежие силы, но после того, как противник с левого фланга заходил в тыл, считал обстановку для этого невыгодной.

    — Принимаю решение: отвести обратно на наш берег подразделения. Я не дам немцам молотить нашу живую силу. Мой план таков… — И склонившись над картой, Вовк с жаром стал что-то объяснять своему заместителю…

    Отвод бойцов обратно на восточный берег выглядел отступлением. Так это расценили и в штабе дивизии, откуда в тот же вечер примчался встревоженный представитель командования.

    — Как так у вас получилось? Все мы говорим — ни шагу назад, а вы отступаете?

    — Это не отступление, — почтительно и твердо доложил комбат, — и утром я доложу вам о том, что село снова в наших руках, и на этот раз окончательно.

    В штабе полка решение комбата также вызвало сомнение. Особенно беспокоила судьба одного взвода, оставленного на правой высотке для сковывания противника.

    — Взвод погибнет, — говорил начальник штаба, — а принесет ли это пользу?

    В этот памятный вечер народ увидел, что комбат не расстается с боевым уставом пехоты. Из полевой сумки он достал потрепанную книжицу и внятно прочел вслух:

    «Никакие потери не могут вынудить роту прекратить выполнение боевой задачи, даже если в ней осталось только несколько человек...»

    — Понятно? — переспросил Вовк, и окружающие почувствовали, что перед ними такой волевой командир, которого не собьешь с обдуманного и принятого решения. Им оставалось выполнять разработанный комбатом маневр.

    Маневр был удивительно прост и остроумен. Обнаружив к вечеру, что противник, наступая слева целым батальоном на захваченное селю, зашел тем самым в тыл наших бойцов, находившихся в селе, а выдвинув силы из соседнего села справа, он вовсе может зажать, комбат решил в свою очередь зайти в тыл врага и разгромить его. С этой целью, не смущаясь упреками в отступлении, он отвел свои силы обратно на восточный берег, и очистил село. Это убедило противника, что бойцы, подавленные ого огнем, ретировались. Правда, оставленный на правом фланге, на высотке берега взвод его беспокоил, но противник, очевидно, полагал, что это только задерживающий его арьергард отступающих. Выставив посты против этой высотки, батальон расположился спать в селе.

    Пробуждение врага было неожиданным и суматошливым. Отведя три взвода обратно на восточный берег в начале вечера, капитан Вовк к рассвету приготовил сюрприз врагу. Еще только начинало сереть, и с Дона тянула ночная прохлада, когда Вовк стал переправлять снова на западный берег своих бойцов. Две роты он послал на левый фланг с задачей бить врага с тыла, одну роту он направил вправо на помощь взводу. Противник, считавший, что он окружил наших бойцов, сам оказался в мешке.

    Бой длился несколько часов. Противник отчаянно сопротивлялся. Но шаг за шагом бойцы продвигались вперед. Вовк подползал к бойцам в отбитые ими окопы и тут же показывал, как пользоваться захваченными трофеями. Вражеские станковые и ручные пулеметы великолепно били по своим прежним хозяевам.

    … Когда бой закончился, село осталось за нами. Комбат собрался писать донесение командиру полка. В поисках листка бумаги он выворотил содержимое своей полевой сумки. Заместитель командира батальона заметил книжку в коленкоровом переплете. Книга была изрядно потрепана, а перелистав ее, он увидел много карандашных подчеркиваний. На переплете была надпись: «Полководческое искусство Суворова. Эта книжка всюду сопровождала комбата.

    Т. ЛИЛЬИН.
    РАЙОН ВОРОНЕЖА.

    Источник: Газета «Красная звезда» 22 октября 1942 года


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 02 октября 2016, 11:28
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2016