Советские коллаборационисты до Власова
Память История и события

    Меченный злом, мёртвым огнём,
    Лоб твой горит – ты не скроешь клейма,
    Меченный злом, в сердце пустом
    Спрятался страх – тени сводят с ума,
    Тучи крестом, ветер как стон,
    Сила моя не растрачена мной,
    Шёпот как гром, меченный злом,
    Слышишь меня? Я иду за тобой!



    Постепенно по ходу войны немцы убедились в том, что, несмотря на заявления русских белоэмигрантов, оккупированное русское население относится к бывшим «белякам» как к чужакам и врагам. Ещё бы – большинство поддерживающих их сил в годы Гражданской войны было либо уничтожено, либо эмигрировало. Немцы догадывались, что в СССР существует прослойка граждан поначалу поддерживающих советскую власть, а потом разочаровавшиеся в ней из-за репрессий и коллективизации. Было принято решение в ходе пропагандистской борьбы задействовать и их. Для пущего пропагандистского эффекту было решено завербовать какого-либо крупного пленного советского военачальника. Как известно, к концу войны основная ставка была сделана именно на советских коллаборационистов, и во главе их стал Власов. Он стал иконой для многих сторонников мифа о чудодейственной «третьей силы» — против Сталина и против Гитлера. Но до Власова были довольно интересные фигуры из советской жизни.

    «Русская Трудовая Народная Партия»


    В сентябре 1941 года в офицерском лагере для советских военнопленных в Хаммельбурге под присмотром немецкой разведки была создана «Русская Трудовая Народная Партия» (РТНП). Заметим между строк, что слова «трудовая» и «народная» как будто украдены из советских лозунгов – это коммунисты воевали за трудовой народ. Лишь слово «русская» отделялось от коммунистов, бывших за интернационал. Во главе стоял бывший военный прокурор 100-й стрелковой дивизии РККА С.А. Мальцев, от немцев курировали офицер контрразведки капитан фон Зиверс и зондерфюрер Кох. [1]

    Отдел пропаганды возглавлял бывший артист МХАТ С. Н. Сверчков [1], военный отдел – бывший советский генерал-майор береговой службы, начальник Военно-Морского училища ПВО [2], И.А. Благовещенский до ноября 1941 года. После него военный отдел возглавил бывший генерал-майор, начальник штаба северо-западного фронта, Ф.И. Трухин. Программа партии, распространяющаяся среди военнопленных, была такова: свержение большевизма с помощью немецкой армии, восстановление частной собственности, государство с республиканско-демократическим режимом. [1]

    Трухин в конце войны в форме РОА

    В ноябре 1941 года РТНП предложила немцам начать формирование добровольческой армии для последующего боевого использования против РККА. Были созданы комиссии для проверки волонтёров их военнопленных. Было отобрано по одним данным около 3,5 тыс. человек, по другим всего 800 наёмников. Потом было решено, видимо, из-за малого количества завербованных, волонтёров использовать как диверсантов для заброски в тыл РККА. [1]

    Ещё одним футуристическим проектом РТНП было создание «армии» со всеми родами войск для замены немецких частей, несущих караульную службу в Бельгии, Франции, Голландии и на Балканах. Предполагалось использовать подразделения из русских коллаборационистов в Африке против англичан (!). Вот вам и борьба против большевизма! Активисты даже сделали попытку завербовать Якова Джугашвили, но она провалилась. Отдел разведки РТНП, возглавляемый майором А.П. Филлиповым, составлял списки антинемецки настроенных советских пленных офицеров в лагере, в результате в сумме 2 тыс. человек были переданы в лапы гестапо. [1]

    Меандров в звании полковника

    В конечном счете, деятельность «партии» ограничивалась концлагерем, за пределами о ней никто не знал. В июне 1942 года партия распалась – произошла сильная вспышка тифа, принёсшая многочисленные жертвы. 30 счастливчиков из верхушки, доказавшие свою преданность, были немцами эвакуированы в школу пропагандистов в Вульхайде. В конце 1942 года партия возродилась, в руководящее ядро входили, в том числе бывший полковник, замначштаба 6-й армии, М. А. Меандров, бывший подполковник, начальник артиллерийского снабжения Северо-Кавказского округа [2], Н.С. Шатов, бывший генерал-майор, командир 48-й стрелковой дивизии, П.В. Богданов. Существовала РТНП вяло и производила вербовку офицеров в немецкие воинские части. [1] Меандров и Шатов в конце войны очутились в РОА. Предатель Богданов, выдавший ещё в концлагере своих однополчан – комиссара и старшего политрука, оказался начальником контрразведки в «1-й русской национальной бригаде СС». [3]

    «Борец с тоталитаризмом» из СС


    В марте 1942 года в лагере для советских военнопленных в Сувалках под присмотром «Цеппелина» была создана «Национальная партия Русского Народа» (НПРН). Инициатором создания от коллаборационистов стал бывший подполковник, начальник штаба 229-й стрелковой дивизии, В.В. Гиль. Интересно, что в плен он попал в бессознательном состоянии, т.е. сдался не добровольно. [1]

    В лагере военнопленные жили не в бараках, а в ямах. Только за одну зиму 1941-1942 гг. в лагере умерло более 40 тыс. человек. Часто вместе с мертвыми в землю закапывали живых людей. [4] В лагере Гиль получил должность коменданта и пользовался доверием и поддержкой у начальника лагеря штурмбанфюрера СС Шиндовского. По слухам, Гиль был евреем, уроженцем Белоруссии. [1]

    Вскоре НПРН была переименована в «Боевой Союз Русских Националистов» (БСРН), сам Гиль взял псевдоним «Родионов», т.к. фамилия Гиль была неблагозвучной. В программе союза говорилось, что Россия после войны должна быть только для русских – белорусы, украинцы и прочие народы должны создать национальные государства под протекторатом «Великой Германии». Власть в России должна быть диктаторской, его должность назначается Гитлером. Колхозы упраздняются, земля переходит в частные руки. В области торговли поощряется частная инициатива. Мелкая промышленность передаётся частному капиталу, средняя будет находиться в руках акционеров, а крупная… ликвидируется (!). Россия, по мнению БСРН, должна стать аграрной страной. Образование должно быть только «начальное и сельское – высшее». [1] Нет сомнения, что такая «влада» устраивала немцев.

    В апреле 1942 года все члены БСРН были переведены в предварительный лагерь организации «Цеппелин» на территории концлагеря Заксельхаузен. Каждый отдел БСРН (разведки, контрразведки, военный, подготовка кадров) курировал сотрудник «Цеппелина». Пропаганда «идей» БСРН осуществлялась среди нескольких концлагерей военнопленных. Гилю было предложено создать подразделение (дружину) из советских коллаборационистов для борьбы с РККА. [1]

    Гиль. Довоенное фото

    К июню 1942 года на основе членов БСРН в Польше было создано подразделение «1-й Русский национальный отряд СС» («Дружина № 1») численностью 500 человек из военнопленных. «Дружина» состояла из 3 рот – первая была полностью из бывших офицеров РККА, на её базе предполагалось создать дополнительные подразделения. Имелись пулемёты, включая станковые, миномёты, пистолет-пулемёты. Личный состав был одет в чешскую форму (не будут же немцы её выкидывать !) со знаками различия СС. Погоны были собственного образца, кроме того, имелась чёрная лента с надписью «За Русь!». [1]

    Началась война «за Русь»… боевыми действиями против партизан в парчевских лесах (Польша) – было уничтожено до 1,5 тыс. человек. В оперативном отношении «Дружина» подчинялась оперативной группе «Б» полиции безопасности и СД. В середине августа «Дружина» была переброшена под Смоленск, а в марте 1943 года в Белоруссию. Отметим для себя, что пока Гиль вёл антипартизанскую борьбу, в тоже время свою пропагандистскую деятельность вёл Власов, но военной части ему в руки не давали. Сам «Родионов» закончил школу СД, в ходе антипартизанских акций получил два Железных креста. [1]

    Параллельно с «Дружиной» для пропагандистских передач идей БСРН по радио был создан «Радиовещательный центр Боевого Союза». Программы передач создавались немцами, а Гиль даже не мог их почитать перед эфиром. [1]

    Антинародная борьба «Дружины» в союзе с немцами сказывалась на моральном состоянии её бойцов – к концу 1942 года большинство карателей были морально разложены. В декабре 1942 года, когда выяснилось, что Красная Армия не разгромлена и ещё может сражаться, в полном составе к партизанам перешла офицерская рота. Были убиты все немцы и взорван мост, который эта рота с немцами охраняли. [1]

    В то же время Гиль замахивался на общероссийские масштабы – в январе 1943 года в Бреславле состоялась конференция БСРН в составе 35 человек. На ней было решено создать три корпуса (!) из военнопленных: один для борьбы с партизанами, один для борьбы с РККА и последний для заброски в тыл РККА. Поездка в Берлин не дала результатов – немцам план не понравился. Ещё бы – после разгрома немцев под Сталинградом тонкой струйкой от немцев в партизаны побежали советские коллаборационисты. Слишком много хотел Гиль использовать пленных – случаи массового дезертирства не удалось бы избежать. [1]

    Однако строительство «армии» Гиля потихоньку продолжалось. В Польше была создана «Дружина № 2» в 300 человек. Возглавлял её бывший капитан, начальник штаба артполка, РККА А.Э. Блажевич. Есть информация, что он ранее служил в частях НКВД. В марте обе «дружины» объединились в «1-й Русский национальный полк СС», численностью 1200 человек. В мае в Белоруссии полк, пополнившись местной молодёжью, дезертирами из партизанских отрядов и пленными развернулся в «1-й Русскую национальный бригаду СС» [1] (встречаются также названия «Особая русская бригада СС «Дружина» [5]). Один из очевидцев вспоминал о методах вербовки: «Сильный отдел родионовцев прибывал в волостной центр и приказывал старостам собрать на следующий день всех молодых людей на антикоммунистический митинг. За неявку — расстрел. На митинге выступали офицеры-агитаторы, стиль которых мало чем отличался от того, каким пользовались советские политруки. Разве что вместо «советская родина», «коммунизм», «вождь Сталин», звучало: «Россия», «новая Европа», «фюрер Гитлер». А в конце такого митинга «политрук» объявлял, что все присутствующие являются «добровольцами русской армии». За это время толпу окружали вооруженные до зубов родионовцы, и под аккомпанемент дикого мата начиналось формирование колонн, отбирали документы, без которых нигде нельзя было показаться из опасения, что тебя примут за партизана». [4]

    В бригаде имелись несколько десятков орудий, миномёты, почти три сотни пулемётов, включая станковые. Вооружена и экипирована она была хорошо. Примечательно, что ради дисциплины в бригаде применялся мордобой. К концу лета 1943 года бригада насчитывала 2800 бойцов, включая 10-12 немцев. Около 80 % бойцов составляли мобилизованное полицаи и местное население и лишь 20 % были бывшими военнопленными. [6] Командиром стал Гиль, начальником штаба Блажевич, начальником контрразведки упоминавшейся выше Богданов. В бригаде осели также эмигранты, включая князя Святополка-Мирского и графа Вырубова. [1]

    На что вообще надеялись русские коллаборационисты из СС, а также и другие? Вот, например, белоэмигрант, посетивший бригаду, писал в письме: «…Надеюсь на то, что большевистская армия, узнав (а воззвания разрабатываются), что создалось русское правительство, будет переходить на сторону немцев и ускорит конец войны…». Однако наши деды, что-то не спешили становиться предателями. [1] Скорее, наоборот…

    За борьбу с партизанами бригада получала прекрасное снабжение продуктами и алкоголем. Офицеры получали шоколад, кофе и французский коньяк, рядовые — самогон, шнапс. После «акций» для успокоения нервов начинались дикие пьянки. Для проверяющих бригаду немцев-ревизоров Гиль устраивал «бутафорские» антипартизанские акции с последующим банкетом, переходившим в попойку. Для увеселения гостей был устроен оркестр. Интересно, что из захваченных евреев была организована «шарашка», ремонтирующая обувь и одежду. Под конец существования полразделения, из него должна была формироваться дивизия. [1]

    Постепенно оберштурмбаннфюрер СС (подполковник) Гиль морально поплохел. Началось разложение и падение дисциплины и в его «войсках». 18 апреля за слушание московского радио были расстреляны 13 бойцов. Пьяные Гиль-«Родионов» с Блажевичем сами расстреливали пленных партизан и своих же, заподозренных в измене. Так 4 апреля 1943 года эта парочка убила пленного майора Кузнецова – начальника отдела кадров Черноморского флота. Антипартизанская борьба шла с переменным успехом. В мае бригада, наряду с немецкими силами, участвовала в антипартизанской акции и понесла большие потери, что ещё ухудшило её моральное состояние. [1]

    Если верить белорусским националистам-эмигрантам, то летом 1943 года каратели из бригады сожгли несколько белорусских деревень в районе Лепеля, а население – 3000 жителей согнали в одно место. Здесь, якобы, сам Гиль сказал селянам, что все они будут уничтожены за связь с партизанами, однако он, мол, даёт им последний шанс оправдаться. Чтобы сберечь свою жизню, надо было обратиться к Гилю с просьбой о помиловании на «русском литературном языке». Никто это сделать не смог, и все крестьяне были расстреляны из пулемётов. [5] Естественно массовая казнь мирного населения не могла не сказаться на психическом состоянии бойцов бригады.

    В своих мемуарах Вальтер Шелленберг рассказывает, что встречался с Гилем: «Командовал «Дружиной» русский полковник Родионов по кличке «Гиль», с ним мне случалось побеседовать. Из этих разговоров я понял, что его первоначальная оппозиция сталинизму стала исчезать. По его мнению, немцы чудовищно относились к русскому населению и военнопленным. Я и сам пытался против этого отношения протестовать. С другой стороны, мне приходилось отстаивать точку зрения Гиммлера. Я посоветовал Гилю не забывать, что сама война и методы ее ведения становятся все более жестокими и безжалостными с обеих сторон. Когда же речь заходила о партизанской войне, то возникали сомнения, не были ли русские столь же или даже больше немцев виновны а преступлениях. В ответ он напомнил мне о пропаганде, рассуждавшей о русских «недочеловеках»...». [7]

    Немецкий «опекун» русского соединения оберштурмбанфюрер Аппель докладывал своему руководству: «Положение в «Дружине» (т.е. бригаде – прим. автора статьи) требует вмешательства со стороны высших инстанций… «Дружина» развилась в таком направлении, которое свойственно русским при их мании к величию. В то же время замечено возрастающее недовольство, направленное против Германии… Активисты «Дружины» находятся под влиянием праздношатающихся по лагерю русских, они ведут свободную жизнь бандитов, пьют и едят вдоволь и совсем не думают о предстоящей деятельности «Дружины»…». [1]

    Пока Аппель строчил доклады, в августе 1943 года по инициативе офицеров русского бригады СС, включая самого Гиля, была установлена связь с партизанами бригады им. Железняка, действовавшей в Полоцко-Лепецком районе. Как раз к этому периоду во всех антипартизанских и полевых подразделениях, состоящих из советских коллаборационистов, начался моральный кризис и переход на советскую сторону. Разгром крупного гарнизона гилевцев подорвал их моральное состояние. Вскоре переговоры вёл сам Гиль. Была достигнута договорённость – полная амнистия всем перешедшим к партизанам при условии согласия начать борьбу против немцев в качестве автономного партизанского отряда. В условие входило также уничтожение в бригаде всех немцев, а также антисоветских активистов, не склонных к переходу к партизанам. Особым пожеланием было устранение Богданова и гауптштурмфюрера СС (капитана) Мирского. Желание перебежать к партизанам ускорило появление недалеко от дислокации бригады, на станции Парафьянова, частей немецкого полицейского полка, войск СС, включая бронетехнику и артиллерию. Мятежные русские эСэСовцы решили, что эти войска пришли их ликвидировать. [1]

    16-17 августа подчинённые Гиля уничтожили немецкий штаб связи при бригаде и своих «ненадёжных» офицеров. А.Э. Блажевич, ставший к тому времени заместителем Гиля, был убит; Богданов и 40 белоэмигрантов [4] были переданы партизанам. Уже 20 августа они были переправлены самолётом в Москву. Расстреляны они были после окончания войны. [1]

    После «очищения» своих рядов, бывшие русские эСэСовцы атаковали немецкие опорные пункты в Докшицах и ж/д станцию Крулевщина. [1] Гарнизон в Докшицах был захвачен врасплох и уничтожен. Атака на станцию Крулевщина захлебнулась (оборону там держали 600 немцев, из которой 1/3 старики из организации Тодта). Начался отход гилевцев, тогда сам Гиль с пистолет-пулемётом в руках возглавил атаку. Станция была взята, разрушена, трофеи увезены в лес. [4] Хотя по источнику ([1]) все атаки гилевцев немцами были отбиты. После атак подчинённые Гиля перешли к партизанам, всего 2200 человек, 10 орудий, 23 миномёта, 77 пулемётов, и организовали партизанский отряд – «1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду». За присоединение к партизанам Гиль получил орден Красной Звезды (по другой версии Красного Знамени), восстановлен в Красной Армии с присвоением очередного звания полковника. [1] В Интернете можно найти информацию, что почти сразу после перехода к партизанам около 500 гилевцев перебежало обратно в стан коллаборационистов. Если это так, то можно предположить, что эти люди были замешаны наибольшем образом в карательных акциях и испугались мести за свои зверства.

    Партизанская бригада Гиля вела ожесточённую борьбу в течение 11 месяцев, прекрасно себя зарекомендовала. Гилевцы хотели заслужить прощения у партизан, советской власти и народа. В числе её успехов было уничтожение немецкого гарнизона на ж/д станции Вилейка. Сам Гиль при прорыве из немецкого окружения в ходе самой крупной антипартизанской операции «Фрюлингсфест» (весенний праздник) в Витебской области 14 мая 1944 года получил тяжёлое ранение и скончался. Его бригада понесла непоправимые потери (выжила 1/3 состава) и фактически перестала существовать. [4] Кстати, Гиль погиб как герой, а кто знает, остался бы он на свободе после окончания войны?

    Бывший сотрудник НКВД Бессонов на службе у немцев


    Поистине уникальным эпизодом антисоветского движения стал план абвера создать крупное антисоветское движение в тылу Красной Армии из… заключённых советских концлагерей. Идею подсказал советский военнопленный-перебежчик Бессонов, бывший сотрудник НКВД (!).

    Иван Георгиевич Бессонов родился в 1904 году в семье рабочего, по национальности белорус, в 1920 году добровольно вступил в Красную Армию, служил в канцелярии. В 1926 году его, как старательного бойца, направили в кавалерийскую школу. Иван вступил в комсомол. В 1930 году попал в войска ОГПУ в Казахстан на должность командира взвода. Через год стал помощником начальника штаба полка. Участвовал в боях против мятежников, выступающих против правительственных войск китайской провинции Синцзян, за что получил наградное оружие. [1]

    В 1938 году Иван окончил Военную Академию им. Фрунзе, стал командиром полка, принят в ВКП(б). До войны получил награду орден Красного знамени. Ему в пике с Власовым писать, мол, советская власть меня ничем не обидела… Пиком его карьеры стало назначение на пост начальника отдела боевой подготовки Главного управления погранвойск НКВД, но в связи с неудачами финской кампании его понизили в должности. [1]

    С началом ВОВ Иван Георгиевич стал начальником штаба 102-й дивизии. В ходе сражения, по мнению историков, он написал донос на своего командира дивизии. Командира с должности сняли, а 13 августа 1941 года командовать дивизией назначили Бессонова. Однако скоро дивизия оказалась в окружении, выйти удалось немногим, среди них комбрига Бессонова не было… [1]

    Комбриг Бессонов сдался охране немецкого медсанбата. На первом же допросе он предложил свои услуги в борьбе с большевизмом. [1] Почему же выходец из рабочего класса, сотрудник НКВД с блистательной карьерой и, наконец, коммунист согласился бороться против своего же режима? По мнению автора статьи, дело тут вовсе не «в прозрении в окружении» (как у Власова), не в чувстве преступности советского строя, желании «освободить народ от коммунистического ига» и прочей чуши. Просто Иван Георгиевич прекрасно знал, что его ждёт смерть как коммуниста и бывшего сотрудника НКВД, и поэтому, опережая события, решил выжить, идя на предательство. Кстати, арестованный по его доносу командир дивизии Гудзь был освобождён и провоевал до конца войны. [1]

    Бессоновым заинтересовались немецкие спецслужбы – организация «Цеппелин», и он был переведён в Хаммельбургский спецлагерь для высокопоставленных военнопленных офицеров. В этом лагере для узников, изъявивших желание сотрудничать, был создан т.н. «военно-исторический кабинет». Это была группа советских офицеров довольно большого ранга, которые откровенно пошли на путь предательства – составляли справки для немецкой разведки по состоянию советской экономике, армии, промышленности. Бессонов также принял участие в этом мероприятии. [1]

    Генерал Бессонов, под крылышком немецких спецслужб, создал «Политический центр борьбы с большевизмом» (ПЦБ). Одним из его соратников стал бывший замначальника штаба 6-й армии полковник М.А. Меандров, будущий соратник другого «освободительного» движения – власовского. ПЦБ начал свою работу с июля 1942 года в Бухенвальде [1]

    Интересно, что политической программой ПЦБ было требование от немцев — после разгрома СССР Германия должна была признать свободу «новой России» в рамках границ 1939 года. Но вовсе не это интересовано немцев. Очевидно, они дали такие обещания, не обговорив со своим правительством. [7] Первоначально Бессонов предложил немцам создать антипартизанские формирования из военнопленных, но предложение было отвергнуто – в это же время эти функции осуществляла РННА. Тогда Бессоновым был разработан «грандиозный» план высадки 6 тысячного десанта в районах рек Северная Двина – Обь. От крайнего Севера до Сибирской железной дороги предполагалось захватить советские концлагеря, вооружить заключённых и развить повстанческую антисоветскую войну. Бессонов, как бывший сотрудник НКВД, гарантировал немцам успех операции, свою компетенцию в области знаний расположения советских лагерей. Задумывалось после мобилизовать местное население, овладеть промышленными городами Урала, разорвать европейскую часть СССР с Сибирью и Дальнем Востоком. Уже в октябре 1942 года началась формироваться «армия» ПЦБ. [1]

    Был ли реальный шанс у Бессонова? В начале 1942 года в одном из лагпунктов на Печоре, куда хотели высадиться десантники, заключённые подняли восстание, разоружили охрану. Они и не предполагали, что их хотят освободить добренькие дяди во главе с бывшим комбригом. Бунт был подавлен. [1] Однако это вовсе не значит, что заключённые этого и других лагерей присоединились бы к Бессонову, даже если бы он их освободил. Уголовники вряд ли согласились бы воевать вообще – для них служить любой власти – «западло». Побывав недолгими попутчиками при «армии» Бессонова, они, вероятно, разбежались бы и осели «на дно». Не факт, что и политические заключённые разделяли бы идеи служить Гитлеру и воевать в тылу против советской власти. Для обоих контингентов, для политических и уголовников, сам Бессонов был, наконец, бывшим коммунистом, сотрудником «компетентных органов», крупным «эНКеВеДэшником», короче «падлой». Набрать волонтёров среди мирного населения в «армию», состоящую из лагерников также вряд ли бы удалось. Эта «армия» из лагерников представляла бы, очевидно, собой низко дисциплинированную банду, грабящую мирное население, не способную противостоять даже солдатам-новобранцам. Дело осложнялось и тем, что лагеря и тыл вообще хорошо охраняли внутренние войска НКВД и отряды милиции. Всё, на что мог реально рассчитывать Бессонов – это освобождение только части лагерников, стихийное создание из них мелких банд – антисоветских и чисто уголовных, практически не подконтрольных нему. А потом… тихие партизанские вылазки для ограбления населения, поиски спиртного, сопротивление пока отряды НКВД и милиции не уничтожат эти банды.

    А вот реальные факты. Согласно источнику ([8]) можно узнать о настроениях в советских концлагерях: «В отчетах ГУЛАГа о настроениях заключенных отмечалось, что только незначительная их часть надеется на освобождение с помощью гитлеровцев. У большинства же царили патриотические настроения». Заключёнными действительно были созданы подпольные организации, ждущие немцев типа «Железная гвардия», «Русское общество мщения большевикам» и др. А всего в течение 1941 — 1944 годов «в лагерях и колониях вскрыто и ликвидировано 603 повстанческих организации и группы, активными участниками которых являлись 4640 человек». [8] Замечу, что часть этих «повстанческих» групп были просто бандами, желающими просто сбежать из лагеря. Дело в том, что с продвижением немцев в центр СССР в концлагерях среди заключённых стали ходить необоснованные о том, что советская власть будет избавляться от «лишнего балласта» — попросту расстреливать «зэков» при приближении немецких войск и невозможности эвакуировать лагеря. [8]

    Итак, сформированная для операции «армия» насчитывала 200 диверсантов, включая сотню бывших офицеров Красной Армии. На базе этих бойцов предполагалось развернуть полк. Готовились 60 радистов для штурмовых отрядов. [1] В источнике ([3]) говорится об 300 диверсантов.

    Пока шла лихорадочная подготовка к захвату концлагерей, Бессонов «подхалтуривал» на немецкую разведку. В конце 1942 года он написал письмо Василевскому, однако попытка скомпрометировать советского командующего не удалась. Бессонова подсаживали в Заксельхаузен к старшему лейтенанту Якову Джугашвили, чтобы склонить его к сотрудничеству с немцами, однако и тут Иван Георгиевич погорел. [1]

    Постепенно немцы стали разочаровываться в Бессонове – он не хотел быть игрушкой в их шаловливых руках. К маю 1943 года, когда завершалось обучение диверсантов, Бессонов стал требовать от немцев гарантий того, что немцы после победы предоставят России независимость. Кроме того, Бессонов стал замахиваться на всероссийский масштаб руководителя повстанческого движения. Власова, как выбранного немцами руководителя русских коллаборационистов, Бессонов не признал, заявляя, что он сам выше Власова как в военном, так и в политическом отношении (!). Также он тыкал, что у Власова нет военной силы, а у него самого есть – хотя бы отряды диверсантов. С Гилем, также сотрудничающим с «Цеппелином» Бессонов также не захотел объединять свои усилия. [1]

    Немцы примечали изменение его поведения и за попытку создать «третью силу», т.е. силу враждебную советской власти и более-менее независимую от немцев, решили избавиться от бывшего комбрига. Своё дело сыграл донос Благовещенского. Своё дело Бессонов сделал – отряды диверсантов были созданы, карты концлагерей были нарисованы, план операции составлен. Бессонову было предложено поехать в Берлин для обсуждения его претензий [1], по пути в июне он и несколько его офицеров были арестованы за «антинемецкую деятельность». [1] Т.е. к лету 1943 года немцы были ещё не готовы к сотрудничеству с русскими коллаборационистами на более-менее честной основе. Лишь к концу 1944 года они дали «зелёную дорогу» Власову и его РОА и стали «закрывать глаза» на болтовню коллаборационистов, вроде создания независимой националистической России.

    ПЦБ был распущен, Бессонов сотоварищи сели в Заксельхаузен, в особый блок «А» для привилегированных заключённых (свободный режим содержания), где он содержался до апреля 1945 года. [3] Находясь в неволе, Бессонов периодически посылал немцам заявления и планы, в которых настаивал на использование себя в борьбе против СССР. [1]

    2 июня 1943 года из лучших диверсантов Бессонова был выброшен пробный десант из 12 человек одетых в форму НКВД в Кожвинском районе Коми АССР. 9 июня в бою отряд диверсантов был разгромлен – 2 убитых, 9 взяты в плен, в т.ч. и руководитель группы. Второй десант из 40 человек был выброшен под Сыктывкаром в конце 1943 года, но на связь не вышел. [1] Из остальных завербованных в диверсанты и остатков ПЦБ были созданы две диверсионных группы под командованием обер-лейтенанта Фюрста и полковника Соколова. В июле 1943 года оба подразделения были переброшены в т.н. «партизанский край» – г. Себеж Калининской области, где немцам сильно досаждали партизаны. Диверсантов предполагалось использовать в тылу Красной Армии. [1]

    Однако начались переходы к партизанам – группа бывших советских офицеров во главе с бывшим батальонным комиссаром Чугуновым и бывшим подполковником Пастушенко ушла в лес. К партизанам перешёл также и сотрудник отдела контрразведки ПЦБ лейтенант Бончковский. Бывший командир 171-й советской стрелковой дивизии генерал-майор А.Е. Будыхо, осуществлявший в ПЦБ роль начальника контрразведки, сначала перешёл в РОА в качестве офицера связи при штабе 16-й немецкой армии, но 13 октября 1943 года, поняв бесперспективность своего положения, перешёл к партизанам. Поступок ему не зачёлся – с генерала генеральский спрос – он был арестован и в 1950 году расстрелян. [1] Кстати, сам Будыхо также, как и Бессонов, не был «идейным» борцом против власти – он попал в плен, напоровшись на немецкий патруль, во время выхода из окружения будучи дважды раненным. [3]

    После таких событий обе «спецгруппы» были срочно перевезены в немецкий тыл, расформированы, часть личного состава была арестована и посажена в концлагеря, а лояльные переведены в полицейские и охранные подразделения, состоящие из советских коллаборационистов, проще говоря, они стали «полицаями». [1]

    Сам Бессонов в конце войны был эвакуирован с группой высокопоставленных заключённых на запад и попал в плен к американцам. У них он попросил 15 мая 1945 года отпустить его… в СССР. Такой поступок ещё раз доказывает его несостоятельность как «антисоветского борца», т.к. такие «идейные» личности продолжили борьбу против своей Родины под руководством ЦРУ. Естественно, в СССР он был арестован «СМЕРШ», а в 1950 году расстрелян. [1]

    Итак, грандиозное восстание в советском тылу не осуществилось… В своей книге «Между двумя диктатурами» (1991 г.) член НТС Николай Рутыч, сидевший в Заксенхаузене вместе с Бессоновым, писал о нём не иначе как о «герое нашего времени», несостоявшемся предшественнике генерала Власова. Тем не менее, Иван Георгиевич был не героем, а загнанным зверем, пошедшим на авантюру, ради спасения своей жизни.

    * * *


    Как видно, до Власова у немцев не получалось найти подходящую фигуру на роль «освободителя России». Видно и ещё одно – не все русские коллаборационисты до конца собирались бороться с «тоталитаризмом и сталинизмом». Гиль, Будыхо, Бончковский, Пастушенко и Чугунов, фигуры крупные, перешли на советскую сторону, потому как поняли, что война ведётся против народа, и она проиграна. Другие «герои»: Меандров, Шатов, Трухин, Благовещенский, Богданов, Блажевич, Каминский (о нём в следующей статье) и Бессонов решили связать себя с немцами и идти до конца. Но даже они «протестовали» по мере своих сил, Бессонов поплатился своей относительной свободой и попал в концлагерь. Каминский же, «верный немецкий пёс» в своей жестокости к концу войны стал явно дискредитировать немцев и они от него избавились.
    _________________________________________________

    [1] – «Штрафники Великой Отечественной», Ю.В.Рубцов, М., 2008 г.;
    [2] – «Я дрался на Т-34», воспоминания под редакцией А. Драбкина, М., 2005 г.;
    [3] – «Коричневые тени в Полесье», О. Романько, М., 2008 г.;
    [4] – статья, http://www.ostfront.ru/Text/Ostfront2.html;
    [5] – «Великая оболганная война-2», И. Пыхалов, А. Дюков, сборник, М., 2008 г.;
    [6] – «Под знаменами врага», С.И. Дробязко, М.,2005 г.;
    [7] – «Нюрнбергский процесс», 7 томов, М., 1959 г.;
    [8] – «Война Германии против Советского Союза 1941-1945», Под редакцией Рейнгарда Рюрупа, http://ef.1939-1945.net/b001_006.shtml;
    Источник: kuzhist.narod.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 04 октября 2010, 12:23
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2019