Сегодня морская пехота России отмечает 311-й день рождения
Армия и вооружение

    Силы морской пехоты Военно-морского флота России, основанные указом Петра I от 27 ноября 1705 года, празднуют в воскресенье 311-ю годовщину со дня создания. Главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Королев направил поздравление в адрес морских пехотинцев Северного, Тихоокеанского, Черноморского, Балтийского флотов и Каспийской флотилии.

    «В 2016 году на боевой службе в дальних походах морская пехота была представлена всеми четырьмя флотами и Каспийской флотилией. Более 70 подразделений морской пехоты общей численностью около 1000 человек в составе антитеррористических групп на борту кораблей приняли участие в дальних походах отрядов и группировок кораблей ВМФ на протяжении всего 2016 учебного года» — говорится в сообщении пресс-службы Минобороны России.

    В 2016 году морская пехота ВМФ провела свыше 160 тактических учений, военнослужащие совершили более 15 тысяч прыжков с парашютом.

    * * *


    Об исторических вехах и боевом пути морской пехоты — в материале журналиста и военного историка Алексея Суконкина.

    Не знаю как сейчас, но в моём, еще советском, детстве мы по двадцать раз ходили в кинотеатр смотреть художественный фильм «Одиночное плавание», в котором горстка советских морских пехотинцев под командованием майора Шатохина (чью роль блестяще сыграл Михаил Ножкин), беспощадно громила американскую береговую ракетную базу, вздумавшую начать Третью мировую войну. Наши морские пехотинцы выглядели настоящими героями, последовательно и неотвратимо уничтожающими коварного врага. Для нас, советских мальчишек, образ майора Шатохина стал примером мужества, отваги и самопожертвования во имя Родины. Подобные фильмы формировали в сознании старшего поколения гордость за наших несгибаемых воинов, а у подрастающего поколения – желание быть такими же героями, как в кино.

    * * *


    Надобность в подобных воинских формированиях возникла в то время, когда основным видом морского боя парусного флота был абордаж – это когда корабли намеренно сцеплялись между собой, и команды в рукопашном бою решали исход схватки. В такой ситуации значение имела рукопашная и огневая подготовка воина, тогда как для простого моряка это были необязательные военные дисциплины. Тогда-то и было принято решение о том, что на борту боевых кораблей должны быть специально подготовленные абордажные команды. Впервые морская пехота появилась в Англии, где в 1664 году был сформирован первый полк. На следующий год подразделение морской пехоты было сформировано в Нидерландах. В 1668 году нештатная абордажная команда на корабле «Орёл» появилась и в российском флоте – это формирование стало той основой, на которой был наработан необходимый опыт для последующего создания российской морской пехоты. 27 ноября 1705 года Петр Первый издаёт Указ о формировании первого полка морской пехоты – эта дата и стала считаться началом истории русской морской пехоты.

    Первый полк состоял из десяти рот, которые были сведены в два батальона. Всего по штату полк насчитывал 1365 человек, в том числе 45 офицеров, 70 унтер-офицеров и 1250 рядовых. На вооружении полка стояли кремниевые пистолеты, ружья с багинетами, сабли и тесаки. Основным предназначением полка было несение боевой службы на боевых кораблях парусного и гребного флота России в качестве абордажно-десантных команд, а также несение караульной службы для охраны береговых учреждений флота – так называемый «адмиралтейский батальон».

    Боевое крещение вновь сформированной морской пехоты состоялось в 1706 году, когда абордажная команда захватила шведский бот «Эсперн». Позже отряды морской пехоты принимали участие во многих боевых операциях русского флота.

    Особо стоит упомянуть взятие французской крепости Корфу в 1799 году во время средиземноморского похода черноморской эскадры под командованием адмирала Ф. Ф. Ушакова. Гарнизон крепости состоял из трех тысяч человек при 650 орудиях, а также французской эскадры, в состав которой входили два линейных корабля, фрегат и бриг.

    На кораблях эскадры Ушакова находилось 1700 морских пехотинцев из Балтийских и Черноморских батальонов. До высадки морского десанта были проведены тренировки по посадке войск на суда и высадке с них на берег, преодолению естественных и искусственных препятствий в воде и на берегу. Планом было предусмотрено эшелонирование десанта при высадке. В первом эшелоне десанта высаживались наиболее подготовленные подразделения морской пехоты. Их высадка осуществлялась с барказов, шлюпок и ботов. Во втором и третьем эшелоне десанта высаживались остальные подразделения, выгружалась артиллерия, инженерные средства для штурма крепости и боеприпасы. Большое внимание уделялось огневому поражению противника перед высадкой и в ходе высадки десанта силами корабельной артиллерии и легкой полевой артиллерии, установленной непосредственно на десантно-высадочные средства. При подходе к береговой черте морские пехотинцы открывали и ружейный огонь. Следует отметить, что для организованного управления высаженными войсками штабом эскадры была разработана таблица условных сигналов и различные плановые таблицы взаимодействия и управления. Всё это, а также уровень подготовки и личная смелость морских пехотинцев предопределили успех действий десанта на берегу. Корфа капитулировала.

    Эта операция фактически стала эталоном на многие годы вперед – как надо планировать и проводить высадку морского десанта… Даже современное военное искусство предполагает включение в план операции всех элементов десанта, отработанных при штурме острова и крепости Корфа.

    Кроме применения в морских десантах, морская пехота не менее успешно использовалась и для обороны военно-морских баз русского флота, например, Севастополя во время Крымской войны, Порт-Артура по время Русско-Японской войны. Во время Первой мировой войны 1914-1918 годов на Балтийском и Черноморском флотах были сформированы две дивизии морской пехоты. По своей организационно-штатной структуре эти дивизии соответствовали структуре пехотных частей Русской армии.

    * * *


    Формирование советской морской пехоты началось в декабре 1939 года, когда приказом Народного Комиссара Военно-морского флота СССР предписывалось "…специальную стрелковую бригаду КБФ считать соединением береговой обороны с подчинением ее Военному Совету КБФ". Это был первый шаг на пути создания морской пехоты как регулярных специальных войск в составе флота. Через месяц отдельная стрелковая бригада была переформирована в 1-ю особую бригаду морской пехоты. Кроме того, на Пинской военной флотилии была сформирована 6-я отдельная рота морской пехоты, а на Дунайской военной флотилии 7-я отдельная рота морской пехоты.

    С началом боевых действий в годы Великой Отечественной войны на всех флотах были сформированы бригады, полки и отдельные батальоны морской пехоты. На различных участках в разное время сражались с фашистами одна дивизия морской пехоты, 19 бригад морской пехоты, 35 морских стрелковых бригад, 14 полков и 36 отдельных батальонов общей численностью более ста тысяч человек.

    Об истории боевого применения морской пехоты в годы войны можно писать бесконечно, но мы остановимся лишь на тех формированиях, которые появились на Тихоокеанском Флоте и ушли на фронт – защищать нашу страну.

    Для боевых действий на суше Тихоокеанский флот выделил более 143 тысяч моряков с кораблей и береговых частей, которые составили костяк формируемых 61-й, 62-й, 63-й, 64-й, 65-й, 66-й, 67-й, 70-й, 72-й, 73-й, 84-й и 92-й морских стрелковых бригад. Для собственных нужд (оборона берега от вероятного десанта японцев) на ТОФ в феврале 1942 года были сформирована 13-я и 14-я бригады морской пехоты, а в апреле того же года были сформированы 15-я бригада морской пехоты и 298-й отдельный полк морской пехоты Сучанского (Сучан в 1972 году переименован в Партизанск) сектора береговой обороны. Это были мощные сухопутные формирования, которые в случае японского вторжения смогли бы сделать жизнь японских оккупантов на приморской земле совсем не сладкой. К примеру, только в состав 15-й бригады морской пехоты по штату 015/188 входили 311-й, 312-й, 313-й батальоны морской пехоты, 350-й батальон автоматчиков, 185-й и 198-й артиллерийские дивизионы трехбатарейного состава, 156-я рота противотанковых ружей, 140-я разведывательная рота, 443-я рота связи, 444-я саперная рота и 446-я автомобильная рота подвоза. В состав 298-го полка морской пехоты по штату 013/284 входил 359-й батальон морской пехоты, 328-й минометный батальон, 316-й пулеметный батальон и 123-й артиллерийский дивизион.

    Однако просуществовали эти части не долго – уже в феврале 1943 года 14-я и 15-й бригады, а также 298-й полк морской пехоты были расформированы, а их личный состав направили в качестве маршевого пополнения в действующую армию (читай – на фронт). Нужно отметить, что в течение года эти воины в достаточно спокойных условиях постигали азы воинского мастерства, и поэтому такое решение можно считать глубоко оправданным – на фронте в бой пошли отнюдь не призывники, а уже знающие своё дело солдаты. 13-я бригада морской пехоты осталась во Владивостоке.

    Вскоре на ТОФе снова были сформированы части морской пехоты для выполнения задач береговой обороны. Ими стали 689-я отдельная рота морской пехоты штаба ТОФ, а также пять отдельных батальонов, которые были равномерно распределены по наиболее десантно-опасным направлениям: 354-й (о. Русский), 355-й (п. Промысловка, ныне город Фокино), 358-й (п. Владимиро-Александровское), 364-й (бухты Владимир и Ольга) и 365-й батальон в районе Советской Гавани. В состав 13-й бригады морской пехоты входили 74-й, 75-й, 76-й, 77-й, 78-й батальоны морской пехоты, а также 390-й батальон автоматчиков, 138-я отдельная разведывательная рота и 168-я отдельная рота противотанковых ружей. Стоит специально подчеркнуть – структурно морская пехота этого периода имела ярко выраженную оборонительную направленность, потому как в то время советское командование не планировало никаких наступательных операций на Дальнем Востоке, — не до жиру было, берег бы сохранить. В таком виде морская пехота Тихоокеанского флота встретила свою войну – Советско-Японскую.

    * * *


    Для морской пехоты Тихоокеанского флота боевые действия, которые велись в августе 1945 года, стали апофеозом развития, экзаменом на зрелость и примером мужества и отваги для последующих поколений.

    Итак, войска Советского Союза «получили приказ перейти границу».

    16 августа на западную и южную часть Сахалина с кораблей Северной Тихоокеанской флотилии был высажен морской десант из состава 365-го батальона морской пехоты под командованием подполковника К. П. Тавхутдинова. Переход кораблей с десантом на борту через Татарский пролив проходил в сложнейших условиях штормовой погоды и непроглядного тумана. Сама высадка была произведена непосредственно на причалы порта и на рядом расположенную песчаную отмель. К концу дня Торо был очищен от японцев.

    В развитие достигнутого успеха первой высадки советское командование приняло решение высадить следующий морской десант в порт Маока (современное название — Холмск). Высадка десанта, основываясь на опыте уже проведенной операции в Торо, была произведена непосредственно на причалы порта. 20 августа порт был взят. Потери японцев составили более 300 солдат и офицеров убитыми, до 600 пленными. Спасаясь от губительного огня советских десантников, самураи отступили вглубь острова.

    В период наращивания сил для предстоящего десанта на Хоккайдо, в Маоко из Владивостока в числе прочих был переброшен 357-й стрелковый полк 342-й стрелковой дивизии. К этому полку мы еще вернёмся. Запомните его.

    После того, как стало ясно, что освобождение Южного Сахалина — лишь вопрос времени, советское командование обратило свой взор на Курилы. Первым островом от Камчатки был Шумшу – обладающий наиболее сильным японским гарнизоном. Замыслом операции предусматривалась внезапная высадка десанта с задачей овладеть плацдармом, обеспечить высадку основных сил десанта и впоследствии, нарушив систему японской обороны, наступать на острова Парамушир, Онекотан и другие.

    В пять часов вечера 17 августа конвой с десантом на борту вышел из Авачинской бухты к острову Шумшу. 18 августа в половину пятого утра в северо-восточной части острова Шумшу началась высадка передового десантного отряда. Японские береговые батареи, обнаружив десант, открыли сильный огонь. Теряя людей под смертельным огнем врага, передовой отряд выполнил свою ближайшую задачу – захватил плацдарм для высадки главных сил десанта. С Парамушира японцы стали перебрасывать на Шумшу подкрепление, осложняя положение нашего десанта. К исходу дня главные силы десанта ценой больших потерь все же высадились на остров, а в ночь на 19 августа на плацдарме появились артиллерийские части – это стало возможным после разгрома береговых батарей, которые не давали кораблям десанта приблизиться к берегу. 22 августа, потерпев сокрушительное поражение, японцы начали складывать оружие. Освобождение острова Шумшу стало решающим событием всей Курильской десантной операции – занятие остальных островов не потребовало от советских войск такого напряжения сил.

    Важнейшим направлением оставался Корейский полуостров, куда и были обращены основные силы морской пехоты Тихоокеанского флота. Главной задачей флота на этом направлении являлся срыв эвакуации японских войск и материальных ценностей в Японию, что достигалось не только осуществлением морской и воздушной блокады, но и захватом портов. Первым таким портом стал Юки, который находился ближе остальных к советской границе. Операция по его захвату началась 11 августа после двух суток нещадной бомбежки, которую провели штурмовые и бомбардировочные полки авиации флота. В семь часов вечера в порту высадился 140-й разведывательный отряд Героя Советского Союза старшего лейтенанта Виктора Леонова, который обнаружил отсутствие японцев, которые к тому времени уже покинули порт. На следующий день в порт вошли сухопутные войска, которые наступали вдоль побережья. В тот же день разведотряд Леонова перешел в порт Расин, который, как и Юки, подвергался бомбардировкам со стороны советской морской авиации. Здесь после нескольких мелких стычек японцы отошли. Потери японцев составили 277 человек убитыми, тогда как с нашей стороны погибших на берегу не было. Окрыленное такими успехами командование ТОФ решило высадить следующий десант – в порт Сейсин.

    Днем 13 августа в порт вошли торпедные катера с разведчиками 140-го отряда и ротой автоматчиков 13-й бригады морской пехоты. Они быстро овладели причальными сооружениями и выдвинулись в примыкающие к порту кварталы. Японцы были ошеломлены такой дерзостью малочисленного советского десанта и поэтому на первых порах не смогли организовать достойного сопротивления. Однако к вечеру японцам удалось отсечь десант от моря, в результате чего сразу сложилась критическая ситуация, угрожающая гибелью всего десанта. Всю ночь десантники отбивали атаки японцев, экономя боеприпасы. Утром на причалы порта высадился 355-й батальон морской пехоты майора М. П. Бараболько, который сразу вошел в город, но соединиться с ранее высаженными силами так и не смог, и к вечеру всем стало ясно, что критическая ситуация сохранилась. Только днем 15 августа в порт начала высаживаться 13-я бригада морской пехоты – около пяти тысяч человек. 16 августа высадился третий эшелон десанта, в котором было много орудий, минометов, автомашин и танков. После этого сопротивление японцев было наконец-то сломлено. 17 августа японцы начали массово сдаваться в плен.

    14 августа в числе прочих в составе 355-го батальона морской пехоты в Сейсин высадилась санитарка батальона Маша Цуканова. Девушка, которой тогда было всего двадцать лет, под вражеским огнем оказывала медицинскую помощь раненым сослуживцам. Благодаря её исключительной смелости, 52 раненых морских пехотинца не только получили первую помощь, но и были эвакуированы с поля боя! Но так случилось, что она была дважды ранена и в бессознательном состоянии попала в руки японцев. Издеваясь над советской девушкой, враги изрезали её ножами, выкололи глаза… 14 сентября 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с японскими империалистами и проявленные при этом отвагу и геройство» красноармеец Мария Никитична Цуканова посмертно была удостоена звания Героя Советского Союза.

    После захвата Сейсина командующий ТОФ адмирал И. С. Юмашев поставил задачу на захват остальных важных портов, контроль над которыми делал бы невозможной эвакуацию японцев. Одним из таких портов стал Дзёсин, куда 19 августа был высажен 77-й батальон 13-й бригады морской пехоты. Никакого сопротивления батальон так и не встретил – оказалось, что Дзёсин скорее походил на рыбацкую деревушку, чем на порт, достойный такого высокого внимания.

    Утром 21 августа в порту Гензан был высажен разведотряд Виктора Леонова, а к обеду – подразделения 13-й бригады морской пехоты. Хоть японские войска и не оказывали сопротивления, но и о капитуляции говорить отказывались – выжидали ясных приказов от своего командования. После напряженных переговоров командиров японского гарнизона и руководства советского десанта к исходу следующего дня японцы начали сдаваться. В итоге капитулировало около шести тысяч человек.

    * * *


    Закончилась война, и, казалось бы, нужно было жить мирной жизнью, но желания – это одно, а реальность – это совсем другое. Осенью 1945 года, сразу после окончания Второй Мировой войны, на Сахалине формируется новая 15-я бригада морской пехоты (второго формирования), в состав которой входило три батальона морской пехоты. Чуть позже бригада будет свернута до батальона – 98-го.

    К 26 ноября того же года в Порт-Артуре формируется 16-я бригада морской пехоты в составе 69-го, 96-го и 97-го батальонов морской пехоты.

    Но и этого оказывается мало, и 19 января 1946 года на Камчатке формируется еще одно соединение морской пехоты Тихоокеанского флота – 14-я бригада (второго формирования), в составе которой было пять батальонов – 79-й, 80-й, 81-й, 82-й и батальон автоматчиков.

    Понятно, что вся эта десантная мощь была нацелена только на одного соседа, с которым так и не был заключен мирный договор. И очевидно, что руководство СССР создавало условия, при которых переговорный процесс, или как сейчас принято говорить, «политический диалог», шел бы более конструктивно под нажимом нескольких бригад морской пехоты, нависающих над островами метрополии.

    Правда, в сентябре 1947 года на ТОФе была расформирована 13-я гвардейская бригада морской пехоты — после того, как она была выведена из Кореи. Однако процесс совершенствования структуры сил флота на этом не закончился, и 1 ноября 1951 года на острове Русский формируется еще одна бригада – 120-я отдельная бригада в составе 354-го, 609-го и 610-го батальонов морской пехоты.

    Следующие четыре года прошли относительно спокойно, но в 1955 году по флоту прокатилась волна массовых сокращений. В октябре был расформирован 355-й гвардейский батальон морской пехоты Шкотовского сектора береговой обороны. В ноябре уходят в небытие 365-й гвардейский батальон в Советской Гавани и 98-й батальон на Сахалине. В декабре канут в Лету 364-й батальон Владимиро-Ольгинской военно-морской базы и 120-я бригада морской пехоты на острове Русский, и наконец разгром завершается в июле 1956 года, когда на Камчатке прекращает своё существование 14-я бригада.

    Последующие восемь лет в СССР фактически не было морской пехоты.

    * * *


    Еще в 1957 году находящаяся на Сахалине 342-я стрелковая дивизия переформировывается в 56-ю мотострелковую дивизию. Её 357-й стрелковый полк становится 390-м мотострелковым полком. Чуть выше я просил запомнить этот полк, когда шло повествование о том, как 357-й полк в 1945 году был переброшен из Владивостока в порт Маоко на Сахалин.

    И вот, директивой главкомата сухопутных войск ОШ/2/285110 от 19 июля 1963 года 390-й мотострелковый полк выводится из состава 56-й мотострелковой дивизии, преобразуется в 390-й отдельный полк морской пехоты и передислоцируется в населенный пункт Славянка на юге Приморского края. На Сахалине полк оставляет всю свою тяжелую технику за исключением самоходных противотанковых орудий СУ-100 и переходит на новое «место жительства». Уже в Славянке полк получает на вооружение плавающие бронетранспортеры БТР-60П и плавающие танки ПТ-76. Первым командиром полка назначается подполковник Михаил Алексеевич Степанов.

    С 1967 года на базе 390-го полка морской пехоты и других частей ТОФ формируется соединение морской пехоты – 55-я дивизия.

    Для формирования дивизии привлекались даже подразделения морской пехоты с других флотов, Так, 61-й полк морской пехоты Северного флота и 336-й полк морской пехоты Балтийского флота направили на Дальний Восток по одной роте. В результате к концу 1968 года 55-я дивизия морской пехоты была сформирована. В последующие сорок лет это была единственная дивизия морской пехоты в Вооруженных Силах СССР.

    Дивизия получила в свой состав 106-й, 165-й и 390-й полки морской пехоты, 150-й танковый полк, 129-й реактивный артиллерийский дивизион, 331-й самоходно-артиллерийский дивизион, 336-й зенитно-артиллерийский дивизион, 509-й отдельный инженерно-десантный батальон, 263-й разведывательный батальон, 1484-й батальон связи, 240-й ремонтно-восстановительный батальон, 82-ю медицинскую роту, 68-ю автомобильную роту, 5-ю роту химической защиты и некоторые другие подразделения.

    Дивизия приступила к выполнению задач по предназначению – несение боевой службы на десантных кораблях Тихоокеанского флота в различных регионах мира. Ротами и батальонами морские пехотинцы по много месяцев проводили вдали от родных берегов, выполняя важнейшие задачи командования. Зачастую подразделения морской пехоты прямо участвовали в боевых операциях с риском для жизни. К примеру, в 1969 году подразделения 1-го батальона морской пехоты под командование подполковника Н. И. Николаенко, находясь на боевой службе в Сомали, взяла под свою охрану важные объекты, что обеспечило устойчивость революционного правительства в сложной политической обстановке.

    Всего дивизия выполнила 46 боевых служб, самая длинная из которых продолжалась 14 месяцев.

    Военнослужащие 390-го полка морской пехоты в Эфиопии. Фото предоставлено музеем отдельной бригады морской пехоты ТОФ.

    Всё это время шел процесс совершенствования организационно-штатной структуры соединения и выработка новых форм и методов ведения боевых действий. Так, в 1970 году разведывательные подразделения дивизии и один батальон 165-го полка приступили в воздушно-десантной подготовке на постоянной основе – морские пехотинцы учились прыгать с парашютом и высаживаться «по-штурмовому» с вертолетов. Позже 1-й батальон 165-го полка будет преобразован в десантно-штурмовой батальон и станет настоящей гордостью всей дивизии.

    В 1973 году по итогам комплексной проверки 390-й полк морской пехоты Приказом Главного командования Военно-морского флота СССР № 0337 от 30 ноября был награжден переходящим призом ГК ВМФ за первое место среди частей ВМФ по тактической и огневой подготовке. Это говорит о том, что морские пехотинцы Тихоокеанского флота были ЛУЧШИМИ во всем Советском ВМФ!

    В конце семидесятых – начале восьмидесятых годов артиллерийские и зенитные дивизионы были развернуты в полки, и, таким образом, в соединении появились 921-й артиллерийский полк и 923-й зенитно-ракетный полк. Медрота стала 316-м отдельным медицинским батальоном, а части хозяйственного назначения были сведены в 398-й батальон материального обеспечения. Как отдельное подразделение появился 1623-й противотанковый дивизион.

    На вооружении в дивизии находились бронетранспортеры БТР-60 различных модификаций, плавающие танки ПТ-76, средние танки Т-55АМ, боевые машины пехоты БМП-1, самоходные гаубицы 2С1 «Гвоздика», реактивные системы залпового огня «Град», противотанковые пушки МТ-12 «Рапира», зенитные самоходные артиллерийские установки ЗСУ-23-4 «Шилка», зенитно-ракетные комплексы «ОСА-АКМ» и многое другое вооружение.

    В ходе несения боевых служб морским пехотинцам приходилось выполнять задачи по эвакуации советских граждан из различных «горячек точек». В частности, 20 ноября 1977 года морские пехотинцы Тихоокеанского флота обеспечивали безопасную эвакуацию советских специалистов и оборудования из Могадишо (Сомали) на борт большого десантного корабля «50 лет шефства ВЛКСМ», а годом позже обеспечили эвакуацию передовой базы материально-технического обеспечения и узла связи и Берберы (Сомали). Также в 1978 году рота морской пехоты обеспечивала безопасность эвакуации советского посольства из порта Массу в Эфиопии. В восьмидесятые годы сводный отряд 55-й дивизии морской пехоты выполнял боевую задачу на военно-морской базе Камрань во Вьетнаме.

    Хоть и работала советская морская пехота практически во всех уголках мира, но беда пришла, откуда не ждали…

    * * *


    К 1994 году дивизия морской пехоты, как и все воинские части того лихого времени, была лишена должного финансирования, обеспечения и пополнения. Это было время, когда армия оказалась гонимой общественным мнением новых демократов, а престиж службы упал ниже плинтуса. Люди массово увольнялись, ища себя в коммерции или криминале. На службе оставались самые идейные защитники Родины. И вот на их плечи легла беда – после первых поражений Российской Армии в самом начале «операции по наведению конституционного порядка в Чеченской Республике», на Тихоокеанский флот пришел приказ подготовить и отправить в Чечню полк морской пехоты.

    Рассказывает полковник в отставке Сергей Кондратенко, председатель Владивостокского городского совета ветеранов, в то время заместитель командира 55-й дивизии морской пехоты.

    — Исход дела решали даже не дни, а буквально часы, — говорит Сергей Константинович. — Нам нужно было отправить в Чечню полноценный полк со всеми средствами усиления, провести боевое слаживание подразделений, провести ротные и батальонные занятия. Для пополнения 165-го полка личным составом нам разрешили взять людей из других подразделений дивизии и других частей флота. С каждым прибывшим флотская комиссия проводила беседу, смотрели, на что он способен – ведь понятно, что каждая часть дала нам не лучших своих специалистов, а как это часто бывает, «вот вам Боже, что нам не гоже». Многих людей мы отсеяли еще на этапе отбора по моральным критериям, по здоровью, по личному нежеланию. Те же, кто был зачислен в полк, впоследствии в полной мере проявили себя как настоящие бойцы! Командиром 165-го полка был полковник Александр Федоров, начальником штаба полка подполковник Александр Рытников, затем его сменил Михаил Плешко. Вооружили полк как могли, придав ему максимально возможную огневую мощь. В каждом батальоне была артиллерийская батарея орудий «Нона-СВК», зенитный взвод, позже мы ввели в каждый батальон по минометному взводу из трех минометов калибра 82 миллиметра. С собой брали всё – палатки, печки и даже дрова! 13 января 1995 года мы были уже в Грозном. Сказать, что там был бардак — это не сказать ничего! Полк был придан группировке «Запад», которой командовал генерал Бабичев. И мы пошли в город – улица Хабаровская, автостанция, Черноречье, Алды. Условия не позволяли организовать нормальный отдых людей, плюс ко всему в январе мы встретили непривычную для себя мокрую погоду. Ноги постоянно мокрые, в итоге у нас появилось очень много больных – люди просто-напросто простывали. А при этом полк воевал – постоянно вёл штурмовые действия, выбили врага с территории карбидного завода. Позже я стал заниматься обменом пленных, сбором оружия, участвовал в переговорах с Асланом Масхадовым. В конце апреля на замену пришел 106-й полк, в который помимо тихоокеанцев входили батальоны североморцев и балтийцев. Война в Чечне забрала у нас 63 жизни…

    После города Грозный 165-й полк переместился южнее и приступил к последовательному захвату высот, которые примыкали к городу с юго-восточной стороны. Снова передаю слово полковнику Кондратенко:

    — Эти высоты имели стратегическое значение в масштабах войны в Чечне и являлись основным естественным препятствием, затрудняющим продвижение наших войск от Грозного в юго-восточные районы Чечни. В конце января — начале февраля наше командование уже предпринимало попытку к овладению этими горами. Батальон 245-го мотострелкового полка захватил их, но боевики выбили батальон с гор, при этом мотострелки понесли тяжелые потери.

    Нашему ДШБ предстояло в пешем порядке выдвинутся от полевого стана в горы и захватить ключевые высоты этого горно-лесистого массива. Каждую роту в горы сопровождали и выводили проводники из бригады специального назначения Приволжского военного округа, которые заранее скрытно обследовали район предстоящих боевых действий.

    С утра небо затянуло тучами, было пасмурно и сыро. Температура воздуха была около нуля градусов. Часам к одиннадцати дня, к тому времени когда колонна техники ДШБ прибыла к полевому стану, начал накрапывать мелкий нудный дождь.
    Сойдя с техники, личный состав поротно расположился вдоль арыка. В короткое время все промокли и, соответственно, прозябли. Кое-где матросы пытались разжечь костры, но мокрые дрова плохо горели и поэтому кроме дыма ничего не давали. Личный состав подразделений, в предвидении длительного тяжелого марша в горах, был одет легко. Некоторые матросы даже отстегнули теплые подкладки у зимнего обмундирования, а на кое-ком из наиболее лихих матросов был надет поверх летнего обмундирования только сетчатый КЗС. Матросы до предела были навьючены боеприпасами. Даже продовольствию в вещевых мешках зачастую не находилось места, предпочтение отдавалось патронам и гранатам.

    Часов в одиннадцать в горы пошла вторая рота, ей предстояло захватить высоты 303,8 и 311,2 расположенные в 1-1,5 километрах восточнее поселка Пригородное. Второй роте для того, чтобы добраться до этих высот, нужно было пройти километров пять. Затем в горы вышла первая рота, а через некоторое время и третья. Командир третьей роты старший лейтенант Олег Токаренко перед началом движения роты попросил меня, чтобы я по традиции парашютистов хлопнул его по плечу – на удачу. Я хлопнул его и сказал:

    — Пошел!

    Ротные колонны скрылись за электрической подстанцией, находящейся метрах в 500 от полевого стана, и начали подниматься в горы. Морось усилилась, было видно, как над горами, которые предстояло захватить подразделениям ДШБ, все сильнее и сильнее сгущались тучи.

    Планировалось, что вслед за ротами, как только они займут ближние высоты горного массива, мы должны были отправить технику подразделений в горы. Бронетранспортеры были загружены боеприпасами, продуктами, теплыми вещами, палатками и другим имуществом, необходимым подразделениям для боя и жизни в горах. После того, как подразделения поднялись по пастбищам до кромки леса и скрылись из вида, начальник инженерной службы полка майор Живаев выехал вслед за ними на разведку маршрутов для техники. Через некоторое время он вернулся с неутешительной вестью. Из-за дождя почва на склонах гор размокла, и крутые проселочные дороги, ведущие в горы, стали непроходимыми для наших бронетранспортеров. К тому же, Живаев не смог переехать через глубокую канаву, идущую параллельно склону и разделяющую горное пастбище на две части. Объехать эту канаву он также не сумел.

    Это сообщение майора Живаева нас очень обеспокоило, т. к. было видно, что в горах дождь перешел в снег. Нам снизу было хорошо видно, как горы начали белеть. Командир батальона сообщил нам по радио, что в горах пошел снег. Мы прекрасно понимали, что значит понижение температуры для промокших и легко одетых матросов…

    * * *


    Еще до подхода к подножию горы первую десантно-штурмовую роту 165-го полка морской пехоты Тихоокеанского флота застал холодный дождь. Люди, которые были одеты в лёгкую одежду ввиду предстоящего тяжелого подъема в крутую гору, промокали насквозь, стучали зубами. На каждом было нагружено более чем по 20-25 кг боеприпасов и оружия. Мальчишки.

    Март 1995 года. Чечня.

    Вперед ушел головной разведдозор, после чего офицеры начали поднимать людей.

    — Подъём! Чего сидим? Вперед!

    Тропа шла вверх. Дождь перешел в мокрый снег. Всех без исключения трясло от холода, и спасение было только в движении. Но и движение имеет предел. Шли уже больше десяти часов, каждую минуту ожидая завязки боя с чеченскими боевиками.

    А когда рота останавливалась на короткие привалы, люди просто падали и тут же засыпали — от смертельной усталости, от запредельных перегрузок. Офицеры поднимали матросов — нужно было идти наверх. На вершину горы.

    И уже почти у самой вершины, через десять часов утомительного подъема один из матросов не встал.

    Думали, что он не хотел просыпаться.

    Санинструктор бил его по щекам, потом делал искусственное дыхание и прямой массаж сердца…

    Но всё было тщетно. Парень умер от остановки сердца — от смертельной перегрузки… на войне ведь все смерти по-своему нелепы. Позже на этой горе погибнут еще несколько морских пехотинцев ТОФ. Но первая жертва заставила всех оцепенеть от столь ясного проявления потусторонней мистики.

    По одной из версий произношения эта гора называется Сурин-Корт.

    Погибшего матроса звали Вячеслав Сурин.

    * * *


    После того, как горно-лестной массив был захвачен, на нем расположился наблюдательный пункт 165-го полка, откуда хорошо просматривалась гора Гойтен-Корт, которую еще только предстояло захватить. В какой-то момент по наблюдательному пункту открыла огонь чеченская 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2, расположенная в укрытии на Гойтен-Корте. Хоть дальность стрельбы составляла четыре километра, все же чеченские артиллеристы били очень точно, создав угрозу уничтожения наблюдательного пункта полка. Для её нейтрализации была задействована единственная 100-мм противотанковая пушка МТ-12 «Рапира», которая имелась в распоряжении морских пехотинцев. Далее состоялась настоящая артиллерийская дуэль, в ходе которой две пушки, которые считаются очень точными (они же предназначены для точной стрельбы по маневрирующим танкам) били друг в друга. Но «Рапира» и её артиллеристы, которыми командовал капитан Константин Барчевский, оказались точнее и проворней – чеченский расчет и пушка были поражены нашим орудием. В итоге вражеское орудие позже было захвачено в неисправном состоянии и вывезено во Владивосток, а сейчас чеченское орудие скромно стоит на площадке музея «Владивостокская крепость» на Безымянной батарее и на её откатнике виден результат воздействия «Рапиры». Хотя почему-то экскурсоводы или не знают судьбу орудия, или просто обходят её стороной. А ведь это есть памятник высокой военной выучке наших морских пехотинцев!

    За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевых задач в Чеченской Республике, более 2000 военнослужащих дивизии были награждены орденами и медалями, а пять человек были удостоены высокого звания Героя России (посмертно) – лейтенант Владимир Боровиков, майор Павел Гапоненко, прапорщик Андрей Днепровский, мичман Андрей Захарчук и старший лейтенант Сергей Фирсов.

    Из боевой командировки 165-го и 106-го полков морской пехоты Тихоокеанского флота в Чечню назад не вернулись: Антонов Владимир, Ахметгалиев Роберт, Бетхер Евгений, Болотов Олег, Боровиков Владимир, Бровкин Игорь, Бугаев Виталий, Буквецкий Андрей, Варгин Василий, Выжимов Вадим, Галатов Юрий, Гапоненко Павел, Голубов Олег, Гусев Михаил, Дедюхин Игорь, Десятник Александр, Днепровский Андрей, Дондуп Чайган, Жук Антон, Загузов Владимир, Захарчук Андрей, Зубарев Юрий, Ипатов Сергей, Казаков Александр, Калиманов Виктор, Кандыбович Николай, Караваев Алексей, Кацендорн Евгений, Комков Евгений, Кондратенко Евгений, Коноплев Андрей, Кузнецов Андрей, Лобачев Сергей, Лозгунов Евгений, Лысенко Юрий, Макунин Андрей, Мешков Григорий, Непрокин Евгений, Новосельцев Николай, Осаулко Олег, Осипов Сергей, Пельменев Владимир, Плешаков Александр, Подвальнов Сергей, Положиев Эдуард, Попов Владимир, Русаков Максим, Русанов Алексей, Семенюк Владимир, Скоморохов Сергей, Сошелин Андрей, Стрельников Владислав, Сурин Вячеслав, Сухоруков Юрий, Танаев Василий, Третьяков Сергей, Фирсов Сергей, Форрат Василий, Фролов Александр, Фурзиков Алексей, Харламов Андрей, Шудабаев Руслан, Шутков Владимир. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ!

    * * *


    В 2009 году дивизия морской пехоты была переформирована в отдельную бригаду морской пехоты. Еще одна бригада морской пехоты была развернута на Камчатке (бывшая «Чапаевская» мотострелковая дивизия).

    Сегодня морские пехотинцы достойно продолжают традиции своих отцов – участвуют в различных учениях с реальной высадкой на необорудованное побережье, в рамках международного военного сотрудничества гостят в дружественных государствах, оттачивают воинское мастерство. Достойно воины бригады представляют соединение и на различных спортивных мероприятиях, в том числе международного уровня – в бригаде проходят службу не только чемпионы России по отдельным видам спорта, но и есть даже свой чемпион мира – офицер Шамиль Абдуллаев, который выступает в смешанных боевых единоборствах по версии ММА. На днях он одержал убедительную победу на прошедшем во Владивостоке международном турнире по панкратиону, «уложив» своего украинского соперника.

    Источник: politarktika.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2016